search Created with Sketch.
Suzy Menkes Международный редактор VOGUE
РУС ENG

Император Валентино за своим столом

30 октября 2014
"Я надеюсь, у них тоже есть стол", – пошутила я, общаясь с Валентино и ссылаясь на мопсов, бегающих по огромной лондонской гостинной дизайнера, стены которой заполнены библиотечными стелажами. Мы говорили об изысканно представленной книге At the Emperor’s Table, которая не только рассказывает о том, как сделать лепестки из помидоров и украсить козий сыр, но также, как правильно предложить это своим гостям.
Обед на свежем воздухе на веранде в Гштааде
Обед на свежем воздухе на веранде в Гштааде
Gstaad. Table set with a large Sceaux faience tureen in the shape of lettuce, late 18th century; German porcelain tureen in the shape of asparagus, late 18th or early 19th century; fluted glass service with green rims. Painting of birds picking cherries from a Delft bowl, Spanish School, ca. 1800
Гштаад. Стол сервированный большой супницей Sceaux в форме капустного листа, конец 18 века
London. One of a pair of figural silver salt cellars, by Maison Odiot, Paris, 19th century; one of a set of 30 indigo-dyed napkins, embroidered with VG monogram, from Cesari; on the left, a composite set of Chinese export blue and white plates, Qianlong period, ca. 1770. One of a pair of American silver overlay bottle decanters and stoppers, ca. 1930; a fine set of ten blue and white Chinese export plates of lobed form with a scene of young boys at play in a garden, Kangxi period (1662–1722), ca. 1680
Лондон. Одна из пары фигурных серебряных солонок, Maison Odiot, Париж, 19 век; Одна из набора 30 салфеток, выкрашенных индиго, вышитых монограммой VG , Cesari; слева, сборный сет китайских белых и голубых тарелок, период Qianlong 1770. Один из пары американских серебряных деканторов, ca. 1930; набор из 10 бело-голубых китайских тарелок со сценой молодых мальчиков играющих в саду, Kangxi period (1662–1722), ок. 1680
И как! На столах у Валентино стоят пышные блюда, бесценный русский императорский фарфор и белоснежные лебеди Meissen, украшающие искусство подачи еды в многочисленных домах дизайнера.

Но перед тем, как мы переходим к обсуждению того, какой фарфор больше подходит швейцарскому шале в Гштааде, какой к Нью-Йоркскому пристанищу дизайнера, а какой идеален для лодки во время плавания на Капри, Валентино очень серьезно воспринял мой вопрос по поводу диеты для мопсов.

New York. Eighteen Russian porcelain dinner plates and seven matching soup plates, St. Petersburg, reign of Nicholas I (1825–55); pair of George II silver trencher salts, ca. 1720s; Mexican silver table service, by Tane, 20th century
Нью-Йорк. 18 русских фарфоровых тарелок и 7  тарелок для супа, Санкт-Петербург, правление Николая 1 (1825C55); пара серебряных солонок George II, ок. 1720; Мексиканское столовое серебро, Tane, 20 век

T.M. Blue One ( Mr. Valentino’s yacht); Tureen from a reproduction porcelain dinner service set, after an 1820 Torquay design, Staffordshire; tumblers from a set of sixteen Ralph Lauren crystal tumblers with vertical blue stripes
T.M. Blue One (Яхта Valentino); Супница из репродукции фарфорового столового сервиза, 1820 Torquay design, Staffordshire; стаканы из набора 16 хрустальных стаканов Ralph Lauren

Он завел меня в соседнюю комнату, где, напротив светящегося камина, стоял маленький стол. “Это Лаланн”, – сказал Валентино, рассказывая о скульпторах природы. “А орехи сверху, находятся там для мопсов.”

Мне посчастливилось есть за столами у Валентино, особенно в Wideville, его шато около Парижа, где я представляю охапки роз, лаванду, покрывающую горизонт и маленький грот в конце длинной лужайки.  

Я бывала на ужинах, когда гости собирались на террасе за длинными столами на праздновании по окончании кутюрных показов, и на более интимных обедах с китайским голубым фарфором Qianlong, который переносил меня, говоря метафорично, на морское судно дизайнера TM Blue One.

Но до того, как мы сели и заговорили, я ничего не знала о страсти Валентино к коллекционированию тарелок, стаканов или серебряных солонок и той радости, которую он испытывает, сочетая их с правильными цветами и салфетками.

“Мне всегда нравятся розовые и голубые салфетки. И белые, но это больше для банкета, менее уютного или личного", – говорит дизайнер.

