search Created with Sketch.

Журнал: актер Станислав Боклан о фильме "Поводырь"

07 ноября 2014

моменту, когда солнечным осенним днем мы встретились со Станиславом Бокланом на террасе подольского ресторанчика, я уже посмотрела фильм «Поводырь», а он еще нет. «Так вот почему вы не загордились, – пошутила я. – Поздравляю, отличная работа, и «Оскар» впереди». – «Да, смокинг у меня давно есть, красную дорожку купил и вожу в багажнике, чтобы сразу расстелить и пройтись», – иронично подыгрывает Боклан.

Станислав Боклан
Сорочка из хлопка, джемпер из кашемира, пиджак из шерсти, брюки из хлопка, все – Brunello Cucinelli

Пока официант несет кофе, Станиславу звонит кто-то из съемочной группы «Поводыря» – в это время идет пресс-конференция по поводу оскаровского скандала. В кои-то веки в Украине сняли несколько хороших фильмов, и тут же началось стравливание на почве сравнения, что лучше – современный жесткий социальный фильм с новаторским киноязыком («Племя» Мирослава Слабошпицкого) или исторический блокбастер о расстреле слепых кобзарей («Поводырь» Олеся Санина).

«Меня не интересует околокиношная суета, – говорит Боклан, сыгравший в «Поводыре» роль бывшего военного, слепого кобзаря Ивана Кочергу, спасшего американского мальчика от преследований НКВД. – Мне интересно было работать на площадке, интересны люди, которых собрал Санин. Вы можете себе представить киногруппу, где всем было бы приятно работать друг с другом? Я не помню ни скандалов, ни потупленных взглядов».

Станислав Боклан – звезда Молодого театра. Каждому обязательно нужно посмотреть, как он играет в «Загадочных вариациях» по пьесе Эрика-Эммануэля Шмитта. За его плечами более 60 ролей в кино и телесериалах, в основном герои нашего времени – миллионеры с седыми висками, влюбленные в юных фей, коррумпированные чиновники и разного рода бизнесмены. Такую роль, как в «Поводыре», он ждал всю жизнь и вложил в Ивана Кочергу и свое эго, и эмоциональный опыт, и актерское мастерство. «Это же наш Роберт Де Ниро, наш Аль Пачино, какой у него металл во взгляде и какая торжествующая улыбка!» – восклицала я после просмотра «Поводыря». «Я очень боялся, чтобы не вышла лубочная история, чтобы не было голубков в вышиванках, – говорит он. – Мы украинцы не потому, что у нас есть шаровары и вышиванки, а потому, что сильны духом и несгибаемы. Это история о человеческом достоинстве».

А сейчас он сидит напротив, пьет эспрессо и весело рассказывает о гримерах и костюмерах, которые натирали солидолом воротник рубашки, рисовали заусеницы и запрещали стричь ногти, чтобы больше грязи помещалось, – для натуральности. Станислав играл в специальных линзах, которые не просто создавали видимость незрячих глаз: актер в них действительно ничего не видел. «Я же на площадке хохмил, шутил, а как только надевал линзы, сразу забивался в угол и сидел тихо, как все слепые, которые играли в этом фильме. Правда, я приноровился в них пользоваться телефоном – мог позвонить жене».

Мнение жены, актрисы Молодого театра Натальи Клениной для него крайне важно: она не раздает пустых похвал, ее «нормально» означает «очень хорошо». «Я не знаю, о чем вы будете писать, – улыбается Боклан, – ничего интересного в моей жизни нет: работа, дом, дети, роли, тексты. Женщины всегда сами меня выбирали, приходили и уходили, а последняя задержалась почти на 30 лет».

