search Created with Sketch.

Журнал: интервью с дизайнерами Marc by Marc Jacobs

13 ноября 2014

Кэти Хиллиер и Луэлла Бартли умеют обзаводиться поклонниками. Об их ироничной, исключительно оригинальной одежде, дерзких аксессуарах и сумочках всегда мечтали уважающие себя модницы. Вот и сейчас на шестом этаже невзрачного офисного здания на углу Бродвея и Спринг-стрит в нью-йоркском офисе Marc Jacobs Кэти находит новых поклонников, хоть и совершенно не так, как на их первых с Луэллой показах Marc by Marc Jacobs. Переодеваясь, она оказывается в кабинете абсолютно топлес, лицом к огромным окнам, и даже не подозревает, что ее шоу собрало небольшую толпу офисного планктона в здании напротив.

Кэти Хиллиер и Луэлла Бартли в Нью-Йорке. На дизайнерах одежда из их дебютной коллекции для Marc by Marc Jacobs сезона осень-зима – 2014/2015, призванной задать вектор развития бренда на годы вперед
Кэти Хиллиер и Луэлла Бартли в Нью-Йорке. На дизайнерах одежда из их дебютной коллекции для Marc by Marc Jacobs сезона осень-зима – 2014/2015, призванной задать вектор развития бренда на годы вперед

«По-моему, они в восторге», – подначивает Кэти ее давняя коллега, помощница и напарница Луэлла, сама только что сбросившая «слишком сексуальную» виниловую юбку-карандаш (Луэлла принципиально не носит «сексуальную» одежду). Кроме того, винил и удушливая 33-градусная жара – не самое удачное сочетание. Совершенно пунцовая Кэти скрывается в противоположном конце кабинета – без огромных, во всю стену, окон.

Подобные курьезы неизбежны в офисных зданиях, застрявших среди других таких же оживленных небоскребов. Но уроженки Лондона Кэти и Луэлла получают огромное удовольствие от своей работы в Новом Свете, ради которой им приходится по две недели в месяц проводить в Нью-Йорке. Их жизнь здесь началась с того, что они перешли на овощной сок и обзавелись привычкой начинать свой день в шесть утра с тренировки в спортклубе Equinox. 41-летняя Луэлла предпочитает беговую дорожку, а 40-летняя Кэти – велосипеды. Раньше их физическая нагрузка в основном состояла из танцев до утра в очередном только что открывшемся ночном клубе с самой модной публикой. «Мы повзрослели», – пожимает плечами Кэти.

Несмотря на это, они кажутся парочкой подростков-сорванцов, которые заканчивают друг за другом предложения и никак не могут поверить, что заполучили работу в «высшей лиге»: Кэти – в качестве креативного директора, а Луэлла – дизайн-директора женской линии. Как любая девчонка, получившая предложение всей своей жизни, Кэти тут же позвонила лучшей подруге. «Как только мне предложили работу в Marc by Marc Jacobs, моей первой мыслью было: «Надо срочно рассказать Луэлле». Я позвонила ей и спросила: «Хочешь со мной?» Потому что без нее я бы не согласилась, – рассказывает Кэти. – Я страшно боялась и волновалась: такой шанс! Но, в конце концов, именно к этому меня готовили в колледже – быть креативным директором марки. И потом, я всегда считала, что если ты чего-то очень боишься, значит, надо браться и делать».

Несмотря на успех бренда (продажи Marc by Marc Jacobs составляют до 70 % всех продаж Marc Jacobs International – высокая планка для новых директоров), в последние несколько сезонов он немного растерял свой блеск. «Если стиль пользуется популярностью, это отнюдь не означает, что и через 10 лет он будет актуален, – признает Кэти, 12 лет работавшая над линией аксессуаров Marc Jacobs. – Наши вещи в магазинах имели большой успех, но между ними и подиумными моделями не хватало связующего звена. В 2001 году, когда марка только появилась, мало кто знал, что происходит на подиуме. Сейчас же все в курсе модных тенденций, и потому разница между коллекциями на подиуме и в магазине стала слишком очевидной. Между ними не было логической связи: обе яркие и хорошие, они не составляли, однако, единого целого. И из-за этого страдал общий образ марки».

Marc by Marc Jacobs
Marc by Marc Jacobs
Marc by Marc Jacobs
Marc by Marc Jacobs

Поэтому Кэти и Луэлле предстояло начать не столько с новой одежды, сколько с реанимации бренда – их дебютная коллекция должна была определить вектор его развития на годы вперед. Прежде всего нужно было выяснить, какая она – девушка в стиле Marc Jacobs. «Лучшие марки, независимо от того, нравятся они лично вам или нет, – те, в чьих моделях без труда угадывается образ их идеальной женщины», – объясняет Луэлла. Достаточно одного взгляда на перечень ключевых характеристик девушки Marc Jacobs, чтобы понять общее направление мысли: «дерзкая», «ироничная» и «очаровательная» обведены маркером в длинном списке, включающем такие эпитеты, как «озорная», «беспечная», «оригинальная», «раскрепощенная», «бунтарка», «смелая» и narky («вспыльчивая»). «Последнее было непросто объяснить нашим американским коллегам, – смеется Кэти. – Никто не мог сказать, что значит narky».

Обе горячие поклонницы марки с момента ее основания, Кэти и Луэлла вспоминают мегахиты бренда, которые им так хотелось купить («а помнишь те джинсы? а ту ветровку?»). «Главное отличие Marc by Marc Jacobs раннего периода – неповторимый дух, – считает Кэти. – В то время эта марка была очень крутой, но при этом ты мог себе позволить к ней приобщиться. Она никогда не предназначалась для избранных. Любой человек мог зайти в магазин и найти что-то себе по вкусу. Да, она, несомненно, была культовой, но частью этого культа мог стать кто угодно». «Главной задачей этой коллекции было создание образа, понятного покупательницам, – чтобы они могли сказать: «Я знаю эту женщину и хочу быть на нее похожей». И предложить им очень удобную и практичную одежду, чтобы это желание сбылось», – добавляет Луэлла.

