search Created with Sketch.

"Каждая песня - это бой": интервью с Андреем Хлывнюком

05 апреля 2016
"Каждая песня - это бой": интервью с Андреем Хлывнюком

2 апреля группа "Бумбокс" представила в киевском Дворце спорта свой новый макси-сингл "Люди", а теперь отправляется в большой всеукраинский тур. С лидером группы Андреем Хлывнюком встретилась Дарья Слободяник.

Понедельник, дождь, утро: в ресторан Under Wonder в отличном настроении заходит Андрей Хлывнюк, здоровается с официантами, заказывает оладьи и американо ("отличный украинский завтрак!"). О том, что Хлывнюк закрыт, сдержан, часто обходится общими фразами и не любит рассказывать о себе, среди журналистов ходят слухи, но во время встречи с командой Vogue.UA музыкант их опровергает. Оладьи, принесенные официантом, стынут, Хлывнюк говорит обо всем сразу: новом альбоме, жене, прошлом, Донбассе, Майдане, Джамале. "Завтракайте, пока горячее", - замечаю я. "Нет, давайте говорить, пока идет", - улыбается Хлывнюк.

В последние пару лет украинские музыканты начали активно выпускать EP и макси-синглы. Почему, как думаете?

Давайте по порядку. EP – это мини-альбом, а макси-сингл – это, по сути, одна песня, и собранные вокруг нее треки, близкие ей по смыслу. В нашем макси-сингле все песни подходят под концепцию трека «Люди», поэтому именно он - хедлайнер нашего маленького «фестивальчика». Мы живем в мире, в котором люди упрекают музыкантов в том, что у них одинаковые песни. А все почему? Потому что в радиоротацию попадают только два типа музыки: или мажорные, веселые, танцевальные хиты, или только минорные, про любовь, как у меня, например. И те, кто меня знают только по "телеку" или по радио, уверены, что я всю жизнь пою только грустные песни. Для этого мы и выпускаем макси-сингл – чтобы продемонстрировать людям еще массу материала, который у нас есть. Вокруг очень много информации, каждое утро новости бомбардируют нас, а вместо этого хочется уделить внимание чему-то еще.

Вы говорите, вас  бомбардируют новости. Как спасаетесь?

Никак. Я просто хочу побыть наедине со своими мыслями, друзьями, близкими! Наедине с музыкой. В моей голове играет музыка: я просыпаюсь, она играет, засыпаю – играет, и если меня атакуют новости, она перестает играть. А мне это не нравится (грустно вздыхает)

Я уловила в вашем новом макси-сингле ностальгию, прощание с определенным этапом – особенно в песне «Выход». Я права?

Да, «Люди» - это взрослая, романтичная, немножко философская пластинка. Вся эта ностальгия началась с альбома «Средний возраст», а потом продолжилась в «Терминале Б». Короче, такой себе занудский альбом.

Вы часто называете себя занудой. Действительно таким себя считаете?

Нет, наверное, это все-таки самоирония (улыбается). Я так говорю, потому что в новой пластинке много романтики и мало стеба. Это я называю занудством. Теперь у нас совсем другой, более серьезный подход к звуку, например, появилась музыкальная гармония, а раньше было два-три аккорда. Мы стали продуманными музыкантами: садимся, например, в студии и рассуждаем: «А давайте возьмем такие-то барабаны, сделанные из такого-то конкретного дерева, и запишем звук именно в такой-то комнате – и вот тогда у нас будет именно такой «бум», как нам нужно!»

В новой пластинке много романтики и мало стеба

Правда, что вы будете выпускать макси-сингл «Люди» на кассетах?

Обязательно!

Вы сами слушаете кассеты?

Да, у меня есть двухкассетный проигрыватель.

Как думаете, "Бумбокс" слушают на кассетах или это просто дань названию группы?

