search Created with Sketch.
Suzy Menkes Международный редактор VOGUE
РУС ENG

Интервью Сьюзи Менкес с Викторией Бекхэм

07 июля 2015

Сьюзи Менкес: Виктория, вы прошли длинный путь от певицы до уважаемого фешн-дизайнера. Как это было, что для вас это значит сегодня?

Виктория Бекхэм: Я люблю то, что я делаю. Я люблю моду. Я всегда хотела ею заниматься и чувствую себя очень счастливой, поскольку у меня за плечами не только удачная карьера в Spice Girls, но есть и другая карьера. Я очень много учусь и люблю то, что делаю. Я хочу вдохновлять женщин. Я хочу, чтобы женщины ощущали себя лучшими версиями себя, чтобы они были уверенны в себе и мне очень повезло любить свою работу, работать в индустрии с такими прекрасными людьми. Как я говорила, это путешествие для меня, я каждый день учусь.

С.М.: Женщины-дизайнеры очень часто создают одежду под себя. Это не критика. Коко Шанель тоже так поступала. Чувствуете ли вы, что ваша одежда предназначена для кого-то с похожим на ваш образом жизни или она выходит за эти рамки?

В.Б.: Я создаю одежду, которую сама хочу носить, но я также создаю одежду, которую я бы мечтала одеть. Я не настолько молода, как когда-то, и я не всегда  могу позволить себе все вещи, которые создаю. Но я знаю, что чувствую своих клиентов очень хорошо и создаю именно то, что они хотят. В то же время, я четко вижу свой образ. Я создаю одежду для женщины, которая любит и ценит моду и роcкошь, кого-то, кто хочет ощущать себя своей лучшей версией.

С.М,: То есть, это также для женщины, возможно непохожей на вас, но такой, у которой есть четверо детей и много обязанностей. Выходить в свет и быть гламурной - это часть вашей работы. Как вы считаете, пригодится ли это для женщин, которые воспитывают детей?

В.Б.: Абсолютно! Когда я, например, работаю над аксесуарами, я стараюсь сделать то, что женщина сможет носить каждый день. Сколько детских вещей я смогу вместить в эту сумку!

С: Давайте вернемся к ранним годам. Как вы одевались, когда были участницей женской поп-группы? Давайте вернемся в 90-е - расскажите нам о них.

В.Б.: Я носила много вещей из ПВХ в те дни, много push-up топов и синтетических комбинезонов, много высоких каблуков и коротких юбок - но я не слишком заморачиваюсь по этому поводу. Все было хорошо в то время. Это сделало меня тем, кто я есть сейчас. Это, конечно, не значит, что я буду носить такую одежду сейчас. 

С.М.: Скажите, почему? Потому что вам сейчас 41?

В.Б.: Потому что во-первых они отвратительны!... 

С: И возраст здесь ни при чем?

В.Б.: Ты становишься старше, ты меняешься, у тебя четверо детей, я не ношусь по сцене и не должа больше беспокоиться по поводу сценического образа как когда-то. Но вы знаете, мне было 18, а сейчас мне 41. Я одеваюсь совершенно иначе, но я всегда была posh spice, всегда любила дизайнерскую одежду, так что я всегда любила роскошь и моду.

С.М.: Также вы - жена известного мужа, есть ли у вас специальная одежда для его мероприятий?

В.Б.: Я создала фирменный образ очень рано, когда только начинала работать в индустрии моды. Облегающее платье, которое подчеркивает нужные изгибы, с сексуальньной молнией на спине. Многие дизайнеры тратят много времени на поиск фирменного образа, а я создала его очень быстро, потому что это был образ, который люди асоциировали со мной.

Я до сих пор думаю, что эти платья идеальны для вечерних свиданий - они стройнят, они сексуальны и придают женщине уверенности в себе. Они обольстительны и очень плотно облегают фигуру, поэтому в сочетании с сексуальными высокими каблуками, я думаю, это именно тот образ, который нравится мужчинам. Дэвид мне обычно говорит, если что-то не так, и я думаю, ему нравится, когда я одеваюсь таким образом - он говорит мне, что ему нравится.

С.М.: Теперь у вас есть магазин в Лондоне, и это был еще один большой шаг. Я видела, как вы усердно работали над его созданием. Как-то я застала вас, когда вы работали на лестнице в футболке и кроссовках. Расскажите нам о магазине и планируете ли вы открывать новые бутики?

В.Б.: Магазин открыт почти год и это был огромный успех. Я тесно сотрудничала с Фаршид Муссави, архитектором, и мы создали магазин вместе. У меня было свое видение, и у нее тоже. Фаршид никогда ранее не работала над дизайном магазинов и мне это понравилось. Она сильная женщина с сильной позицией и она любит моду. Я думаю, что опыт покупки в моем магазине сильно отличается от других.