Премьера их коллекции состоялась в начале года. Она получилась динамичной и по-хулигански очаровательной. Модели группами дефилировали по подиуму. В этой молодежной одежде они напоминали компании девчонок, собравшихся потусоваться в скейт-парке. Образ получился настолько убедительным, что казалось, будто эти девушки побросали свои велики у двери и из любопытства заскочили взглянуть на шоу. Или проверить, поместится ли в зале хафпайп. На джинсах и гоночных костюмах были логотипы MBMJ, дерущиеся ниндзя и типичные для BMX-культуры принты – например, Bunny Hop (так называют прыжок на велосипеде). Здесь очень кстати пришлись таланты дизайнера скейтерской одежды Фергюса Перселла. Удались и платья с длинным рукавом цвета мокрого асфальта, и модели элегантного серого оттенка с вкраплениями красного и синего. К некоторым полагались увешанные цепями банданы работы того же Фергюса и Джуди Блейм. И завершающий штрих – нарочито громоздкие ботинки, fashion-вариация на тему обуви для мотокросса. Коллекция получилась смелой и бескомпромиссной. «Нам обеим казалось, что определенный сегмент моды остается неохваченным. Одежда, интересная активным, сильным, уверенным в себе, чуть ребячливым женщинам, – говорит Луэлла. – Мы не делаем вещей, сковывающих движения».

Дружба Кэти и Луэллы началась в 1999 году – их познакомила общая подруга, стилист Кэти Гранд. Они встретились в пабе в Челси на Фуд-стрит, пропустили по стаканчику вина и отправились в галантерейный магазин V V Rouleaux за лентами. Через несколько дней Кэти Хиллиер уже работала над заказами для молодой марки Бартли Luella. Все модели они шили вдвоем, время от времени привлекая лекальщика. Луэлла выпустила сумку Luella for Mulberry Gisele, открыла монобрендовый бутик в Мейфэре на Брук-стрит и получила целый ряд наград, в том числе «Дизайнер года – 2008». Но, несмотря на успех, в ноябре 2009 года марка закрылась, когда ее покинул один из инвесторов.

Marc by Marc Jacobs
Marc by Marc Jacobs

Луэлла взяла паузу длиной в четыре года и переехала в Корнуолл, где наслаждалась конными прогулками и писала книгу о британском стиле. «Для меня эта пауза оказалась очень ценной. Я смогла снова взглянуть на моду со стороны», – вспоминает она. Неужели за все это время ей не поступали предложения вернуться? «Поступали, и некоторые выглядели заманчиво, но я жила в Корнуолле. Мне много раз приходилось отказываться от очень интересной работы, но на тот момент это имело свои причины. К тому же я хотела находиться рядом с детьми. Когда они были совсем маленькими, я работала сутками напролет. Это был непростой период – как раз, когда Luella заканчивала свое существование. Поэтому, когда все было позади, я решила посвятить эти годы им – и себе».

Однако отказаться от предложения Marc by Marc Jacobs она не могла. «Джейкобс очень повлиял на большинство дизайнеров нашего поколения, поэтому любая возможность работать с ним – большое счастье. Марк может увидеть вещь, добавить какой-то незначительный штрих – и она оживет. В этом его гений», – рассказывает Луэлла. Даже если сейчас Марк и не принимает непосредственного участия в повседневной жизни марки, он продолжает следить за творческим процессом. «Помню, как мы с ним обсуждали коллекцию осень-зима – 2014, он предложил отказаться от одной из моделей, только и всего, – и оказался абсолютно прав. Без нее шоу прошло на ура». Во время показа Джейкобс сидел в первом ряду вместе с Софией Копполой, а во время финального выхода стоя аплодировал дизайнерам, словно гордый отец.

Нью-Йорк Кэти и Луэлле к лицу, но основная часть их жизни все же проходит в Лондоне. Кэти живет в Мэрилебоне со своим другом Патриком Грантом, портным с Сэвил-роу, а Луэлла – в Блумсбери с мужем, fashion-фотографом Дэвидом Симсом, и их тремя детьми: 11-летним Кипом, 9-летним Стиви и 7-летним Недом (в какой-то момент она ненадолго прерывает интервью, чтобы позвонить домой и поболтать с детьми перед сном). Костяк творческой команды Marc by Marc Jacobs из пяти дизайнеров, в числе которых Хиллиер и Бартли, обретается в Rochelle School в Восточном Лондоне. В среднем на три недели жизни в Лондоне приходится две недели в Нью-Йорке, но создается впечатление, что правила дизайнеры устанавливают себе сами.

В Лондоне у Кэти есть своя отдельная студия и команда из восьми человек, вместе с которыми она работает над собственной линией ювелирных украшений и аксессуаров для волос. И это помимо работы консультанта во всевозможных проектах, в том числе в компании по производству сумок. «Когда я соглашалась на работу в Marc by Marc Jacobs, мне даже в голову не могло прийти закрыть свою студию. У меня есть обязательства перед коллегами и клиентами. Хотя, – признается она, – я немного переживала, что моим клиентам это не понравится. В конце концов, странная ситуация, когда ты становишься креативным директором другой компании. Неужели они захотят обсуждать со мной свои сумки?» – «С превеликим удовольствием», – ответит любой из них.

Прически: Bok-Hee

Макияж: Maki Ryoke

Редактор съемки: Pippa Holt

интервью · дизайнер · Marc by Marc Jacobs ·

Еще в разделе Бренд

Популярное