search Created with Sketch.
Suzy Menkes Международный редактор VOGUE
РУС ENG

Гальяно для Maison Martin Margiela

07 октября 2014
John Galliano bows on his catwalk in 2008
Джон Гальяно выходит на поклон в 2008

Мое первое воспоминание о "шоу" Martin Margiela было, когда в конце 80-х я и небольшая группа преданных моде людей, отправились на заброшенную территорию вокруг социального жилья на окраине Парижа – и увидели целую коллекцию бельгийского дизайнера, представленную внутри пластиковых пакетов для химчистки.

Мое самое сильное воспоминание о Джоне Гальяно, который займет место креативного директора Maison Martin Margiela - коллекция, которую он показал в пустом особняке португальской светской дамы Сао Шлюмберже, когда несколько манекенов были расставлены вокруг расчлененного канделябра.

Что общего могло быть у этих двоих, что послужило толчком к назначению Гальяно креативным директором бренда Margiela, принадлежащего Ренцо Россо, главе империи Only the Brave, включающей такие нон-комформистские бренды как Diesel, Marni и Viktor&Rolf, наряду с Maison Martin Margiela?

 Two models from John Galliano’s ‘Hobo’ Couture collection in 2000

Две модели из кутюрной коллекции  John Galliano's 'Hobo' в 2000  

 

Связь, которую я могу проследить между двумя очевидно разными дизайнерами – Марджела бельгиец, Гальяно - латиноамериканец, с Гибралтара, выросший в Англии - может быть, в шоу для Christian Dior в 2000, когда Гальяно потряс парижскую вселенную Высокой Моды коллекцией, вдохновленной городскими бездомными. Ручная работа, пошедшая на создание висящих нитей и разрушенной одежды считалась либо поэтичным видением, либо шокирующим неуважением в зависимости от точки зрения.

Сам Марджела был модным адвокатом переделывания и переработки - даже самые его роскошные вещи делались из найденных объектов вроде наперстков или париков.

Возвращение Гальяно в haute couture – или artisanal, как называют это в доме Maison Margiela – будет сенсацией сезона. Это также отмечает возвращение на подиум дизайнера, уволенного из Дома Dior, являющегося частью группы LVMH (Moet Henderson Louis Vuitton) после пьяных антисемитских высказываний обученного в Британии дизайнера.  

С того момента Гальяно пытался загладить сказанное, поскольку слова были произнесены под влиянем. Он недолго посотрудничал с американским дизайнером Оскаром де ла Рентой в Нью-Йорке, но все это сошло на нет, когда его личный образ, хорошо известный в мире моде, был неправильно понят, как вариация на тему религиозных евреев.  

Этот шанс искупить вину и присоединиться в успешной модной группе – редкая возможность для Гальяно. Итальянская империя Ренцо Россо может дать ему платформу для творчества, и в то же время работу на кого-то, кто понимает творческое мышление.

Что произойдет с Домом John Galliano, все еще принадлежащим LVMH, который возглавляет бывший коллега Гальяно дизайнер Билл Гейтен? Ни с той, ни с другой стороны комментариев еще не было.  

Ренцо Россо сказал: "Бренд Margiela готов к новой харизматичной творческой душе. Джон Гальяно – один из величайших, безусловных талантов всех времен. Я жду его возвращения, чтобы создать Модную Мечту – и я желаю ему обрести здесь новый дом".


Фото: Getty Images

Джон Гальяно · Maison Martin Margiela · Сьюзи Менкес ·