Если вы отъедите 50 километров от Киева, вы поймете, что кассета жива. Однажды в Ивано-Франковске меня подвозил таксист на старой "Ладе", и он слушал на кассете альбом Высоцкого. «Чувак, ты слушаешь кассеты?», - спросил я. -  Нет, я слушаю кассету. Одну. Последние 20 лет», - ответил он. – Я каждый день выхожу на работу и слушаю эту кассету. Тадам! Занавес.

Об этом можно короткий метр снять. Или песню написать.

Я подумаю (улыбается)

Хотела поговорить о песне «Злива», которую вы записали с Джамалой и Дмитрием Шуровым и выпустили в ноябре 2014 года, на годовщину начала революции. Вы долго ее писали?

За одну ночь. Она была написана на улице Рейтерской в феврале 2014 года. В том доме тогда никого не было – всем было страшно, и все сбежали из города. Я сидел один в пустом доме, и написал "Зливу".

Я сидел один в пустом доме, и написал песню "Злива"

Думали, что после Майдана нужно что-то написать?

Как раз думал, что не нужно. Я долго ее держал и не хотел выпускать, пока не понял, кто ее может исполнить вместе со мной. Джамала, кстати, очень долго просила у меня какую-то песню, но у меня не было материала для нее. У меня и для себя не было песен тогда: я не мог ничего писать. Это не очень приятный период. А потом все сошлось: Джамала и ее музыканты, Дима Шуров, и я как музыкальный продюсер. Песня «Злива» - тот редкий случай, когда запись происходит очень быстро, и после нее  все аплодируют друг другу.

Быстро – это сколько?

Часов шесть.

А долго?

Бесконечно.

Вы говорите, был период, когда вы не могли писать. То есть вы ждали вдохновения, как настоящий творческий человек?

Нет, у меня тоже есть дедлайны. Правда, я их сам себе ставлю.

Если не успели написать к определенному сроку, что происходит?

Не получаю зарплату (смеется). Серьезно, глобально не получаю. Просто тогда, во время Майдана, я был настолько в шоке от того, что происходило вокруг, что мне было сложно писать что-то не по теме. Это редкий случай, на моей памяти это было всего два раза - а я вот уже  лет 15, как пытаюсь что-то писать.

Пытаетесь? Это говорит один из самых популярных музыкантов страны?

Да, вы же знаете – каждая песня, как и у вас каждый текст – это бой. И ты никогда не уверен, что у тебя получается на сто процентов.

У меня тоже есть дедлайны. Правда, я их сам себе ставлю.

Я читала интервью вашего продюсера Алексея Согомонова, который рассказывал, что первую пластинку "Бумбокс" "Меломания", которая вышла в 2005 году, нико не хотел брать в ротацию.

Странная история была: тогда "Бумбокс" пронеслись как цунами, только на радио нас не брали. Вообще, у нас тогда была очень интересная ситуация: группа как сумашедшая набирала обороты, а тебе все еще нужно было думать о том, сколько стоят кроссовки, и можешь ли ты себе позволить это. И оно шло, шло, шло – очень долго. У всех музыкантов в Украине этот период долгий.

"Бумбокс" в 2005 году

Вы помните тот день, кода осознали, что стали популярным?

Помню. Я был на гастролях в России, где-то далеко за Уралом. Зашел в бар, который оказался одновременно и стрип-клубом, и вдруг понял, что танцовщица снимает с себя лифчик под мою песню. «Хватит!», - подумал я и пошел к себе в номер. Иногда так бывает: если ты планируешь рассказать всему миру то, что переживаешь, будь готов, что популярность может приобрести разные формы.

Группе "Бумбокс" 12 лет. Вы сильно изменились за это время?

Не очень. Стал старше и чуть более черствым, что ли. Хотя это даже не черствость, а так, хитрый "прищур". Стало больше опыта и меньше волос. Я ни о чем, в принципе, не жалею. Хотя, возможно, нужно было меньше любовниц заводить в молодости, когда я был неженат. На тот момент мне казалось это нормальным  - это была как игра, салют! Но я точно знаю, что некоторых людей это укололо. Мне жаль, и я прошу прощения у них.

Кому вы посвящаете свои песни? 

