Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Джорджио Армани – о будущем своей империи и роскоши в современном мире

03 декабря 2019

Легендарный итальянский дизайнер Джорджио Армани 2 декабря получил награду The Fashion Awards за выдающиеся достижения в мире моды. В специальном интервью для международного редактора Vogue Сьюзи Менкес он рассказал о своей модной империи.

Сьюзи Менкес и Джорджио Армани

В библиотеке миланского офиса дизайнера, созданного японским архитектором Тадао Андо, мы с Джорджио говорили об английской эксцентричности. По этой причине, считает итальянский маэстро, Великобритания так опоздала в достижении высоких позиций на небосводе моды.

«Эта награда что-то значит для меня – она важна и престижна. Несмотря на то, что мне ее вручили только сейчас – и я не собираюсь прощать англичан за это, – сказал 85-летний дизайнер с широкой улыбкой. – Может быть, это потому, что я не занимаюсь эксцентричной модой, и англичане только сейчас поняли мою эволюцию».

Все это было сказано еще до того, как господин Армани продемонстрировал в своем миланском отеле совершенно новый этап развития бизнеса: изысканные украшения с черно-белыми бриллиантами, ониксом и розовым золотом с несколькими вспышками цвета. Это был первый раз, когда он расширил собственное королевство на бриллианты и жемчуг (кроме своих уникальных высоких ювелирных изделий для коллекции Privé couture).

Как будто нового ювелирного предприятия было недостаточно, Армани решил устроить в здании Armani / Silos, которое является музеем моды напротив его штаб-квартиры, экспозицию своих аксессуаров. Названная «Акцент стиля», она сочетает в себе предметы, которые он спроектировал 40 лет назад, наряду с современными сумками, обувью и украшениями. «Мы сделали сотни и миллионы аксессуаров за эти годы, но никто не говорит о них, и я разочарован», – сказал дизайнер.

«Моя задача не в том, чтобы иметь возможность продавать аксессуары, – объявил он. – Все говорят мне, что счастье всех других брендов в том, что они продают в основном аксессуары. Я же продаю их очень мало. Я занимаюсь модой, спортивной одеждой, одеждой для молодежи – но аксессуары для меня пока не в приоритете».

Голливуд любил Армани с 1980-х годов, начиная с Ричарда Гира и его известных мягких костюмов. И по сей день в Лос-Анджелесе продолжается роман с Giorgio Armani. Его считают итальянским героем моды, который отказался от здоровенной структуры традиционных мужских костюмов, а также предложил женщинам вариант смягченной мужественности.

Армани, сдержанный и даже скромный, не называет себя дизайнером, который стоит у истоков традиции выбирать дизайнерские наряды для выхода на красные ковровые дорожки, хотя он одевал всех: от Бейонсе и Леди Гага, до Софии Лорен и Джулии Робертс.

Все финансовые показатели, окружающие Армани, огромны. Его личное состояние оценивается в шесть миллиардов евро. Существуют сотни магазинов по всему миру, гостиничный бизнес, домашняя одежда, которая отражает его склонность к японскому стилю. У него, кажется, везде есть частные дома, в основном около воды, в том числе на итальянском острове Пантеллерия и карибском острове Антигуа.

Я попросила его вспомнить прошлое, но не то тяжелое послевоенное детство в Пьяченце, недалеко от Милана, а те дни, когда он был студентом-медиком, потом рабочим в миланском магазине La Rinascente, где изучал мужскую одежду у Нино Черрути.

Но ключевым моментом в своей карьере он называет партнерство с Серхио Галеотти. Как дизайнер, он не проходил формального обучения, но научился дизайну, изучая эскизы Ива Сен-Лорана. Его модный успех пришел только тогда, когда ему исполнилось 40 лет. Галеотти – его партнер в бизнесе и в жизни – поставил компанию Armani на модную карту, открывая магазины с невероятной скоростью и представляя коллекции в Америке. Затем, в 1985 году, после десятилетия совместного управления компанией, Армани остался один из-за смерти Серхио от СПИДа.

«Это было очень трудно: не иметь рядом с собой кого-то, кто бы вас опекал и с кем можно было бы обмениваться идеями, – признался Армани. – У других не было той власти, которая была у Серхио надо мной. Я также был напуган, потому что многие люди говорили, что я не смогу сам управлять бизнесом, особенно не имея коммерческого опыта».

Частью успеха Армани является его постоянство. Есть, конечно, другая Италия: эффектная, красочная и горячая, которую я представляю как раскол между севером и югом. Мое упоминание о солнечном стиле Dolce & Gabbana встретилось с резкими словами Армани: «Это не мой язык».

Учитывая огромное количество магазинов Armani по всему миру – различные модные линии, аксессуары, отели, магазины, посвященные домашней одежде, а теперь и ювелирным изделиям – можно ли верить, что дизайнер все делает сам?

Я наблюдала, как он готовился к шоу в Милане, выбирал туфли, менял шляпы. Затем я глубоко вздохнула и задала ему ключевой вопрос: «Уверены ли вы, что ваша компания будет столь же успешной и через 50 лет?»

«Это сложный вопрос – времена сильно меняются, – ответил он. – И теперь я собираюсь сказать кое-что, что, вероятно, заставит ваши волосы встать дыбом: мне очень странно говорить о роскоши сегодня, учитывая все, что происходит в мире. Мне неудобно, если я трачу миллионы на шоу, когда люди страдают. Я думаю, что мы пересекли черту. Когда-то люди были рады видеть пластиковую бутылку воды, но теперь мир изменился и меняется».

Я спросила Армани, что побудило его к такой самоотдаче за столько лет. «Моя мама была очень важна для меня – она была очень, очень строгой. Она также сказала незадолго до своей смерти: «Джорджио, тебе следует остановиться. Твоя работа забирает твою жизнь. Тебе нужно иметь время для себя».

Итак, великий дизайнер купил себе тот дом, который у него нет времени посещать. И зарабатывает деньги, которые он не тратит, разве что на свою эффектную яхту. «Одна вещь, которой мне никогда не хватало, это деньги, – объяснил Армани. – Я всегда был очень осторожен с деньгами. Я никогда не был слишком увлечен вещами. Я могу сказать «нет», даже когда есть очень хороший, захватывающий проект».

Джорджио Армани и его мать Мария

Прекрасным примером его заботы о расходах были сложенные стулья, выстроенные в задней части здания Тадао Андо – возвращенные с проведения шоу в Японии и предназначенные для повторного использования. Один из его сотрудников сказал мне, что дизайнер все еще думает на «старых» итальянских деньгах до евро, и иногда задыхается от того, сколько «лир» стоит все.

Мать Армани редко обсуждала его работу, но, как известно, говорила сыну: «Больше никакого бежевого», имея в виду нейтральный цвет, на котором дизайнер построил свою империю. Маэстро прислушался к ее словам? Или этот greige-эффект, столь модный снова, вернется через все эти годы? «Она была права. И всякий раз, когда люди говорят, что я должен снова думать о бежевом, я думаю о своей матери», – сказал дизайнер. Я приняла этот ответ как «нет».

Еще в разделе Персона

Популярное