search Created with Sketch.

Журнал: Хотеть не вредно. Нимфомания в деталях

21 мая 2015

«Нимфоманка» Ларса фон Триера о влюбленной в секс женщине, которая после юношеских сексуальных эскапад потеряла способность чувствовать и перешла к радикальным мерам, вызвала в обществе бурю обсуждений. Ума Турман, сыгравшая в фильме, вступилась за героиню и за режиссера. «Ларс вовсе не женоненавистник. Он изучает женскую психологию уже много лет. «Нимфоманка» – ода женщине, которая не боится идти своим путем в поисках того, что ей нужно. Но общество так давит на нее, что она исполняется ненависти к себе, – и это очень грустно. Знаете, мы с библейских времен живем в патриархальном мире, где женское подчинение – норма. С этим приходится бороться каждой женщине, как только она достигает совершеннолетия».

Нимфомания как диагноз

«Меня зовут Хлоя», – говорит она тихим, робким голосом. Очень красивая, хрупкая, с большими голубыми глазами. В ней есть какая-то загадка, магнит. Все, кто оказываются рядом – вне зависимости от пола, – подпадают под ее сексуальные чары. Девушке всего 14. Никакой магии – сплошная клиническая психология. «Сексуальная расторможенность встречается у людей с деменцией (слабоумием) в 2–17 % случаев», – объясняет психолог Светлана Митрофанова. С 11 лет ее пациентка Хлоя, как она сама себя называет, рисует эротические картинки, а в 14 у нее уже было столько сексуальных партнеров, сколько среднестатистическая женщина не имеет за всю жизнь.

Митрофанова говорит, что в ее практике Хлоя единственная такая пациентка, хотя гиперсексуальность – повышенное половое влечение – нередко встречается и у мужчин, и у женщин. А вот нимфомания у женщин и сатириазис у мужчин – довольно редкая патология, которая появляется из-за реальных проблем со здоровьем – нервных, психических и эндокринных болезней. При классической нимфомании женщине все равно, кто будет ее партнером, – был бы пенис; она не получает удовольствия и не испытывает оргазмов; она истерична и не контролирует свое поведение в быту.

Психологи утверждают, что зависимость от секса часто встречается у тех, кто вообще склонен к разного рода зависимостям. Американский актер и продюсер Рассел Бренд лечился от наркозависимости, а потом – от «внутреннего принуждения к сексу». Линдси Лохан в разное время увлекалась алкоголем, наркотиками и круглосуточным посещением магазинов. «Ей просто нужно от чего-то зависеть. Если не секс, то наркотики или шопинг», – говорил после расставания с ней ее бывший, Райли Джайлс.

Журналистка Мария всю жизнь гордилась своим сексуальным темпераментом: она мгновенно возбуждалась, как только оставалась наедине со своим партнером, – неважно, был ли это горячо любимый мужчина, с которым ее связывали длительные отношения, или просто симпатичный парень на пару месяцев; всегда первой инициировала секс; отдавала ему предпочтение перед всеми остальными видами досуга; и как только заканчивался один половой акт, готова была начать снова. Ей по-настоящему нравился секс, и она этому радовалась до тех пор, пока по совершенно далеким от секса причинам (у нее возникли проблемы на работе) не начала посещать психотерапевта. «В ходе терапии я выяснила, что живу в постоянной тревоге, и секс – единственный момент в моей жизни, когда я прекращаю думать, обвинять себя и волноваться. Поэтому-то я так его и хотела. И занималась им при каждом удобном случае не потому, что у меня такой темперамент, а потому, что он служил обезболивающим для моей психики», – говорит Мария. Терапевт диагностировал ей сексуальную зависимость, они начали работать с ее тревожными состояниями – и когда в этой сфере произошли изменения, ее сексуальное желание заметно ослабло.

Лечение от влечения

Лучше всего сексуальную аддикцию изучили и лечат в США

Sexual Recovery Institute в Лос-Анджелесе

sexualrecovery.com

Основатель института – Роберт Вайс, автор книги «Вечно заведенные: сексуальная зависимость в эру технологий» (Always Turned On: Sex Addiction in the Digital Age). Доктор считает, что в основе сексуальной зависимости всегда лежит эмоциональная, физическая или психическая травма; именно ее и надо лечить в первую очередь.

Клиника Pine Grove в Миссисипи

pinegrovetreatment.com

Здесь лечились Тайгер Вудс и Дэвид Духовны.

Медицинский портал Sex Help

sexhelp.com

Более 20 клиник в США предлагают лечение длительностью от 28 до 90 дней, в зависимости от сложности случая.