Как каждая актерская биография, его нетипична по-своему. До 11 лет жил с бабушкой в деревне, пока родители обустраивались в Киеве (работали на заводе имени Антонова), поэтому умеет косить траву и доить корову. В школе был почти отличником с неудовлетворительным поведением. Хорошо рисовал и лепил, но не решился посвятить этому занятию всю жизнь. Прошел на вечернее отделение в политех, но учиться не стал, работал на заводе «Кристалл» и за компанию с парнем, готовившимся в театральный, пришел поступать в институт имени Карпенко-Карого. Получил двойку по актерскому мастерству. А на выходе из института к нему подошла преподавательница и предложила: «Что-то в тебе есть, давай устрою в студию театра Франко». – «Нет, – сказал Боклан, – я хочу только в Карпенко-Карого, и я костьми лягу, но в следующем году обязательно поступлю». И поступил, а потом по его стопам пошел младший брат Николай.

Станислав после института уехал работать в Мариупольский театр. Через 10 лет с женой, тоже актрисой, вернулся в Киев, в Молодой театр, где первые два года чувствовал себя лишним, крепко пил и подрабатывал литературной практикой. Мало кто знает, что Боклан написал сценарии к двум первым «Телетриумфам», нескольким программам «Человек года», для юбилея завода имени Антонова в стихах описал все марки самолетов, и песни на его юбилейные стихи пел Иосиф Кобзон. И елки были? «Нет, как ни странно, у меня была такая установка: елки – это последнее дело; если я буду халтурить на елках, то буду такой, как все. Не в смысле, что я лучше (а то сейчас коллеги прочитают и скажут, что выпендриваюсь). Я предпочитал работу, которая развивает». Он играл все, что предлагали, потому что: а) нужно зарабатывать деньги; б) неизвестно, когда позовут в следующий раз. И только в этом году позволил себе отклонить три предложения.
Сегодня он входит в обойму самых высокооплачиваемых украинских актеров, и иногда дочь Маша, которая работает кастинг-директором компании Star Media, говорит ему: «Папа, ты слишком дорогой для этого проекта».

«Если смотреть со стороны, кажется, что все прекрасно, – философски замечает Станислав, – а на самом деле я невыносимо долго к этому шел, и такое впечатление, что все время по камням. До 30-35 лет меня не приглашали в кино: я был такой сладкий темноволосый молодой человек, ничего особенного. Один московский режиссер мне сказал: «У вас лицо какое-то не такое, оно для кино неинтересно». Сейчас, с одной стороны, тоже нет уверенности в завтрашнем дне, а с другой – нужно держать взятую планку. Так и балансирую».

К чашке кофе в ресторане полагалось предсказание. Боклану попалось «Вы достигнете поставленной цели». «Если бы написали, чего конкретно достигну…» – скептически говорит он. «Вы хотели, чтобы там было написано «Вы получите “Оскар”?» – «Да нет, я не думаю, что «Оскар» изменил бы мою жизнь. Возможно, я ездил бы не на Golf City X-3, а на BMW, возможно, дача была бы не 2-, а 5-этажной. Сидеть и ждать, что тебе позвонит Спилберг? Нет, не позвонит. А если и позвонит, то я английского не знаю», – хитро улыбается Боклан. А я почему-то верю, что ему позвонит много хороших режиссеров.

В январе следующего года Станиславу исполнится 55 лет, и, по слухам, худрук Молодого театра Андрей Билоус готовит под него постановку по пьесе Мартина Макдонаха «Однорукий из Спокана» – это почти бенефисный моноспектакль. На осень у Станислава три проекта: «Нацгвардия» Алексея Шапарева, скетч-шоу на СТБ и новый врачебный сериал на «1+1». «Я еще мечтаю снять фильм и поставить спектакль. Но знаете, что меня останавливает? Я на клеточном уровне ненавижу самодеятельность. Оттого и стихи свои не издаю. Есть такая страшная штука – самолюбие. Оно, с одной стороны, очень мешает, а с другой – двигает вперед. Я мог бы остановиться и успокоиться, но нет: я всегда должен быть первым».

Фото: Ksenia Kargina

Стиль: Olga Yanul

Прическа: Andrey Yablonskiy

Груминг: Vitalia

Производство: Valentina Tarkovskaya

Премьера фильма · интервью ·

Еще в разделе Культура

Популярное