Так я представляла себе магазин-флагман. Будут еще бутики. Второй будет открываться в Гонгконге в первом квартале следующего года. Мы также собираемся открываться в Нью-Йорке, Майами, Лос-Анджелесе и Париже. Но в то же время, мы создаем магазины внутри магазинов. Я только что открыла один в Harrods, и у нас есть пара в Париже. Так что в этом году мы сосредоточимся на ритейле. 

С.М.: Вы многое узнали, наблюдая за продажами? Теперь вы сразу понимаете, что женщины хотят купить? Я знаю, что вы иногда ходите в магазин и даже иногда общаетесь с покупателями.

В.Б.: Это чудесно. Я стараюсь это выяснять не только в моем магазине, но и работая с моими партнерами по ритейлу по всему миру, это может быть и Китай, Америка, Париж. И я работаю тесно не только с партнерами по ритейлу, но и с моими клиентами, потому что, как я уже говорила, я занимаюсь тем, чем занимаюсь, потому что хочу дать моей покупательнице то, чего она хочет. Я могу сказать “what she really, really really wants!” (текст из песни Spice Girls. – Прим. редактора).

Я хочу знать, как она чувствует себя в одежде, в определенных тканях, что ей нравится в своей фигуре, что нет. И я люблю заниматься подобными вещами. Это то, что я всегда делала правильно и буду продолжать делать.

С.М.: Не хочу показаться грубой, но это факт: Лондон породил чрезвычайно большое количество талантливых дизайнеров, которые учились в фешн-школах, Central Saint Martins самая известная, но есть также и другие. Я только что смотрела коллекции выпускников. Вы не учились в подобном заведении. Вы не чувствуете, что это упущение? Вы когда-либо задумывались о том, чтобы сделать шаг назад и пройти подобный курс сейчас?

В.Б.: Я мыслю шире. И я училась, работая на другие бренды перед тем, как создать свой. Я работала над дизайном очков для Linda Ferrow и продюсировала капсульную коллекцию денима с Rock & Republic, так что я первые несколько лет приобрела огромный опыт, перед тем как открыть свое дело.

Когда люди спрашивают, есть ли у меня советы для молодых дизайнеров, то лучший совет - это работать с кем-то еще, когда ты распоряжаешься чужими деньгами. Очень дорого начинать дело самому. Я очень многому научилась от профессионалов, которыми была окружена, и продолжаю много учиться, я никогда не претендовала на то, что знаю все, у меня есть отличная команда, с которой я тесно работаю и продолжаю учиться.

Я бы хотела вернуться назад и пойти в фэшн-школу, но с бизнесом такого размера, как у меня есть сегодня, имея четырех детей, это просто невозможно. Я словно прошла школу другим путем. Я думаю, это круто: развиваться таким образом, мыслить вне рамок и делать все по-другому.

С: Вы очень активны в социальных медиа и, кажется, заставили их работать на себя. Вы целенаправлено продвигали себя в соцсетях или так получилось само собой благодаря вашей популярности?

В.Б.: Если суммировать все площадки, у нас есть 30 миллионов подписчиков. Это огромная цифра. И я думаю, что люди так откликнулись на мой бренд, потому что я работаю со своими клиентами по принципу “оставайся честна перед собой”. Я не пытаюсь быть кем-то другим. Я очень искренна.

С: Вы говорите о смешных фотографиях собачек. кошечек и вещей?

В.Б.: Да. Я имею в виду, что я запощу фото моей собаки с накрашенными ногтями, а потом я сообщу моим клиентам, что новая коллекция уже в магазине. Это важно, чтобы клиенты и фаны меня знали лучше, потому что это то, что люди любят. Это по-настоящему. Я не пытаюсь быть кем-то другим.

С:  Вы также стараетесь помогать другим людям. Мы видим по ту сторону вашей славы, что вы много занимаетесь благотворительностью, о которой мы не так много знаем.

В.Б.: Да. Мы с Дэвидом много занимались благотворительностью. Я была членом фонда Elton John AIDS в течении многих лет. Я думаю, мы с Дэвидом работали с Элтоном Джоном и Дэвидом Фернишем около двадцати лет. И потом, когда мне почти исполнилось 40, я поняла, что хочу создать что-то еще, что я хочу отдавать, но не знаю как.

