search Created with Sketch.

Новые ароматы Hermès: репортаж из Парижа

29 апреля 2016

В мае в Украину приедут два новых аромата Hermès. Несколькими месяцами ранее их представили в Париже – и устроили по этому случаю театральный ужин-перформанс. На нем побывала Алена Пономаренко.

Для ужина, на самом деле, было несколько поводов, и презентация новых колоней – лишь один из них. Вторым (но, скорее, главным) стало то, что ольфакторное наследие Hermès теперь в новых руках: Жан-Клод Эллена передал свой пост преемнице, Кристин Нажель. Они встречают гостей в галерее Маренго на Фобур Сан-Оноре: Жан-Клод сердечно обнимается, расспрашивает, как дела, Кристин по-итальянски экспрессивно целует гостей в обе щеки. Картина идиллическая,  но сердце рвется на части. Невозможно поверить, что Эллена уходит с поста. Пресс-служба спешит успокоить: он не прощается навсегда – за ним осталась должность советника, так что его влияние на ароматную историю Дома не заканчивается.

Кристин Нажель и Жан-Клод Эллена

Чуть позже Эллена выступит с небольшой речью и скажет, что Дом Hermès – о творчестве, щедрости, обмене идеями, а вовсе не о конкуренции или соревнованиях. При этом оба парфюмера – и вновь назначенная Кристин, и уходящий с поста Жан-Клод – выглядят бесконечно счастливыми, вдохновленными и полными планов на будущее.

Галерея Маренго - огромное пространство с уходящими в небо колоннами, стеклянным потолком и фресками лотарингского художника XIX века Эме Моро. Место выбрали за театральность – и парадоксальную приспособленность к жизни. Таких контрастов в течение вечера всплывет еще немало. Бельгийский режиссер Шарль Касьян, постановщик перформанса, определенно знал, что делает.  

Едва гости расселись (место каждого подписано на парфюмерном блоттере), свет приглушили - и под музыку началось шествие. В зал вплывали высокие колышущиеся холмы. Под ними обнаружились актеры-официанты. Пока гости, трепеща от восторга, снимали шествие на смартфоны, члены процессии выстроились вокруг стола и синхронно, эффектным жестом извлекли откуда-то из фалд тюля – нет, не ароматы. Графины с морсами. В некоторых я разглядела красную смородину и ревень.

Пока зал гудел и приходил в себя, начался следующий акт: в зал внесли импровизированные балдахины, на которых – прямо над столом - покачивались цветы из золотой фольги. Следом вплыли официанты в белых перчатках с блюдами под фарфоровыми колпаками. Эффектная пауза, неуловимый взмах дирижерской палочкой – и каждый увидел перед собой блюдо с фуа-гра в золотой фольге и лепестками высушенной груши. Золото на тарелке, золото над головой.

 

 

 

Смена блюда произошла не менее впечатляюще: официанты, одетые в высокие золотые воротники, внесли штативы с колбами. Их содержимое - тыквенный суп с золотой фольгой – надлежало пить через трубочку. Золото, золото, золото…

 

Новое шествие – и официанты театральным жестом выкладывают перед каждым гостем сверток в шуршащей бумаге. Неловкими от нетерпения пальцами разворачиваю пергамент – и обнаруживаю блокнот в золотой обложке. Его листки свернуты так, что на срезе образуют букву А. Секунду спустя выясняется, что буквы у каждого гостя – свои. И если сложить все их в слова, то получится: «Eau de Néroli Doré Hermès. Jean Claude Ellena».

 

Наконец приносят флаконы. К этому моменту напряжение достигает такой точки, что, вдыхая аромат, невольно ждешь откровения. И оно, конечно, снисходит: так уж все устроено в Hermès.  Золотой аромат построен вокруг нероли – эссенции цветков горького апельсина, одного из самых дорогих парфюмерных компонентов. Он назван по имени итальянской принцессы Неролы, любившей ароматизировать им свои перчатки. Беспримерно щедрую порцию нероли Эллена оттенил нотами золотого шафрана – и получилась композиция, которая живет, играет, переливается и не затухает на коже очень долго.

Жан-Клод Эллена кратко представляет свое творение и вспоминает эпизод из «Гепарда» Висконти, где главный герой принимает ванну, а потом наносит наносит аромат из огромной бутыли. «Это был такой аристократичный жест, - улыбается Эллена, - я решил, что это совершенно точно мог быть только нероли».

Eau de Néroli Doré, Hermès

В зал входит пара – мужчина и женщина. Вдвоем они усаживаются за пианино и клавикорды, которые стоят тут же, - и следующие пятнадцать минут зал тонет в волнах нероли и чарующей музыки.

Когда стихают аплодисменты, наступает второй акт пьесы. Небольшая суета, гостей просят приподнять рубиновые бокалы с Château Rauzan Ségla урожая 2007 года – и вот стол уже сплошь, от начала до конца, устлан ярко-зеленой травой.

