RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Какие смыслы стоят за костюмами в сериале "Неортодоксальная"

04 мая 2020

Сериал "Неортодоксальная", снятый по мотивам автобиографической книги Деборы Фельдман «Неортодоксальная: скандальный отказ от моих хасидских корней», продолжает лидировать в рейтинге Netflix. И если вы еще его не видели, посмотрите непременно – и прочтите интервью художницы по костюмам Джастин Сеймур, которая рассказала о скрытых смыслах одежды главных героев.

В "Неортодоксальной" есть сцены, которые останутся в вашем сознании еще надолго после того, как вы перестанете смотреть сериал. Это, например, сцена свадьбы главной героини Эстер Шапиро, 19-летней еврейки, живущей  в хасидской общине в Уильямсберге. Платье Эсти с высокой горловиной и инкрустированной жемчугом огромной  юбкой буквально поглощает ее – это метафора будущей, словно в клетке, жизни в строгой сатмарской общине Уильямсберга, которая ждет ее впереди.

Любопытно, что платье девушки не белое, как принято на свадьбах – оно серое, приглушенное. Такой неяркий цвет выбран художницей по костюмам Джастин Сеймур неслучайно – он символизирует ограничения, которые накладывает на жизнь героини ее брак с Янки Шапиро. «Я придерживалась приглушенной палитры 70-х годов, так что жизнь в еврейской общине выглядит так, как будто солнечный свет не может проникать через окно», – говорит Джастин Сеймур. Свадебное платье Эсти, которое Сеймур нашла на eBay, переработано в соответствии с миниатюрными пропорциями актрисы Шира Хаас и покрыто жемчугом как символом богатства. Но винтажное свадебное платье потребовало совсем немного изменений по сравнению с мужской одеждой в сериале.

Сорок пять штраймлей – норковые шапки, которые мужчины-хасиды носят только в трех случаях  – на свадьбу, в субботу или когда встречаются с ребе – пошиты вручную,  с использованием искусственного меха. «Мне пришлось лакировать и лепить вручную буквально каждый головной убор. Они выглядят фантастически и как будто противостоят реальному миру», – говорит Сеймур о процессе расчесывания головного убора в форме пончика, который стал ее ежедневным ритуалом во время съемок.

Джастин Сеймур признается, что бюджет на костюмы был совсем небольшой – тем не менее, от нее не ускользнула ни одна деталь. Например, мы видим, что девушки, живущие в хасидской общине, носят отстегивающиеся воротники и разноцветные платки, которые они используют для придания индивидуальности своей достаточно серой и сдержанной униформе. Эти вещи Сеймур почерпнула, наблюдая за жизнью общины в Уильямсберге. Так, художница провела неделю, наблюдая за общиной Сатмар и изучая их одежду в магазинах галантереи (единственное место, где можно найти торжественную одежду сообщества Сатмар). «Мне было довольно трудно, потому что это очень замкнутое, сплоченное общество, которое плохо реагирует на наблюдения за собой», – говорит Сеймур. Она вспоминает, как мужчины закрывали свои лица, чтобы не смотреть на нее – блондинку с красной помадой на губах. 

После того, как художница купила много мужских курток и рубашек в сети G&G Clothing, продавец быстро распространил фотографию Сеймур. Другие магазины галантерейных товаров в Уильямсберге тут же отказались обслуживать подозрительную британку, и Сеймур пришлось отправить более нейтрального внешне покупателя, чтобы купить ей костюмы. «Я не могла обмануть зрителя и купить одежду в другом месте, потому что еврейский обычай застегивания верхней одежды – это пуговица справа налево», – объясняет она. Художнице также приходилось находить альтернативные варианты "добычи" одежды… «Мусульманские магазины в турецкой общине продавали одежду, наиболее близкую к еврейской», – вспоминает она о необходимости думать нестандартно во время подготовки к съемкам.

Внутренние и внешние трансформации начинают происходить с героиней в Берлине, куда Эсти бежит в поисках свободы. В Берлине Эсти оживает, и все настроение сериала соответственно меняется. «Зритель может легко понять это благодаря появлению яркой одежды», – говорит Сеймур. Эсти начинает одеваться так же, как ее новые друзья, студенты консерватории – яркие украшения, рюкзаки и обувь на каблуках. Есть две великолепных момента, которые символизируют освобождение Эсти: когда она снимает парик, купаясь в озере, и когда примеряет  в магазине свои первые в жизни джинсы. Джастин Сеймур говорит, что критики высмеяли то, как Эсти выбирала деним в немецком благотворительном магазине Humana.

«За эту сцену нас критиковали, но нужно понять: смотреть, как кто-то примеряет гору джинсов – это не для развлечений. Также меня критиковали евреи, которые указали, что Эсти не должна была носить традиционное субботнее платье, когда она убегала из Сатмар в будний день. «Но в нашем сериале у одежды есть отдельная сюжетная линия и отдельная, очень важная, роль». В финальной сцене Эсти носит зеленое платье с цветами, которое показывает ее декольте – маркер того, как далеко она продвинулась, и что ее ждет новая жизнь.

Но самое удивительное, продолжает Джастин Сеймур, заключается в том, что община Сатмар никогда не увидит "Неортодоксальную".  «Момент в сериале, когда Эсти сбита с толку компьютером, не выдуманный. Ультраортодоксальным евреям запрещен интернет». Художница была крайне удивлена, увидев, что в местных газетах в Уильямсберге вообще нет фото людей; и тем, как общество хасидов отреагировало на нее, когда она пыталась погрузиться в еврейскую культуру. «Для меня стало огромной привилегией открыть этот мир», – делится она. «Но, в конечном счете, «Неортодоксальная» – это история женщины, которая отрывается от сообщества, но это сообщество не хочет, чтобы его люди жили другой жизнью, и даже не хочет знать об этой жизни ничего».

По материалам Vogue.co.uk

сериалы ·

Еще в разделе Кино

Популярное