Я много песен посвятил своей жене Ане Копыловой. Не всегда это читается, правда, и иногда мы в семье шутим на эту тему. Едем в машине, а жена спрашивает: «Ну, когда же ты напишешь песню  «Аня, о Аня!» (смеется).

Зачем вы участвовали в качестве судьи в телешоу Х-фактор?

Читателям и зрителям интересны звезды, а на самом деле в артисте не это самое интересное - не результат,  а путь, который он проходит. Я – self made "суперзірка" и я готов рассказать, каким был мой путь – и подбодрить своим рассказом молодых музыкантов. В нашей стране всего можно добиться самому – я это точно знаю. При этом я не умоляю роль продюсера в судьбе артиста. Продюсер - профессия важная и страшно интересная. Его задача – помочь артисту не сойти с правильной дороги, не отклониться от своего пути и не сойти с ума, когда наваливается слава. 

Не сойти с правильной дороги - что вы конкретно имеете в виду?

Самый простой пример – когда тебе предлагают огромные деньги за политический тур. Музыкант не всегда понимает, нужно ли соглашаться, но продюсер должен быть дальновидным. При этом знаете, что интересно? В идеале в результате такого правильного сотрудничества каждый артист постепенно должен становиться продюсером, а каждый продюсер - чуть-чуть артистом. Но не только продюсер должен думать про твое достоинство. Как бы это пафосно не звучало, работать над репутацией можно годами, а вот  "просрать" – за один день: одним политическим концертом или тремя неправильными словами в  интервью. И – все, ты - никто. Причем если ты "профукал" свое достоинство, то и твоя популярность очень быстро сдувается, как мыльный пузырь – твои песни вдруг оказываются никому не нужными.

В нашей стране всего можно добиться самому – я это точно знаю

"Бумбокс", наверное, самая гастролирующая украинская группа. На что похожи ваши туры? Это действительно настоящий рок-н-ролл?

Вы намекаете на пьяный угар и оргии? Да, все так и есть, правда,  без алкоголя и без оргий, по крайней мере для меня. А так, все так и есть – вечеринки, веселье, карнавал! Алкоголь уже не обязателен - карнавала можно достичь и без допинга. Да и вообще, если веселая вечеринка вдруг случилась в начале тура – все, тур "запороли". Правило хорошего тура – не слишком веселиться первые пять дней.

Правило хорошего тура – не слишком веселиться первые пять дней

Правда, что самые душевные концерты у  "Бумбокс" были в Донецке?

Да, в Донецке мы играли самые теплые концерты в Украине – разве что Киев мог посоревноваться по атмосфере. Донецк принимал нас любыми – и когда мы приезжали с занудными песнями, и когда давали рок! Очереди на концерты выстраивались огромные. Я очень скучаю за Донецком – не за концертами даже, а за общей атмосферой и людьми. Хотя многих людей оттуда я встречаю по всему миру – в Киеве, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Берлине. Думаю, скоро мы снова соберемся вместе: когда все закончится, наш первый концерт будет на Донбассе.

Ответственное заявление!

После всего то, что случилось с нами, мы больше не имеем права быть безотвественными или плыть по течению, или жить инертно. Это касается всего – музыки, которую ты пишешь, статей в журнале, которые ты выпускаешь, качества продуктов на рынке и в ресторане. Мы должны делать все качественно - мы больше не имеем права на ошибку.

Когда все закончится, наш первый концерт будет на Донбассе

Через несколько дней вы отправляетесь в тур. Вы как-то особенно готовитесь к большим концертам?

Для меня концерты – это физиологическая потребность: в том смысле, что я никак на них не настраиваюсь, но без них жить не могу. Концерт – это как пробежка по утрам: ты вроде бы сначала не хочешь, тебе лень и ты находишь сто причин не делать этого, но когда ты таки вышел на пробежку, ты абсолютно счастлив. Так и с концертами.

 

Фото: Алина Красиева 

музыканты · музыкальные премьеры ·

Еще в разделе Музыка

Популярное