VOGUE UA CONFERENCE

Какие книги редакция Vogue.ua будет читать этим летом

16 июня 2018

В сезон отпусков и каникул редакция украинского Vogue делится своими литературными планами на лето и рассказывает о книгах, которые будет читать в отпуске.

Соня Кваша, креативный директор Vogue UA:

Карен Хорни - о неврозах, чтобы чуть разобраться с собой. Виктор Франкл - о смысле жизни, просто так. "Хазарский Словарь" Павича - вместо сказки. Дочитаю биографию Пегги Гуггенхайм, если прекращу гуглить имена с каждой страницы. Возможно, начну "Цветы зла" Бодлера и почитаю Платона о любви, чтобы влюбиться - или нет.

Татьяна Соловей, обозреватель отдела моды Vogue UA:

Возьмусь за «Маски и скульптуры Тропической Африки»  Громыко – нашла книгу 1984 года на Петровке и влюбилась. Тексты, фото – все по делу. Репортажные снимки завораживают, как фотопроект «Ферма» Джеки Никерсон – нечто среднее между учебником по стилю и этнографии. Потом - "Богдан Ханенко. Спогади Колекціонера". Пора наконец прочитать, как собиралась коллекция одного из любимых киевских музеев.

Жду выхода «Европа. История» Нормана Дейвиса в «Основах» и обещаю себе прочесть ее за лето. Также в планах долистать-дочитать-досмотреть, а после повторить это еще несколько раз с альбомом «Семенко 100». Это сотня арт-буков на стихи Михаила Семенко, которые сделали художники Михаил Букша, Ольга Гайдаш, Катерина Лесив и Роман Рубан. И, конечно, дочитать все то, что не прочитано у Набокова. Сейчас мне кажется, что никто не пишет по-русски лучше, чем он.

Арт-бук "Семенко 100"

Алена Пономаренко, бьюти-редактор Vogue UA:

Я буду читать бестселлер доктора Перрикона The Perricone Promise. О книге я  мечтала, и мне ее подарила Таня Таран, которая первой привезла в Украину средства Perricone MD. Перрикон - легендарный американский автор, врач, нутрициолог и дерматолог. Он первым популяризовал теорию о том, что красота напрямую зависит от питания, придумал лифтинг-диету для кожи. И он же стал выпускать биодобавки в дополнение к средствам по уходу. Николас обещает, что изменения произойдут через 28 дней, если следовать его советам. Проверю.

Из художественной литературы у меня в MyBooks "Бессмертники" Хлои Бенджамин, от которой я жду повествовательности и размаха Донны Тарт, "Шедевр" Элис Броуч, которую планирую читать с сыном;  "Люди среди деревьев" Ханьи Янагихары.

Дарья Слободяник, редактор отдела культура Vogue UA:

Как всегда, читаю много всего и сразу: одна стопка книг - на столе в редакции, вторая - на тумбочке дома. В первую очередь хочу дочитать сборник Трумена Капоте "Призраки в солнечном свете" - это очень живые, в меру богемные, в меру личные эссе, посвященные путешествиям Капоте, его работе журналистом и писателем, а также знаменитым друзьям - актерам, режиссерам, художникам, от Пикассо до Чарли Чаплина. Капоте - гениальный журналист, я обожаю его "Хладнокровное убийство", а после этих эссе влюбилась в него еще больше - и учусь у него стилю, наблюдательности и остроте.

Сразу после Капоте прочту автобиографию художницы Марины Абрамович "Пройти крізь стіни", которая в мае вышла на украинском языке. Уже успела ее пролистать и заметила, что книга написана откровенно и честно. Думаю, проглочу ее в отпуске. Параллельно буду читать  "Паркоммуна. Место. Сообщество. Явление" - это рассказ об одноименном арт-сквоте  в Киеве на улице Парижской коммуны в конце 80-х-начале 90-х. Там работали все любимые художники: Александр Гнилицкий, Валерия Трубина, Юрий Соломко. К "Книжному Арсеналу" книгу выпустили в PinchukArtCentre - это большая и важная работа. А в Cool reader в смартфоне у меня уже новая Ханья Янагихара, точнее, старая: совсем недавно на русском вышел ее дебютный роман "Люди среди деревьев". От ее "Маленькой жизни" меня просто трясло, это одна из главных книг десятилетия, на мой взгляд. Говорят, "Люди среди деревьев" не такая болезненная, не такая жесткая - но это все та же Янагихара.