 

Шурша восхитительными ярко-красными шубами, в зал входит вереница официантов. После очередной смены блюд они ставят перед гостями тарелки. На каждой - фонарик и крохотная инсталляция из красных кораллоподобных завитков. Присматриваюсь и понимаю, что отбрасываемая ими тень образует букву L. Если составить все буквы вместе, выходит «Eau de Rhubarbe Ecarlate Hermès. Christine Nagel».

 

 

 

Конечно, всем не терпится услышать, как пахнет ревень в исполнении Кристин Нажель, нового главного парфюмера Hermès. «С одной стороны, колонь – простой жанр, - говорит Кристин. – С другой - изысканный и утонченный. Этакое упражнение в стиле». С упражнением она справилась блестяще. Первый вдох – и попадаешь в сад, где растут зеленые стебли ревеня. Стоит его отломить – и появится яркая красная сердцевинка. Эту метаморфозу и получилось поймать у Нажель. Ее свежий, сверкающий, хрустящий в старте ревень превращается в теплый, фруктовый, как в пироге. «Ревень не дает парфюмерного сырья – то есть натуральных экстрактов ревеня в природе не существует, - объясняет Кристин. – Так что работа парфюмера – как можно точнее и технологичнее воссоздать его двойственный характер». Чтобы смягчить хруст ревеня, Нажель добавила красных ягод и мускуса – и получился радостный колонь.

 

На следующий день, когда мы встречаемся с парфюмерами в сьюте Grand Hotel Du Palais Royal, они в прекрасном расположении духа. Они много рассказывают об истории колоней, о творческом процессе, много шутят. Мой любимый момент интервью наступает, когда эти двое на вопрос, можно ли рассматривать колони как пару, разражаются хохотом и описывают свои детища как «аристократа и шалунью». Тут уже хохочут все. Эллена, как старший и ответственный в паре, внезапно собирается и добавляет: «Это образцовая пара».

Eau de Rhubarbe Ecarlate Hermès

Справка Vogue

Жан-Клод Эллена (фото: Richard Dumas)
 
 

Жан-Клод Эллена проработал на должности главного парфюмера Дома Hermès с июня 2004 по декабрь 2015. Выдающийся парфюмер-минималист и Дом со столетней историей – это был счастливый союз. Сегодня, после легендарного Terres d’Hermès, бутиковой линейки ароматов Hermessanse, ароматов-садов (Jardins) и ароматов-колоней кажется, что иначе и быть не могло. А между тем, in-house парфюмер, штатный «Нос», в современном мире – редкое явление. Hermes потряс устои, позволив себе такую роскошь в 2004.

Коллекция колоней Дома

А начиналось все так: Жан-Клод Эллена пришел в конце 60-х работать на парфюмерную фабрику в Грассе. Затем поступил в знаменитую парфшколу Givaudan в Швейцарии. Большое влияние на его творчество оказали в 70-х ароматы великого парфюмера Эдмона Рудницка. Эллена постепенно обретал собственную творческую манеру, вырабатывал почерк, который впоследствии его и прославил. «Нос» становился все более избирательным в выборе парфюмерной палитры, безжалостно ликвидировал избыточность и обонятельный шум. Минимализм и простота стали его ольфакторной подписью. Об эволюции свидетельствуют ароматы: One, Van Cleef & Arpels, созданный в 1976 из 150 с лишним ингредиентов, и Eau Parfumée Au Verte, Bulgari (1992) – сконструированный всего из 20-ти.

"Я убежден, что ароматы должны иметь форму, характер, быть щедрыми, чувственными будить фантазию и иметь эффект неожиданности. Невозможно низвести их до уровня товара», - говорил Эллена.

В 2003 он создал свой первый аромат для Hermès: ‘Un Jardin en Méditerranée’. Так началась коллекция ароматов-садов – и история его сотрудничества с Домом: уже в 2004 его пригласили на должность главного «Носа».

Terre d'Hermès

Движущие силы его творчества – эмоции, любопытство и удовольствие. «Удовольствие – эгоистично. Роскошь – то, чем можно делиться. Цель парфюмерии, равно как и любого другого вида искусства, - создавать объекты, пробуждающие чувственное удовольствие», - говорит он.

Эллена не распрощался с Hermes навечно: он остался на должности советника, так что его опыт и чутье еще долго будут востребованы в Доме. Сам Жан-Клод говорит, что в Hermès ему было позволено осуществить фантастическую мечту – страстно отдаваться ремеслу, сочетая творческую строгость и полнейшую свободу самовыражения. Сейчас он сможет посвящать больше времени личным проектам и творчеству – живописи, которой он занимается давно для собственного удовольствия, и литературе (Эллена уже выпустил несколько книг).

парфюм · ароматы · Herm?s ·

Еще в разделе Парфюм

Популярное