search Created with Sketch.

Журнал: коллекционер парфюмов

18 марта 2014

Анна Дюжник – коллекционер селективной парфюмерии. За восемь лет она собрала более 600 драгоценных флаконов. О своей страсти Анна рассказала украинскому Vogue




Никаких предпосылок для того, что я когда-либо начну коллекционировать парфюмерию, в моей жизни не было. Мама к духам равнодушна, дедушка собирал марки, папа – сигаретные пачки, дядя – виниловые пластинки, а тетя – любовников. Я же, как и все дети, увлекалась открытками, вкладышами, куклами, но быстро остывала. Особых обонятельных воспоминаний из детства тоже не припоминаю. Есть, конечно, один-два якоря с тех времен – запах Черного моря и хризантем, но обнаружила я их уже тогда, когда в шкафу томилось как минимум 300 флаконов. В 18 я пользовалась Angel by Thierry Mugler и считала, что запах должен быть один на всю жизнь. Сейчас это забавно вспоминать.


В 2006 году, переехав из Днепропетровска в Москву, я почти одновременно нашла там то, чем живу по сей день,?– будущего мужа и свой первый селективный флакон. За мужа спасибо его родителям, а за аромат, который я считаю началом коллекции,?– L’Artisan Parfumeur. Этот Дом среди любителей парфюмерии считается знаковым, но тогда я даже подумать не могла, куда меня приведет тяжелый многогранный флакон с крышкой-шайбой, больше похожий на арт-объект. Он назывался M?chant Loup («Злой волк») и пах орехами и медом. Я не умерла от нежности, не упала в омут с головой, и никаких других романтических оказий со мной тоже не произошло. Просто этот случайно купленный в дурном настроении аромат был таким своеобразным, так отличался от всего того, что я знала раньше, что мне стало любопытно и я начала присматриваться к остальным доступным селективным маркам. Тогда выбор был далек от сегодняшнего. Все покупалось в обычных парфюмерных магазинах, а не на eBay. И пахло это все для меня тогда скорее странно, чем приятно, но в то же время ужасно завлекательно.


До сих пор помню свою первую десятку. За M?chant Loup последовал еще один L’Artisan Parfumeur – Fou d’Absinthe, потом Iris Poudre и Une Fleur de Cassie, оба – Frederic Malle. За ними – V?tiver Tonka Hermessence Herm?s; Kyoto Comme des Gar?ons; Rousse и Fumerie Turque Serge Lutens; Tam Dao Diptyque и, наконец, сейчас уже снятый с производства и ставший коллекционным (а у меня до сих пор есть полфлакона) Series 7 Sweet: Wood Coffee Comme des Gar?ons. На это ушел почти год. Можно сказать, что фундамент предпочтений уже читался: кожа, ветивер, ирис, дерево. Правда, со временем он расширился практически до всеядности, и сейчас мне проще сказать, какие компоненты я не очень люблю, потому что их всего два – превалирующие пачули и ладан. Но и тут есть свои исключения. В случае с пачулями, например,?– это чудесная и яркая Isvaraya Indult, творение Франсиса Куркджана.


А потом меня действительно понесло, и начался новый, активный виток увлечения, который длился около четырех лет. Тогда я собрала большую часть коллекции, стала активно общаться на форумах, в блогах и в реальной жизни с такими же парфюмерными маньяками, открыла для себя eBay и сайты, где можно обменять и купить парфюмерию с рук, интернет-магазины, продающие пробирки и атомайзеры. Атомайзер – это специальный компактный флакон со спреем, в который можно аккуратно втянуть, как шприцем, несколько миллилитров парфюма, не потеряв ни капли. Ими часто пользуются, чтобы «распить» духи: люди совместно покупают флакон и разливают его маленькими объемами.



