В рамках искусства: интервью с оформителем витрин Жан-Кристофом Омасом

21 июля 2018

Как несколько цветных линий могут украсить, а политкорректность – испортить, знает оформитель модных витрин Жан-Кристоф Омас.

Жан-Кристоф Омас

Основатель дизайн-агентства Singular Paris Жан-Кристоф Омас создает сценографию для витрин, презентаций и выставок. Он работал с Фиби Файло начиная с ее первой коллекции для Céline: оформлял витрины, презентации и штаб-квартиру бренда – так в личном кабинете Фиби появилась мебель современных барочных итальянцев DIMORESTUDIO и культовые вещи 1960–80-х годов Джо Коломбо и Арне Якобсена. С приходом нового арт-директора логичен мой вопрос: что дальше? «Конечно, нет», – отвечает Жан-Кристоф, он больше не сможет работать для Céline – и роняет фразу, которую подтвердила бы значительная часть модного мира: «Потому что в профессиональных кругах я ассоциируюсь с Фиби Файло».

Витрина круизной коллекции 2010 года – первой для Фиби Файло в качестве арт-директора Céline

С первой круизной коллекции Céline 2010 года Фиби Файло делала акцент на создание гардероба и взаимозаменяемых вещей-инвестиций. В оформлении витрин и презентаций эта идея воплотилась в подчеркнуто сдержанной и дорогой по части материалов сценографии. К примеру, тогда, в 2010-м, в витринах Жан-Кристоф разместил два манекена в твидовых жакетах: один – в черных брюках, другой – в юбке на фоне нечеткого фото с проступившей каплей крови на прикушенной губе – как проблеск эмоции сквозь броню из сдержанных до скуки фактур и оттенков.

Оформление закрытого ужина Céline, июль 2017

До агентства Singular Paris (Жан-Кристоф переименовал созданную им же в 2006-м студию Voici-Voilà) Омас 7 лет работал с Кристианом Лакруа, с 1998-го в команде Louis Vuitton отвечал за визуальные коммуникации – как раз тогда Марк Джейкобс начал делать первые коллекции одежды. После стал фрилансером: сотрудничал с Chloé времен арт-директора Ханны Макгиббон и John Galliano времен Джона Гальяно, парфюмерами Diptyque и L'Artisan Parfumeur, магазинами Colette и Galeries Lafayette, марками разнообразных стилистик и сегментов Mugler, Hermès, Petit Bateau, Eres и Dior. Студентом изучавший текстильный дизайн, он никогда не интересовался плоским форматом 2D, а сразу начал делать проекты по сценографии и оформлению пространства.

Витрина Diptyque, оформленная в честь 50-летия марки, 2018

В этой части он всегда был сторонником выразительных жестов. Жан-Кристоф любит оформлять вещи в рамки – так они получают больше «самостоятельности». Эффектность приема он оценил во времена работы в Louis Vuitton, когда оформил витрины в стиле цветных композиций американского концептуалиста Сола Левитта. Жан-Кристоф обожает менять цвет и фактуру вещей – к примеру, покрыть бронзовым загаром тропические листья для презентации купальников Eres. «Мне хочется, чтобы витрину воспринимали как картину, которую можно рассматривать на улице», – говорит он. Самыми эмоциональными у Омаса получались витрины, которые он делал вместе с Джоном Гальяно. Они были «шокирующими» – забрызганными искусственной кровью или с гигантскими крыльями из нашинкованной бумаги. «Увы, сейчас все стали бояться сильных жестов», – вздыхает Жан-Кристоф и признается, что политкорректность не идет на пользу в его деле: слишком правильное не вызывает эмоций.

Жан-Кристоф любит оформлять вещи в рамки - так они получают больше "самостоятельности"

Для описания своих любимых «трюков», помогающих делать вещи более эффектными, он использует слово détournement. Оно появилось в 60-х благодаря философу Ги Дебору, который так называл практику искажения смысла при минимальном изменении вещи. В моде практика придания вещи нового смысла стала главным приемом с легкой руки Мартина Марджелы, что на первых порах казалось сатирой на существующий модный декоративный распорядок – не меньшей, чем гидеборовское «Общество спектакля».

Витрина для John Galliano, 2013

Образ игры – с материалом, воспоминанием, модой – стал главным для первой музейной инсталляции Жан-Кристофа, которая была представлена в брюссельском Центре моды и дизайна MAD в июне в рамках выставки It’s My Own, An Everyday Fashion Story бельгийского дуэта Own, который отдал ее на откуп прикладным художникам – оператору-постановщику, стилисту, архитекторам, флористу, студии графического дизайна. Жан-Кристоф сделал акцент на магнитной пленке из кассет и подвижной пластиковой занавеской покрыл все вещи воображаемой примерочной – так, что все в ней нужно было угадывать.

Инсталляция в брюссельском Центре моды и дизайна MAD для выставки It’s My Own, An Everyday Fashion Story, 2018

Этим же, по сути, Жан-Кристоф занимается всю свою карьеру: «Я никогда не вижу коллекцию – только мудборд, поэтому я должен угадать, как она будет в итоге выглядеть, чтобы вещи и оформление сочетались».

Текст: Татьяна Соловей

Еще в разделе Персона

Популярное