А потом как-то раз я просто завтракала с Анной Винтур в ее офисе, сказала, что мне скоро 40 и она была очень удивлена, и я сказала, что хочу что-то делать и как-то участвовать в благотворительности, и в то время мы работали над проектом “Рожденный свободным” (Born Free). И она сказала: “Моя команда на следующей неделе едет в Африку. Поехали с нами”. И я воспользовалась шансом, поехала в Африку, и пока я была там, я познакомилась с несколькими другими организациями, и я начала работать с UNAids, и после работы с ними меня пригласили стать Мировым послом доброй воли, что было большой честью для меня, мне очень понравилось.

Я учусь и езжу в разные поездки, пытаюсь понять, что еще я могу сделать.  Мне это очень нравится. И в этом во всем, должа признаться, Дэвид меня очень вдохновлял. Он очень много занимается благотворительностью - он давно и очень много делает для других. Он действительно вдохновляет и направляет меня, помогает понять, что я могу еще сделать. Так что я должна поблагодарить его за это.

С.М.: Не могли бы вы более подробно рассказать о том, что именно вы делаете?

В.Б.: Последний проект, в котором я была задействована - работа с организацией Mothers to Mothers. Они собирают деньги на то, чтобы трудоустроить матерей-наставниц, они работают в больницах, куда идут женщины, которые узнали, что беременны. Эти матери убеждают беременных женщин сдавать тест на СПИД. Потом они очень тесно работают с беременными, обучают их, таким образом они знают свое состояние и возможности лечения.

C. Расскажите нам еще немного о той Виктории, о которой мы не знаем. Например, возможно, вы любите искусство? Возможно, проводите пол-жизни в музеях?

В.Б.: Я бы с удовольствием, но у меня есть 100 детей и я не могу. Недавно я ходила в V&A, посмотреть выставку Savage Beauty ("Дикая Красота"), она очень меня впечатлила. Я люблю посещать музеи и галереи, но мне не удается их посещать так часто, как хотелось бы. Скорее вы сможете найти меня за работой в моей студии или дома с детьми. Иногда я беру на выставки своих детей. Недавно мы ходили на Tracey Emin. Им очень нравилось первые 10 минут, потом им захотелось скорее запрыгнуть на скейтборды. Но мне и Дэвиду все равно нравится брать детей с собой.

С.М.: Я не знаю, какое точное количество студентов здесь, но если бы вы могли посоветовать три вещи собравшимся людям, например женщинам, которые пытаются найти свой стиль, или потенциальному дизайнеру, студенту, который хочет добиться не только славы, но и выстроить правильную бизнес-модель в мире моды –  вы можете найти эти три слова, которые станут некой точкой отсчета для молодых людей?

В.Б.: Я думаю очень важно, как я уже говорила, работать с другими дизайнерами, учиться у них, не пытаться делать вид, что вы и так все знаете. Окружать себя нужными людьми. Это и есть ключ, окружить себя хорошими людьми. Когда я только начинала, я не делала большие шоу. Я делала маленькие презентации, и вы это знаете, Сьюзи, вы неоднократно на них бывали. Для тех кто не знает, я начинала в маленьком отеле класса люкс в Нью-Йорке с двумя моделями, а иногда у меня была комната полная людей, иногда только один человек в комнате.

С: Это была я!

В.Б.: Да, это были вы! И все происходило очень расслабленно. Я рассказывала о коллекции, объясняла, какие ткани использую, какие конструкции. Я люблю говорить об этом, я была очень благодарна, что кто-то хочет это услышать.

И вот я начала, и я до сих пор думаю, что я это делаю в очень скромной манере. Речь идет исключительно о продукте, о коллекции. А не о продукте, который делает знаменитость. Благо, коллекции говорили сами за себя. Первые продажи были огромные, одежда продавалась, еще даже не попав в мастерскую. Это было всегда о продукте, а не обо мне как о знаменитосте.

Главное правило - начать и всегда быть скромным, благодарным и признательным.

С.М.: Я согласна с вами. Я отчетливо помню эти маленькие помещения воскресным утром, где-то на Манхэттене, вы всегда что-то очень интересное говорили о коллекции, вас приятно было слушать. Но мне приходится слегка поспорить, когда вы говорите, что не слава и успех привели к вам людей - ведь ваше имя несомненно резонировало с крупными магазинами в Нью-Йорке и они, очевидно, не реагировали, если бы продукт был плохим, но, должно быть, в какой-то степени на них повлияло ваше имя и слава. Вы согласны?

В.Б.: Я думаю, люди приходили увидеть презентацию, неважно, это были ритейлеры или пресса, они просто хотели посмотреть, возможно, даже посмеяться. И это нормально, я всегда хотела доказать что-то в первую очередь себе, а не людям. Я думаю, вы правы, говоря, что изначально люди приходили из-за моего имени, но теперь это исключительно из-за одежды. Я всегда говорила, что люблю эту индустрию за то, что все предубеждения люди оставляют за дверью.