«Флаконы я перестала считать на четвертой сотне: перепись отнимала слишком много времени. Знаю только, что сейчас их около 600»


Мое увлечение приобретало гигантские масштабы. Я невероятно много нюхала, и не только ароматы, а все, что попадалось под руку. Изучая кожу, я покупала всевозможные пробирки «кожаных» парфюмов и сравнивала их аромат с запахом реальной подошвы сапога, подкладки сумки, перчатки, дверной обивки – всем кожаным, что было вокруг и до чего можно было дотянуться носом. И так с каждым компонентом. Свои впечатления я конспектировала, если успевала, но чаще просто запоминала. Бывали дни, когда я изучала сразу 20 новых запахов. Приходилось наносить их на кожу под коленки, на все пальцы рук, а не только на запястья, потом смывать – и начинать все по новой. Мне катастрофически не хватало мест на теле, и я искренне жалела, что у меня не 20 конечностей. Это был очень продуктивный период: львиная доля моей ольфакторной памяти сформировалась именно тогда. Поэтому, когда меня спрашивают, как начать изучать парфюмерный мир, я отвечаю, что ольфакторный навык, как и любой другой, тренируется желанием и бесконечной работой.


А флаконы все прибывали. Поначалу я покупала вслепую, руководствуясь лишь понравившимися описаниями и опираясь на то, что люблю; после научилась разбираться в составляющих, поняла, какой результат предполагают те или иные сочетания нот – аккорды. Постепенно с туалетного столика в спальне флаконы перекочевали на одну из полок платяного шкафа, потом я мало-помалу начала заполнять духами все доступное пространство. Больше всего пострадала кухня. Долгое время я ее использовала в качестве хранилища сокровищ. Вместо кастрюль, сковородок и ложек с вилками повсюду стояли флаконы, лежали расфасованные пробирки и атомайзеры. Я в промышленных объемах закупала пипетки и шприцы для разлива духов по пробиркам. В соседней аптеке на меня стали смотреть кто косо, кто с сочувствием. Знакомые, далекие от парфюмерного мира (а таких было абсолютное большинство), засыпали вопросами, зачем мне так много духов, что об этом думает мой мужчина, не болит ли у меня голова и вообще – здорова ли я психически.


А я была здорова. И очень счастлива. Мир запахов, в который я провалилась, почти как Алиса в кроличью нору, стал для меня и отдыхом, и вдохновением, и источником знаний, не говоря уже об удовольствии. Я обожала свои флаконы, делала перепись всего, включая атомайзеры, по алфавиту, с указанием полного состава, со ссылкой на парфюмера и год создания, с моими пометками и впечатлениями. Правда, этого можно было и не делать: оказалось, что у меня прекрасная память и я ни разу не купила дубль. За исключением тех случаев, когда я сознательно запасалась ароматами, которые были сняты с производства или просто особо любимыми. Сейчас у меня пять флаконов первого выпуска Philtre d’Amour Guerlain, четыре флакона Amyitis Mona di Orio и около семи разных винтажных Mitsuko.


Со сменой сезона у меня неделя уходила на смену парфюмерного гардероба. Летние парфюмы убирались на галерку, зимние, наоборот, расчехлялись и выдвигались вперед. Весной наступал черед ландышей, белых цветов, ирисов – они особенно хороши в мае. Потом я ждала бабьего лета: есть запахи, которые лучше всего звучат, когда люди жгут опавшие листья. Один из самых любимых осенних – Fleur de Rocaille Caron. Зимой в морозы я любила носить альдегиды: они становятся хрустальными и по-особенному трогательными. Летом – уды и Восток: густые, насыщенные запахи с нотами амбры, ванили, дерева, специй; только в зной можно докопаться до глубин и прочувствовать каждую ноту этих групп. 

Еще я начала подбирать ароматы под одежду. Шипры и ирисы прекрасно сочетаются с серым цветом, кашемиром и твидом. Розы – с шелками. Простенькие полевые цветы – с мелким принтом, а уды – с кедами и майками.