Wideville. A casual lunch is set under the garden gazebo. Left to right: Carlos Souza, Charlene Shorto, Valentino Garavani, and Giancarlo Giammetti
Wideville. Обычный обед, накрытый в садовой беседке. Слева направо: Карлос Суоза, Чарлин Шорто, Валентино Гаравани и Джанкарло Джаметти

Wideville. Pair of Russian silver two-light candelabra, St Petersburg, ca. 1890; Anglo-Irish ormolu-mounted cut-glass vase, 19th century, the ormolu of a later date.Valentino invites his guests to his gracious table set for afternoon tea in the garden
Wideville. Валентино приглашает своих гостей за свой грациозный стол, накрытый для чаепития в саду
Wideville. A painted t?le and porcelain eighteen-branch composition chandelier, Meissen, 19th century and later, hangs above a table set with a pair of French silver-gilt asparagus dishes and stands, by G. Keller, Paris, late 19th century; pair of cut-glass tazze with Faberg? mark below the imperial warrant, ca. 1885
Wideville. Фарфоровый канделябр, Meissen, 19 век или позже, висит над столом сервированным парой французских посеребренных блюд и подставок G. Keller, Париж, конец 19 века; чашки из резного стекла с отметкой Fabergé под имперским ордером, ок. 1885.

Кажется, что у Валентино хлопоты с кутюрными коллекциями были ровно такие же, как с выбором фарфора для голубой столовой в Лондоне и слегка другого голубого и белого Стаффордширского фарфора для его яхты, оттеняющего черепаховые столовые приборы, в свою очередь, сочетающиеся с томатным соусом для пасты пассателли.

Маэстро бы согласился с этим.

"Определенным образом я сложил вместе мои отношения с тем, что я делал четыре года назад и то, что я сделал сейчас для этой книги, – говорит Валентино. Идея тарелки – это творчество, недалекое от подготовки красивого вечернего платья, когда я сочетаю цветы, банты и оборки. Я ищу нечто, что можно положить на поверхность стола и сделать его более изысканным, нежели обычный классический обеденный стол".

Результат оказался абсолютно роскошным в этой книге, представленной издательством Assouline, с фотографиями Оберто Джили и предисловием Андре Леона Телли. 

At the book signing: Andre Balazs of Chiltern Street Firehouse House (left) Kylie Minogue (center) Valentino (right)
После подписания книги: Андре Балазс (Chiltern Street Firehouse House), Кайли Миноуг и Валентино
Carlos Souza, part of the Valentino fashion family also has his own book out, Carlos’s Places
Carlos Souza, часть модной семьи Valentino, также издал свою книгу - Carlos’s Places
Assouline’s first flagship book store on London’s Piccadilly
Первый флагманский книжный магазин Assouline’s на лондонской Piccadilly

Это издание нельзя назвать просто настольной книгой. Скорее, это напоминает бокал шампанского (в частности, бокал с фирменной монограммой Валентино Гаравани VG). И как бы не хотелось взять книгу с собой на кухню, чтобы посмотреть рецепт торта Капрезе (“Возьмите 300 грамм темного шоколада…”), разумнее будет запечатлеть инструкции на айфон.

Но Валентино, который тепло хвалит своего шеф-повара Джонатана Сурина, “который путешествует с ним по всему миру”, и вечно-улыбающегося Майкла Кэлли, его дворецкого, доверенное лицо и метродотеля, “который знает мой вкус лучше, чем я сам”, не только витает в мечтах.

Valentino Book by Assouline 13 Valentino and Anne Hathaway
Книга Valentino издательства Assouline
Valentino and Anne Hathaway
Валентино и Энн Хэтэуэй

Он также запретил сахар, заменяя его натуральной альтернативой, ксилитом. И каким бы сложным не был рецепт выпечки с картофелем и тюрбо, он не сравнится тяжестью с укомплектованным обеденным сервизом Meissen, включающим фигурки с солонками и перечницами.  

Мартине и Проспер Ассулин использовали возможность запука книги для того, чтобы отметить открытие их первого флагманского магазина в Лондоне на Пикадилли.

Valentino and Hugh Grant
Валентино и Хью Грант

Команда Валентино включала Джанкарло Джаметти (которого дизайнер назвал “лучшим другом” ) и Карлоса Соузы, из модной семьи модельера, который и предложил идею о книге. Соуза выдал свою книгу Carlos’s Places, советуя, где обедать, как найти пляжи, рестораны и модные бутики от Капри до Рио.

Добавьте сюда Хью Гранта, Энн Хэтэуэй и Кайли Миноуг для придания событию звездной сочности. 

Но это книга, которая точно будет продаваться - особенно перед сезоном каникул, поскольку у нее есть еще одно важное преимущество - шанс посидеть за столом императора. И помечтать.

Фото: Oberto Gili, GETTY Images

Valentino · книги · этикет ·