Сайт recovery.org

Здесь можно выбрать специалиста и клинику, в том числе с учетом религии пациента.

Нимфомания как ярлык

В то время как в медицине нимфомания (крайняя степень гиперсексуальности, чрезмерное половое влечение) – диагноз, в быту это определение намного шире. Нимфоманкой с ходу называют любую женщину, которая ведет активную половую жизнь и не стесняет себя нормами общественной морали. Со времен Древней Греции, когда считалось, что женщина, открыто проявляющая желания, страдает «бешенством матки», в отношении к женскому либидо в мире изменилось не так уж много.

В случае с мужчинами ситуация обратная: одержимость сексом – не порок, а элемент пиара. В сексуальной гиперактивности в разное время признавались рэпер Канье Уэст, оскаровский лауреат Майкл Дуглас, гольфист Тайгер Вудс, звезда «Блудливой Калифорнии» Дэвид Духовны и бывший муж Анджелины Джоли Билли Боб Торнтон, который изменял жене с собственным секс-терапевтом. Кстати, Джоли – одна из немногих женщин-звезд, о которых известно, что они сексуально зависимы (по крайней мере, со слов их бывших партнеров – или партнерш, как это было в случае с Анджелиной). Как правило, девушки свою гиперактивность стараются не афишировать.

«Я не верю в нимфоманию или аддикцию. Я отлично себя чувствую, предохраняюсь и совершенно здорова – мои врачи подтвердят. Я делаю то, что приносит мне удовольствие, и пока еще никто на меня не жаловался. Зачем мне менять себя в угоду чьей-то морали?» – размышляет блогер Несса, которая к своим 25 годам переспала с более чем 300 мужчинами. Ее интервью The Guardian вызвало шквал возмущения. Сама Несса совершенно спокойна: она привыкла, что ее выбор осуждают. Это обычная история. Женщина, открыто признающая за собой постоянное желание разнообразного и полного оргазмов секса, автоматически подвергается осуждению. В таких условиях сил на борьбу за собственный выбор уходит куда больше, чем на сам секс.

Феминистки уверены, что женская сексуальность ничуть не слабее, а может, даже сильнее мужской. Однако, несмотря на то что хороший сексуальный аппетит давно в моде, зависимость от секса принято скрывать.

Нимфоманки и интеллект

Наталья – автор нескольких книг для детей. Она организовывает культурные мероприятия и проекты, много путешествует и занимается спортом. Она красива, у нее много поклонников – но еще больше ненавистников. «Меня не напрягает то, что я постоянно увлекаюсь новыми мужчинами, что в сексе у меня нет предрассудков и я могу заниматься им сколько угодно. Мне не нравится, что есть люди, оценивающие мою работу по моим сексуальным предпочтениям. То, что я часто меняю партнеров, вообще никак не может влиять на мой профессионализм. Но доказывать это каждому я не собираюсь».

Те, кто осуждают Наталью, удивились бы, узнав о недавнем научном открытии Наоми Вульф, на основе которого она позже написала книгу. Выяснилось, что сексуальность женщины напрямую связана с ее интеллектом. Каждый новый оргазм раскрывает творческий потенциал женщины: образуются новые нервные связи между клитором, сердцем и мозгом. Именно об этой связи Вульф, политический консультант Билла Клинтона и Альберта Гора, написала в книге «Вагина: новая история женской сексуальности». Чем больше в жизни женщины секса, тем активнее работают связи между ее нейронами и тем шире ее возможности. Вульф разрушает стереотипы о сексуальных глупышках и умницах – синих чулках. Примеры – Жорж Санд, Гала и Джейн Остин. Женщины становились революционерками, писательницами, художницами или музами, проявляя максимум своих интеллектуальных и творческих способностей на пике страсти.

Привычка к сексу

В 2013 году ученые Калифорнийского университета в Беркли доказали, что сексуальной зависимости не существует. Есть физиологический ответ нейронов на сексуальные образы. Его можно сравнить с тягой к сладкому: люди привыкли легко получать удовольствие и попросту не хотят от этого отказываться. Но если все решает только то, что ты видишь и как на это реагируешь, то наверняка это можно контролировать? Все не так просто.

К хорошему сексу легко привыкнуть в первую очередь из-за эндорфинов – химических соединений, которые вырабатывает мозг во время занятий любовью. Желание повторить самый лучший секс в жизни может вызывать почти физическое недомогание. К тому же во время секса выделяется гормон радости дофамин, который вселяет веру в себя, и окситоцин, «гормон объятий», который делает людей более открытыми и радостными. К ним легко пристраститься.