 

Чуть позже я завела традицию отправлять так называемые «посылки счастья». Это такая игра: я собираю и отправляю посылку с пробирками разных ароматов первому человеку из длинного списка всех желающих. Обычно в посылке около 50 пробирок, выбранных мной совершенно произвольно. Пробники я покупаю на luckyscent.com. Получивший нюхает содержимое несколько дней – и отправляет следующему по списку, и так далее, пока посылка снова не вернется ко мне. Вообще, открытие этого способа обмена информацией принадлежит Сергею Борисову, знаменитому парфюмерному критику. Я же просто подхватила эстафету и пустила посылку «в люди», потому что изначально она распространялась в довольно закрытом кругу. Мой ЖЖ merry-go-round.livejornal.com имеет не только парфюмерную направленность – он обо всем на свете, поэтому и аудитория разная. Тем удивительнее было обнаружить, что эта странная игра, ориентированная на коллекционеров, оказалась интересна многим. Жаль только, что из шести посылок ко мне вернулась лишь одна. Надеюсь, последняя – та, которая медленно, но верно кружит по планете сейчас,?– все-таки вернется ко мне в Бангкок.


Начав с нишевой, селективной парфюмерии и не имея опыта, я долго была совершенно необразованной во всем, что касалось снятых с производства и переформулированных творений, созданных в прошлом великими домами Guerlain, Coty, Dior, Piguet, Balmain, Chanel и другими. Но когда я доросла до винтажных ароматов, eBay стал вторым моим домом. До сих пор помню проигранный в четыре часа утра редчайший запечатанный флакон Narcisse Blanc Caron. Он ушел за ничтожную для себя цену в 320 долларов. Сделав ставку в последние секунды и увидев динамику торгов, я сразу поняла, что проиграю, и расплакалась от обиды. С тех пор он мне так и не попался, хотя прошло четыре года. Теперь я понимаю, что старинный запах может стоить и триста, и тысячу, и несколько тысяч долларов.


Погоня за раритетами была увлекательной, но больше половины всех винтажных ароматов, которые я покупала на eBay, были мертвы и не пахли так, как должны были бы. Сложно объяснить, что такое «мертвый запах». Тот, кто столкнется с ним хоть раз, поймет это без всяких пояснений. После очередного дорогого, но абсолютно бесполезного флакона я бросала торги, однако стоило мне получить пробирку с удачно сохранившимся экземпляром, как все начиналось снова. Так было не раз и не два – и продолжается до сих пор. Я так и не стала «винтажником», хотя, признаться, считаю, что в современной парфюмерии произведений, равных по величию винтажным, в разы меньше. А многим «старикам» замены нет и никогда не будет.


Флаконы я перестала считать на четвертой сотне: перепись отнимала слишком много времени. Знаю только, что сейчас их около 600. Я мечтаю о парфюмерном шкафе, но пока достойного и вместительного не нашлось. Много времени, сил и нервов отнимает транспортировка коллекции. Переезжая из Москвы в Сингапур, я возила все постепенно, в чемоданах, и долгое время большая часть коллекции оставалась в Москве. Потом мы меняли Сингапур на Бангкок, и мои флаконы сперва плыли морем, а затем проходили таможню, с которой, к счастью, никогда не возникало проблем. А вот упаковка – это головная боль. Пока не придумала ничего лучше, чем заворачивать каждый флакон в несколько слоев воздушной пленки. Последние три десятка духов из Москвы в Бангкок я привезла только месяц назад.


Пять лет коллекционирования были для меня эпохальными. Но жить долго на такой высокой ноте страсти невозможно. Полтора года назад я родила сына, и увлечение отошло на второй план. Но в следующем году мы планируем обосноваться во Франции, и кто знает, чем все обернется. Недавно я неожиданно обнаружила, что, кроме парфюмерии, уже коллекционирую платья Duro Olowu и платки Prova. И по-прежнему уверена, что коллекционирование парфюмерии – это совсем не инвестиция. Скорее расточительство – эфемерное, летучее удовольствие, еще более быстротечное, чем счастье.

парфюм ·

Еще в разделе Красота

Популярное