Марк Джейкобс сказал, что продукт был хорош и люди пришли именно поэтому. Я не согласна с ним. Многие были очень милы, но я думаю, вы правы, изначально все пришли именно потому, что я знаменитость.

С.М.: Знаю, я обещала не спрашивать ничего о Дэвиде.

В.Б.: Это не о его штанах? 

С.М.:  Я уверена, нам всем будет интересно узнать, как выглядит дом Бэкхемов, когда мы не там? Предположим, вы стоите в холле, ждете, когда подадут машину, вы едете на мероприятие, и вы две знаменитости, и тут Дэвид говорит: “О, какое дерзкое платье”, или “Ты что, действительно это наденешь?”

[Дэвид Бекхэм смеется]

В.Б.: Вы помните, когда-то Дэвид надел платье? Я думаю, Дэвид прекрасен, он очень меня поддерживает во всем, что я делаю. Иногда он, вероятно, думает: “Боже, что она надела?”, когда я спускаюсь по лестнице. Но он всегда говорит: “Ты выглядишь потрясающе”. Он прекрасен. Мы очень счастливы, что есть друг у друга. Мы действительно поддерживаем друг друга в том, что мы делаем, мы бизнес-партнеры, так что он в той же степени принимает участие в моем бизнесе, как и я, и это отлично работает. Он всегда очень хорошо относится к одежде, которую я ношу. И он всегда выглядит отлично, что я могу сказать?

С.М.: Это мой последний вопрос. Виктория Бекхэм, вы всегда носите такие высокие каблкуки?

В.Б.: Я надела их специально для вас. Я должна сказать, что с того времени, как мы переехали в Лондон, я ношу много обуви на плоской подошве. Когда я знаю, что меня будут фотографировать или мне нужно надеть красивое платье, тогда я надеваю каблуки, но большинство дней в студии, бегая вверх-вниз из студии в ателье, я ношу обувь на плоской подошве. Я не могу носить каблуки каждый день. Мы очень заняты на работе, много всего происходит, к тому же детей нужно возить в школу - в таких условиях очень трудно постоянно носить каблуки. Но мне приятно по возможности их надевать. 

С: Выглядят отлично!

В.Б.: Я постаралась для вас, Сьюзи. Я знала, что вы расстроитесь, если я приду в паре кроссовок. Дэвид предложил мне надеть кроссовки, но я сказала “нет”.

С: Вы еще не создали свою пару кроссовок?

В.Б.: Нет. Я не создавала кроссовки. Я создавала обувь и производила небольшое количество обуви для показа. Мне нравится работать над обувью и я считаю, это будет одна из следующих категорий, которыми я займусь.  

С: Что ж, мы ждем c нетерпением кроссовки Victoria Beckham.

В.Б.: Я тоже!

Дэвид Бекхэм: Привет, я Дэвид. Мой вопрос будет таким. Ты была очень популярна как певица, ты продала более 75 миллионов альбомов и твой бренд, наш бренд, очень успешен, ты тяжело над этим работала. Если твоя дочь, наша дочь, захотела бы заняться одним из этих двух направлений, как бы ты к этому отнеслась или какое из направлений ты бы для нее предпочла?

В.Б.: Это хороший вопрос, никто мне его не задавал. Я не знаю. Я бы была очень рада, если бы один из моих детей, наших детей, пошел в индустрию моды, потому что я считаю, это великая индустрия, в которой ты работаешь с большим количеством прекрасных людей, будет ли это Харпер или один из мальчиков, я не знаю. Харпер любит надевать мои высокие каблуки и играть с моим макияжем, но у нее также есть футбольные бутсы и она носится по двору с братьями, так что я не уверена, возможно, она будет заниматься тем, чем занимался ты.

Но я думаю, главное, чего хочет каждый для своих детей - чтобы они были счастливы, что бы они ни делали. Я бы больше хотела, чтобы она пошла в моду, чем стала петь в поп-группе, хотя и там я хорошо проводила время.

Бруклин – отличный фотограф. Он действительно талантлив, у него отличное видение вещей. При том, что он хорош в футболе, он силен в фотографии и искусстве, так что я могу предположить, что он будет заниматься чем-то творческим. Многие не знают, то Дэвид тоже очень творческий человек, он отличный фотограф, отлично разбирается в искусстве и имеет отличное бизнес-чутье.

Так что не знаю, чем будут заниматься дети, главное, чтобы они были счастливы. Поживем - увидим. Но они определенно будут работать. Они не будут теми детьми, которые сидят дома и ничего не делают. Они определенно будут работать. 

интервью · Виктория Бекхэм · VICTORIA BECKHAM · Сьюзи Менкес · Дэвид Бекхэм ·