Книга "Паркоммуна. Место. Сообщество. Явление"

Анастасия Яворская, редактор сайтаVogue.ua:

Еще лет десять назад я брала в отпуск пять-семь новых книг и проглатывала их мгновенно. Теперь же открыла для себя новые свойства художественной литературы, не столько познавательные, сколько успокаивающие. В этом отпуске я буду перечитывать свои самые любимые рассказы и романы. Это "Назову себя Гантенбайн" и Homo Faber Макса Фриша, "Опрокинутый лес" и "Затянувшийся дебют Лоис Тэггетт" Сэлинджера, "Первое мая" и "Ледяной дворец" Фицджеральда. В каждом из этих произведений есть отрывки, которые действуют на меня не хуже медитации.

Виолетта Федорова старший редактор сайта Vogue.ua:

Этим летом в отпуске я буду читать то, что купила на недавнем "Книжнем Арсенале". Прежде всего, это книга "Геополитика эмоций", которая демонстрирует достаточно провокационный и новый взгляд на глобализацию. Мы сегодня живем в очень интересное время и Украина с ее геополитическим положением может стать одним из ключевых участников этой игры. Также каждый отпуск я стараюсь читать что-то связанное с историей моды или индустрией. В этом году меня ждет история бренда Nike, рассказанная его основателем. Называется книга "Взуття-буття" и я жду от нее многого.

Веня Брыкалин, редактор отдела мода Vogue UA:

Начну с Джоан Дидион, сборника рассказов South and West ("Юг и Запад"). В 1970-х американская писательница Джоан Дидион отправилась в путешествие южными штатами. Короткий сборник South and West - кропотливое и безжалостное описание метушни и драмы жителей утомленных солнцем Луизианы, Миссисипи и Алабамы. Хладнокровный и чеканный язык Дидион завораживает, а мелкие трагедии задыхающегося Нового Орлеана сбивают с ног.

Потом возьмусь за Майкла Пеппиатта, его книгу  "Фрэнсис Бэкон в моей крови". Арт-историк Майкл Пеппиатт познакомился с Фрэнсисом Бэконом в 1963 году. С тех пор и до самой смерти великого британского художника вращался на его орбите. Свои воспоминания о Бэконе Пеппиатт щедро излил на бумагу - всего в  библиографии писателя книг, посвященных Бэкону, семь. "Фрэнсис Бэкон в моей крови" - последняя. Надо сказать, герой у Пеппиатта под стать - взлетов и падений в биографии художника куда больше, чем может вместить одна человеческая судьба. Первые страницы книги обещают нервическое чтение. Другого от жизнеописания Бэкона и не ждешь.

Ну и, конечно, "Автобиография каждого" Гертруды Стайн. Хочется снять шляпу перед людьми, которые взваливают на себя труды переводов Гертруды Стайн на русский язык. Эту книгу я читал вдогонку "Автобиографии Элис Б. Токлас", но, в отличие от первой, не помню оттуда ни строчки. "Автобиография каждого" - вторая попытка Стайн в фирменном стиле почти автоматического письма рассказать о своей жизни, особенно той ее части, на которую пришелся успех первой "Автобиографии". Стайн описывает возвращение из Старого света в Новый, свой литературный триумф, встречи с великими (конечно, не обошлось без Пикассо) и бросившийся ей в глаза новый уклад жизни американцев. Самое время к ней вернуться.

книги ·

Еще в разделе Книги

Популярное