Капитан Омега: Рейнальд Эшлиманн о миллениалах и продажах часов в «Инстаграме»

29 сентября 2018

Капитан Омега

Рейнальд Эшлиманн – СЕО часового бренда Omega – о миллениалах, корпоративном музее и продажах часов в «Инстаграме»

Текст: Алексей Тарханов, «Ъ»

Рейнальд Эшлиманн уже два года стоит у руля знаменитой швейцарской часовой марки Omega. В первый раз мы встретились с ним в швейцарском Бьене – городе, где расположена штаб-квартира Swatch Group. Дело было сразу после его назначения. Мне показалось тогда, что он счастлив, но и встревожен, как мальчик, который получил в управление целую шоколадную фабрику.

Работая в компании, мой собеседник отвечал за международный рынок. Став директором, Эшлиманн проехал по всему миру, чтобы понять, как жить дальше. Omega ведь не просто часовая марка, ну а Swatch Group, которой Omega принадлежит, – не просто промышленная группа. Это целое созвездие знаменитых брендов, которое собрал в свою копилку старый Николас Хайек. «Николас Великий» – так его называют в стране, которую он в свое время спас от японского кварца. Сейчас компанией владеют его дети и внуки – Ник Хайек, Найла Хайек и ее сын Марк Хайек. У них в руках внушительная коллекция: Breguet, Blancpain, Harry Winston, Longines, Swatch, Tissot, Rado, Glashütte Original – всех не перечесть. И флагман этой флотилии – как раз Omega. Говорят, что она обеспечивает четверть доходов группы. Мало того что это одна из двух в Swatch Group «марок-миллиардеров», делающих миллиардные обороты (а таких в часовом мире всего пять), она еще и самая известная: кто не знает часов Джеймса Бонда или первых часов, оказавшихся на Луне?

Потом, каждый год пересекаясь то в Базеле, на главной часовой ярмарке мира, то в Париже, я мог наблюдать за тем, как Рейнальд Эшлиманн все увереннее и увереннее гнет свою линию. Вместе с ним Omega начинает работать на новые поколения. Он не только обратился к истории, начав свою работу с великолепного «музейного» триптиха «1957 Trilogy Limited Editions», в который вошли известнейшие мужские модели, появившиеся в 1957 году, – Seamaster 300, Railmaster и Speedmaster. Эшлиманн связался с интернет-фанатами Omega, объединившимися в «Инстаграме» под хештегом #speedytuesday, и выпустил вместе с ними специальную модель Speedy Tuesday, мгновенно проданную в том же «Инстаграме».

А в прошлом году в Бьене открылись новые производственные корпуса, спроектированные выдающимся японским архитектором Сигэру Баном. Часы не сделаешь за день. Создание модели занимает два-три года, иногда и больше. Так что именно сейчас марка становится такой, какой он хочет ее видеть. Возможно, об этом Рейнальд мечтал со своего первого рабочего дня в Omega в 1996 году. «Этот день я помню прекрасно, – говорит он мне. – Лето, многие в отпусках, и в моем полном распоряжении оказывается музей Omega. Я провел в нем весь день, с утра до вечера. И сказал себе тогда: «Я пришел в компанию с невероятной историей. Как же мне повезло!» С тех пор я это повторял не раз».

Кто не знает часов Джеймса Бонда или первых часов, оказавшихся на Луне?

Фабричный музей, куда пускают не по билету, и вправду невероятно вдохновляет. Там есть и первые модели, которые выпустила в конце XIX века семья Брандт, создатели марки, и «часовая скульптура» Сальвадора Дали, и лунный скафандр Нила Армстронга с часами Speedmaster, и даже пистолет. Не тот, с которым ходил Джеймс Бонд, тоже знаменитый обладатель часов Omega Seamaster, а тот, с которым выходили на беговую дорожку судьи: уже много лет Omega отвечает за хронометраж на Олимпийских играх. История и в самом деле невероятная, главное теперь – не потерять ее.

Если я назову 48-летнего Эшлиманна «молодым директором», мне рассмеются в лицо миллениалы, считающие, что люди столько не живут. Тем не менее для швейцарских часов, как известно, сто лет не срок, и предшественник Рейнальда на посту командира марки Стивен Уркхарт подал в отставку лишь накануне своего 70-летия. Так вот Рейнальд – из самого нового поколения часовых начальников, которое не любит отсиживаться в своих часовых горах. Он выглядит франтом, носит узкие костюмы, любит цветные галстуки и даже рассказывает в интервью о том, какую мужскую косметику предпочитает. Он, как видите, следит за социальными сетями и использует любую возможность наладить отношения с молодыми людьми. Еще бы – это его будущие клиенты. Эшлиманн не идеализирует миллениалов, но и не боится их, как многие часовщики, переживающие, не выбросят ли их на свалку вместе с часами.

Вы можете носить часы своего деда – разве это не круто?

Он, наоборот, уверен, что и в новые времена часы будут дороги людям. Говоря о новом электронном нашествии, Рейнальд вполне оптимистичен: «Коннектированные часы имеют врожденный недостаток: они не вызывают эмоций. У них нет ценности, нет истории, они слишком быстро меняются». Эшлиманн приводит в пример айфоны, которые устаревают в течение года. «Сравните с часами, которые остаются с вами на десятилетия. Вы можете носить часы своего деда – разве это не круто?»

Из этого не следует, однако, что Omega не должна следовать моде. Сейчас мода на «настоящее». Часы могут и должны оставаться узнаваемыми и традиционными, но в том, что касается техники, чем они современнее и совершеннее, тем лучше. «Новое поколение, – говорит он мне, – это поколение людей, которое умеет задавать прямые вопросы. Это поколение «Why?». Кто ты такой, какова твоя история, твой бэкграунд? И почему я должен купить именно твои часы?»

Omega всегда любила новшества – недаром она единственная из марок приняла на вооружение «коаксиальный спуск» часового гения Джорджа Дэниэлса, а сейчас занимается разработками механизмов, нечувствительных к магнитным полям, или нового 18-каратного золота, более прочного и совершенного, чем традиционное. Не довольствуясь обычной (кстати, очень строгой) сертификацией швейцарских хронометров COSC, марка стала прибегать к помощи научных лабораторий института METAS. А еще на Omega работают независимые исследователи и инженеры всей Swatch Group. Мало у кого – даже в Швейцарии – есть сочетание такого художественного, технического и научного потенциала. Все это Эшлиманн готов повторять мне при каждой встрече, доказывая, что его часы не только самые красивые, но и самые совершенные на рынке.

У него, к счастью, есть возможность постоянно тестировать свои взгляды на молодежи. Собственные дети доказали ему, что время наручных часов не прошло: «Моя дочка носит розовые Flic Flac, как и все девочки. А у сына – Swatch Sistem51, потому что эти часы – настоящий сплав технологий и внешних характеристик Swatch. Я уверен, что впереди у них и Omega: до нее нужно дорасти. Но главное – они носят часы постоянно, они живут с ними. Никакие смартфоны их не заменят».

аксессуары · часы ·

Еще в разделе Аксессуары

Популярное