Есть и еще одна вещь, которая влияет на сексуальную ненасытность: детский опыт. «Я выросла в неполной семье, – рассказывает Анна, пиар-менеджер, – а пока взрослела, мама сменила двух мужей. С отцом я познакомилась в 14, тогда же узнала, что бабушка вот уже 12 лет встречается с женатым мужчиной. Возможно, именно это повлияло на мою одержимость сексом: мне никогда не было достаточно одного партнера; меня никогда не интересовали «отношения», мне нужен был только секс – очень много секса». Психологи считают, что такой жизненный опыт – импринтинг, или половое запечатление из детства. Психотерапевт Ирина Морозовская говорит, что распознать забытые моменты из прошлого можно с помощью эриксоновского гипноза. «Когда знаешь, что именно на тебя повлияло в прошлом, проще понять, как изменить это влияние в настоящем», – уверена она.

Здесь только одна проблема: увлекаясь сексом и подпитывая интеллект, гиперсексуальные женщины нередко игнорируют чувства. Любить необязательно, считают многие нимфоманки. Когда они увлечены новым партнером, это дает им такие яркие впечатления, что их хватает не для одного десятка оргазмов. «Это не миф», – говорит Анна. Ее сексуальная жизнь началась в 12, и с потерей девственности ей открылся новый мир ощущений: «Я вся горю от одного взгляда на мужчину, который мне нравится. Почему я должна ждать, если хочу его прямо сейчас? Мне нужен секс, от которого сносит крышу. Если у вас такого не было, как объяснить ощущение, когда вся кожа – эрогенная зона, и только за время прелюдии – два оргазма кряду?»

Нимфоманка и брак

С одной стороны, сексуально активная женщина – находка для мужчины. С другой – множество таких женщин одиноки или скрывают от партнера свои пристрастия. Либо живут открытым браком, хотя найти свободного от предрассудков мужчину довольно трудно. Светлана Митрофанова говорит, что такой женский типаж привлекает мужчин, но неприятный ярлык «слаба на передок» отвращает их от отношений.

Елизавета – совладелец крупной консалтинговой компании. У нее муж, с которым они планируют детей, любовник, который балует дорогими подарками, горячая любовница и парень, с которым Елизавета удовлетворяет свою жажду побыть госпожой. Муж ни о чем не догадывается, а Елизавета бережет семью и с удовольствием проводит время со своим гаремом, наслаждаясь не только вниманием, но и полноценной сексуальной жизнью. «Это моя жизнь, и необязательно навешивать на мужа все, чего мне бы хотелось или когда-нибудь захочется. Мне ничто не мешает пробовать все, что хочу, – я же не сообщаю ему о каждой паре купленных колготок».

Такая полигамность заложена природой едва ли не в каждой. Профессор-антрополог Хелен Фишер из Ратгерского университета, автор пяти книг и сотен научных статей, открыла парадокс влюбленных. Она отследила, что у людей работают сразу две стратегии размножения: с одним основным партнером – чтобы растить детей, и несколькими дополнительными – чтобы распространять свои гены. Все это связано с влечением, которое никогда не фокусируется ни на ком конкретно, с романтической любовью, призванной сосредоточиться на одном человеке, и с привязанностью, которая помогает вырастить ребенка. И все это – не по очереди, а параллельно. «Вот вы лежите в постели с кем-то, кто вам очень дорог, к кому вы очень привязаны, но не испытываете к нему никакого влечения. При этом вы можете быть безумно влюблены в кого-то еще и в то же время не возражать против того, чтобы переспать с кем-то третьим», – объясняет она.

Люди способны разделять секс и любовь, только если полностью отдают себе отчет в том, почему они так делают. Не врать себе могут единицы. Еще меньше тех, кто может не врать своему партнеру. Финансисту Марине не так давно пришлось бросить работу. Почти каждый привлекательный мужчина заставляет ее мечтать о бурном сексе на рабочем столе. «Я, правда, не могла заставить себя думать о работе, если ко мне обращался сотрудник. Приходилось делать сверхусилия, чтобы сдерживаться и слушать. Вечером я отрывалась на муже, хотя он по темпераменту куда спокойнее. Мне не нравится быть постоянным инициатором, но раз нет других вариантов, я делаю что могу. С работы пришлось уйти: слишком много соблазнов».

