UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

#РАКНЕВИРОК: Анна Нестеренко – о том, как болезнь разделила ее жизнь на до и после

27 октября 2021

Vogue UA и «Фонд Рината Ахметова» запустили проект #РАКНЕВИРОК. Его герои – женщины, победившие онкологию, а также врачи и психологи. Продолжает проект Анна Нестеренко из Ровенской области, которая полтора года назад прошла лечение от агрессивной формы рака шейки матки.

Анна Нестеренко

Я узнала о диагнозе накануне Пасхи, в апреле 2020 года, хотя плохо чувствовать себя начала за несколько месяцев до этого. Мне долго не могли поставить диагноз, я ходила от врача к врачу, и мне становилось все хуже. В итоге оказалось, что у меня агрессивная форма рака шейки матки, с поражением лимфатической системы метастазами. Позже врачи сказали: если бы я не начала лечение вовремя, болезнь убила бы меня за полтора месяца. Поначалу у меня действительно были чувства, что это финишная прямая моей жизни. Я плакала, ругала себя и всех вокруг, говорила: "за что?" Но потом поняла, что должна лечиться, потому что у меня двое детей, которых мне было не на кого оставить, – и мне хотелось дожить до 8-летия моей младшей дочери. Было страшно представить, что меня у них не станет – а их не станет у меня.

Анна Нестеренко

Я проходила лечение в Ровенском онкодиспансере, хотя побывала у нескольких хирургов до этого. Некоторые смотрели на мои результаты КТ и отказывались меня оперировать – не верили, что я выживу. В итоге именно Ровенский онкодиспансер стал мои вторым домом. Здесь меня спасли. Линейный ускоритель в отделении лучевой терапии, на котором меня лечили, передан в диспансер Фондом Рината Ахметова, за что я очень ему благодарна. Я проходила параллельно и химиотерапию, и облучение. В целом мне ввели 4 курса препаратов по 2 комбинации. Между каждым курсом был перерыв в 21 день. Каждый раз эти три недели я просто балансировала между жизнью и смертью. Балансировала, но жила дома, сознательно не ложилась в больницу. После каждой химии я писала расписку, что сознательно отказываюсь от госпитализации, и ехала домой на такси – 40 километров в одну сторону. После химии я могла лежать пару дней, не вставая, но психологически мне было важно, что я все-таки дома, с близкими. Меня буквально выхаживали дети, кормили, лечили. Летом мы пекли пирожки с черникой: я сидя, а дети все делали. Так мы возвращали себе свою прежнюю, настоящую жизнь.

После первых облучений у меня болели кости, я плохо себя чувствовала, но настроение было на подъеме: я верила, что буду здорова. И тут друзья предложили: поехали в Карпаты, это тебе подарок на день рождения. И мы поехали, а я сказала: хочу покорить Говерлу. Я спросила врача, можно ли, и она ответила: да, только не будь на солнце. В итоге, когда я приехала из Карпат и сделала КТ, оказалось, что метастазы уже не активны, лимфоузлы уменьшились и опухоль исчезла. Я была счастлива. Но врач сказал: ты должна пройти все до конца, потому что эта болезнь коварна – она ​​возвращается, если не долечить. И после были еще 4 курса химии, после которой выпали волосы, «сдали почки» – показатели были почти на нуле.

Я вышла из парикмахерской абсолютно лысая и сказала себе: а я не боюсь смотреть в зеркало!

В сентябре 2020 года я закончила лечение,  и теперь точно знаю – какой бы прогноз вам ни давали врачи, 80% успеха зависит от желания жить и бороться. Когда я лежала на химии, мне все время звонил мой знакомый из Львова и спрашивал: ну, как? Я отвечала: боремся. А он говорил: «Аня, никогда не сдаваться!» Во время химии я спала – я могла спать по 12 часов, организм так себя оберегал. Я старалась не думать, что мне вводят. Старалась благодарить за каждый день, что я живу.

Анна Нестеренко

После того, как я закончила лечение, часть волос выпало, а другая часть отрастала кустами, и я пошла и побрилась. Вышла из парикмахерской абсолютно лысая и сказала: я не боюсь смотреть в зеркало. Хотя у меня всегда были длинные волосы, и я их любила. Да. болезнь меня изменила: я белая и опухшая, как Винни Пух, без бровей, без ресниц. Но это прошло – сейчас я себе нравлюсь. Волосы стали кудрявыми, так что теперь у меня новая прическа.

Ключевое обследование я сделала в октябре 2020 года. Не дожидаясь заключения моего лечащего доктора, просто подошла к врачу, который делал КТ, и спросила: ну что? Он говорит: да все супер! Я выбежала из кабинета КТ, возле него сидели больные, я им сказала: раз меня здесь вылечили, то и вас вылечат. Все врачи смеялись – за несколько месяцев меня в диспансере все знали, все любили. Я была послушной и позитивной пациенткой и в самые сложные моменты старалась улыбаться. Я думаю, это важно: не сердиться на врачей, не придираться, не относиться к врачу предвзято. А еще – важно консультироваться у профессионалов.

Анна Нестеренко

После химии прошел месяц, и я начала думать о новой работе. Важно продолжать жить. Даже если ты развален до основания, надо вставать и идти. Даже отказываться от помощи – делать самому. Выходила из дома, садилась в такси. Ехала в поликлинику. За меня боролись два заведения – в Киеве и в Дубно, женская консультация. Измеряли давление, помогали и так далее.

После болезни я перезагрузилась и начала по-другому смотреть на жизнь. Начала радоваться каждому дню. Мне ничто не безразлично. Есть один мальчик, которого я хочу усыновить. Возможно, я найду в себе смелость и сделаю это. Я хочу, чтобы этот человек чувствовал, что он не один. Я поняла, что живу для того, чтобы в том числе помогать таким детям. Меня на всех хватит.

Узнать больше об инициативе #РАКНЕВИРОК, а также поделиться своей историей выздоровления можно на странице проекта.

Над проектом работали:

Текст: Дарья Слободяник, Виолетта Федорова
Видео: Polina Grebenik
Фото: Danil Kaistro
Стиль: Anastasiia Yatsenko
Макияж: Vitalia
Прически: Yevgeniya Kozlova
Ассистент стилиста: Lesya Pak
Сет-дизайн: Tanya Kantemirova @ComilfoDecor @ComilfoFlowers
Продюсер: Marina Sandugey-Shyshkina

РАКНЕВИРОК ·

Еще в разделе LIFE

Популярное