search Created with Sketch.

Журнал: как одеться в оперный театр

18 декабря 2014

Сбылась моя мечта: я побывала на представлении всех четырех опер «Кольца нибелунга». Эта тетралогия – самое масштабное произведение в истории оперы, Рихард Вагнер писал ее 25 лет. Весь цикл длится около 16 часов и разбит на четыре вечера, поэтому целиком «Кольцо» ставят весьма и весьма редко, и оно всегда становится для театра событием как минимум десятилетия. Чтобы поставить тетралогию, театру нужен космический бюджет, гениальный оркестр, культовый режиссер и солисты из топ-10 мировых оперных звезд. Зрительнице же для «Кольца нибелунга» нужны четыре баснословно дорогих билета и четыре платья.

Кадр из фильма «Кремастер», 1997. Режиссер Мэтью Барни
Кадр из фильма «Кремастер», 1997. Режиссер Мэтью Барни

По случаю 200-летия со дня рождения Вагнера, которое пришлось на 2013 год, сразу несколько самых лучших оперных сцен представили постановки «Кольца». Мне посчастливилось посмотреть вагнеровскую эпопею в миланском оперном театре Ла Скала, Баварской государственной опере и уже нынешним летом – в Венской государственной опере. Невероятным приключением оказались постановки в Милане и Мюнхене с разницей всего в пару недель, когда в течение месяца мне нужно было найти, полюбить и вжиться в восемь разных платьев. Причем платьев вагнеровских, к которым сам феномен вагнерианства, а вместе с ним и я предъявляем повышенные требования.

Вагнерианцев в зале всегда видно. Их наряды – целое высказывание. Для посторонних оно сводится к многодневному и скрупулезному составлению великолепного оперного образа, а на самом деле эти люди выносят вагнеровскую идею Gesamtkunstwerk – объединенного произведения искусства – за пределы сцены и наполняют ею зрительный зал. Это история об искусстве любить оперу и ходить в оперный театр. Поэтому вагнерианство – это нечто среднее между идейным движением и закрытым клубом со своими нормами поведения и дресс-кодом.

Собираясь на свое первое «Кольцо…» в Милан, я должна была не только помнить о «клубных» правилах, но и, как всегда, учитывать специфику театра. Хотя еще со времен великого дирижера Артуро Тосканини Вагнер стал для Милана привычным и любимым явлением: театр все-таки итальянский. Местная публика между драматичным образом и безапелляционным шиком выбирает второе. Так в моем чемодане оказались темно-синее платье с лифом в золотистом стеклярусе для «Золота Рейна» (вода, золото, синий, золотистый – все сошлось); струящееся светло-бежевое платье в пол для «Валькирии» – своеобразный жест солидарности с сильной, но уязвимой из-за своей женственности главной героиней; фиалковое платье-бюстье с пышной юбкой для «Зигфрида» – просто чтобы приятнее было пережить самую затянутую часть тетралогии; и маленькое, но очень выразительное черное бархатное платье для апокалиптической «Гибели богов».

В Мюнхене мой вагнеровский гардероб был совершенно иным. Баварская столица – второй в мире оплот вагнерианства после Байройта, в котором проходит легендарный Вагнеровский фестиваль. Здесь публика демонстрирует чудеса хорошего вкуса (да-да, в Мюнхене, а не в Милане), большой дружбы с главными домами моды и, похоже, бездонную глубину кредитных карт. А еще в Мюнхене как нигде помнят, что Вагнер называл свои зрелые произведения не операми, а «музыкальными драмами». Так что наряды в Bayerische Staatsoper не просто оперные, а те самые, вагнеровские. Сильные. Запоминающиеся. В Мюнхене можно и нужно приравнивать платье к театральному монологу и уметь играть – фактурами, цветами, силуэтами. Поэтому у меня были черная кожаная юбка в пол с бархатным топом; красное платье, которое я купила специально для «Валькирии» и несколько лет никуда не надевала, дожидаясь своего Вагнера; и васильковое шелковое платье с обнаженной спиной, созданное под впечатлением от удивительного голубого зеркального зала Баварской оперы. Есть простой способ проверить, насколько удачен образ: вагнерианцы безошибочно распознают в толпе «своих» и сами подходят друг к другу знакомиться.

Иллюстрация Жоржа Лепапа для Vogue, январь, 1923
Иллюстрация Жоржа Лепапа для Vogue, январь, 1923

Помимо перманентных поисков достойного платья опероманы переживают множество волнующих хлопот. Так, ни в коем случае нельзя пропустить начало продажи билетов: иногда их так быстро расхватывают, что билет можно приобрести в течение лишь одного дня – месяцев за шесть или даже за год до события. В отдельных случаях, когда оперное представление или целый фестиваль настолько эксклюзивны, что просто купить билеты нельзя, следует записываться в очередь и ждать. Иногда по 10 и больше лет, как верно ждут своих билетов посетители Байройта.

Если с хорошим билетом не сложилось, опероманы смотрят спектакль стоя. Практически в каждой крупной опере перед спектаклем продают билеты на стоячие места. Поскольку количество таких билетов ограниченно, очередь выстраивается за несколько часов до открытия кассы. И тут легко понять, кто в очереди новичок, а кто за свою жизнь проник таким образом не на одну громкую премьеру. Профессионалы проводят время с комфортом. Вот дама – кажется, ровесница Пласидо Доминго – с идеальной укладкой, макияжем и маникюром, на ней винтажное платье и чуть более актуальные балетки Prada, дорогой жемчуг на шее и в ушах. Она заняла очередь в первой десятке, удобно расположившись на принесенном с собой раскладном табурете – фирменном атрибуте ветеранов стоячих мест. Дама читает книгу, а спустя час достает из театрального клатча ловко припрятанный сэндвич. Окошко вечерней кассы открывается, и счастливчики, которым хватило билетов, за считаные минуты впархивают в вестибюль, а затем и в зал.

Втеатрах, где стоячие места не имеют номеров, главное – моментально занять место с самым лучшим обзором и быть готовым за него бороться. Однажды в Вене меня чуть не побила фрау в дирндле, претендующая на честно занятый мною угол. Ситуацию спас повязанный по местной традиции шарф: он обозначает «зарезервированную» территорию. Так я узнала, что потасовки в опере случаются не только во время скандальных постановок, когда одна часть зала кричит возмущенное «бу», а другая восторженно рукоплещет.

Следующей в моем оперном расписании значится «Дафна» Рихарда Штрауса, на чью жизнь пришлись несколько политических режимов и обе мировые войны. «Дафна» была побегом Штрауса в античность – очень красивым и нежным побегом. Думаю, мне нужно что-нибудь светлое, драпировка и шлейф. Да, обязательно шлейф.


Сцена из оперы Рихарда Вагнера «Смерть богов»
Сцена из оперы Рихарда Вагнера «Смерть богов»

«Кольцо нибелунга»

Торжества в честь 200-летия Вагнера растянулись до 2015 года: поставленные по этому случаю «Кольца нибелунга» в мае-июне повторят в Венской государственной опере, а в июне – в рамках фестиваля «Вагнер в Будапеште». В Байройте же новое «Кольцо» анонсировано на 2020 год.

платья · премьера · опера ·

Еще в разделе Культура

Популярное