Пиарщица Анна, любительница секса, вышла замуж в 28. Для этого пришлось изменить привычки и обменять свободу в сексе на счастье в семейной жизни. Ее муж – «нордический тип» и трудоголик, но с ним Анна счастливее, чем с армией фанатов. Она увлеклась дыхательными практиками, йогой и рисованием – вкладывает лишнюю сексуальную энергию в движение и творчество. Занятия с психоаналитиком и фокус на карьере помогают ей держаться. Бывшая нимфоманка печет кексы и удивляет домовитостью старых знакомых – они уверены, что когда-нибудь она сорвется. По ночам ей снятся безумные сцены секса с незнакомцами, а новых привлекательных сотрудников она мечтает соблазнить. Что с этим делать, Аня пока не придумала.

Донья Жуан

Сексолог Татьяна Славина считает, что нельзя путать темпераментную женщину с той, которая пытается компенсировать гиперсексуальностью свою низкую самооценку. Так называемый «синдром донжуанства», когда особенной и желанной женщина себя чувствует только благодаря множеству связей, почти никогда не говорит о качестве секса. И чаще всего никакого удовлетворения он не приносит. «Такова особенность женщин, – считает Славина. – Им необходима любовь».

Ирина Морозовская, психотерапевт с более чем 20-летней практикой, утверждает, что постоянная смена партнеров говорит о неспособности или неумении строить отношения. «Не могу себя контролировать» – это лишь попытка избежать контроля над собой и оправдать свои поступки. Победы на сексуальном фронте дают ощущение власти над мужчиной. Но часто за ними стоит боязнь близких отношений и неспособность доверять.

«Часто меняют партнеров женщины маскулинного типа, – говорит Морозовская, – «фаллические». Они обожают бросать вызовы мужчинам и доказывать, что те нужны современной женщине разве что для секс-баталий». В свободное от секса время «фаллические» барышни с легкостью справляются со всем на свете – от тяжелых тренировок до серьезной карьеры.

Писательница Наталья соглашается: бороться с мужчинами и правда хочется. Ей нравится доказывать, что она умная и сильная, что ей не надо «хвататься за штаны», чтобы получить от жизни желаемое. Недавно она рассталась с почти идеальным мужчиной – с ним было легко воплощать в жизнь самые смелые фантазии, включая БДСМ, его хватало, чтобы удовлетворить все ее аппетиты. Пока однажды он не сказал, что «она не такая, какой он себе ее представлял». Наталья ходит к психологу в попытке разобраться, что с ней происходит. Но поступиться своим образом жизни пока не готова. Да, она всю жизнь доказывает папе, что достойна любви, ей и правда не хватает внимания и заботы. Да, ей хотелось бы кого-то идеального, но мужчин сильнее себя она не встречала. «Мы сами стали такими мужчинами, за которых хотели бы замуж», – заключает она.

Все женщины – нимфоманки

Татьяна Евсеева, психолог, коуч и тренер по быстрым личностным изменениям, уверена, что сексуальность – одна из главных движущих сил в жизни человека. Прятать ее – бессмысленно, как и закрываться от внимания мужчин в случае длительных отношений. «Если женщина научится правильно использовать особенности своего темперамента, она будет способна на великие дела. Если женщина закрывается и прячет сексуальность, она будет ходить по замкнутому кругу, пока не устанет», – говорит Татьяна.

Рей Волфсон, колумнист мужского портала returnofkings.com, утверждает, что все женщины – нимфоманки. Задача мужчины состоит в том, чтобы через секс пробудить в женщине ненасытного зверя, не знающего преград и сомнений. «Быть альфа – значит давать ей лучший секс в ее жизни. Если она смотрит на других – значит, она все еще ищет самый лучший в своей жизни секс. Так дай его ей», – подбадривает подопечных Волфсон.

Если секс – не удовольствие, а цель

Татьяна Славина:

Все не так плохо. Можно найти партнера с таким же сексуальным темпераментом и жить долго и счастливо.

  • Сублимация. Фрейд был прав: человечество развивается, когда переводит сексуальную энергию в творческую. Новые проекты, работа, развитие, творчество, общение с интересными людьми – все это возможности улучшить себя и мир вокруг.

  • Спорт. Физическая нагрузка позволяет чувствовать себя уверенно и снимает сильный секс-заряд. Но занятий с личным тренером-мужчиной лучше избегать.

  • Еда. Нужно быть осторожнее с продуктами, стимулирующими сексуальное желание: морепродукты, шоколад, острые и душистые специи, орехи и прочие афродизиаки могут перевозбудить.

Ума Турман ·

Еще в разделе For Men

Популярное