RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Что нужно знать о театре uzahvati

06 октября 2020

uzahvati – самый необычный украинский театр. С 2016 года команда театра создает иммерсивные спектакли, которые проходят в неожиданных местах: в библиотеке, во время променада по Киеву, на стадионах. Режиссер театра Полина Бараниченко рассказала vogue.ua, почему современным зрителям нравится не просто смотреть, но проживать спектакли; а также как создавался новый спектакль о любви STEREO, действие которого происходит на стадионе.

Спектакль REMOTE
Спектакли uzahvati очень популярны, о них много говорят. Как вы думаете, в чем сила иммерсивного театра?

Я думаю, что ответ на вопрос лежит в сверхзадаче этого формата театра - переключить зрителя с привычного “смотрю”, “оцениваю”, “думаю” на “чувствую”, “участвую”, “проживаю”. Сам формат создан таким образом, что очень важно эмоциональное состояние зрителя во время просмотра спектакля. Оно может меняться и быть очень контрастным. Также ценно, что дискомфорт, непонимание, раздражение и злость так же важны, как и весь положительный спектр эмоций.

Полина Бараниченко
Как лично вы познакомились с этим театральным направлением?

Мы пришли к этому направлению в 2016 году,  путем личных поисков внутри художественных форм, которыми занимались. Когда начали нащупывать, уже потом поняли, что это иммерсивный театр, что он существует в Европе и США, и что это целое направление. А двигало нами желание переосмыслить роль создателей проекта и роль зрителей, создавать эмоциональные проекты, которые оставляют след в сердце человека.

Как вы выбираете локации для спектаклей? Я была на спектакле “DIALOGY” и думала о том, что это идеальный выбор

В случае со спектаклем “DIALOGY” сначала было место действия – библиотека, а потом уже родилась постановка. Мне очень хотелось освоить именно пространство библиотеки. Тогда казалось, а сейчас я уже понимаю, я была права, что библиотека в своих образах, метафорах и атмосфере – потрясающее место для проживания иммерсивного спектакля. Поэтому в спектакле прослеживается соавторство локации и сюжета. А для новой постановки “STEREO” мы достаточно долго выбирали место действия. Команда знала, что спектакль будет про отношения, только для двоих зрителей, которые взаимодействуют. Были разные варианты, путем поисков и проб пришли к стадиону. А в спектаклях-променадах “THE TIME” и “Remote Kyiv” целое искусство: совместить сюжетную линию с маршрутом или подчинить сюжет маршруту, который нравится.

Спектакль DIALOGY

Кстати, для нового спектакля уже также нащупывается место действия ранее, нежели сюжет и идея. Выбор локации для спектакля – это очень разный путь и мне он нравится, ведь так мы исследуем театр, пространство и смыслы.

А бывает такое, что зритель не готов к иммерсивному театру?

Основная задача иммерсивного театра – вовлечение чувств, и да, к этому человек часто бывает не готов. Не потому, что постановка сложная, новаторская, оригинальная, а потому что человек просто пока не готов отключить рациональность и включить эмоциональность. Наше общество этому, к сожалению, не учили. Еще важный аспект - не готовность зрителя встретиться с чем-то новым и неизвестным. Иммерсивный спектакль всегда дарит такое ощущение: потому что локация и маршрут неизвестны, зритель не знает, как развивается сюжет, ведь он авторский и не опирается на известные произведения. Эмоциональная неготовность и страх столкновения с новым мешает полному погружению в иммерсивную постановку.

Расскажите о том, как родилась идея спектакля STEREO?

В команде uzahvati я очень ценю подход “бережного отношения к идее”: когда она рождается мы позволяем ей быть, без какой-либо конкретики. Помню, что у нас появилась идея спектакля для двоих, для мужчины и женщины, в момент, когда каждый по-своему размышлял над темой отношений. Дальше мы стали говорить: о любви, семье, парах. В рамках размышлений и решили попробовать создать что-то в этом направлении. Идея просто жила и ждала своего времени. Следующим этапом преображения идеи стало название и главная мысль. Размышляя над ассоциациями про отношения к нам пришло слово “STEREO” и его трактовка - когда два независимых звуковых сигнала сливаются воедино, они образуют “STEREO”. Поскольку основным выразительным средством наших спектаклей являются звуковые дорожки в наушниках, мы приняли эту форму трансляции мысли. Поиск места действия занял основную часть времени, и потом уже оно продиктовало сюжетные эпизоды. Этот спектакль особенный, потому что не создавался специально, а, как говорят, “сложился”. Он складывался на протяжении полутора лет, и каждый период времени дал спектаклю что-то свое. Карантин стал бесценным временем, давшим возможность что-то переосмыслить, посмотреть на свои отношения и отношениях близких. Тогда и родилась идея брать интервью у пар в отношениях, которые и стали частью драматургии спектакля.

То есть можно сказать, что это и одновременно документальный театр?

Я не склонна называть это документальным театром, потому что задача и цель использования этих интервью  другая. Самым ценным было не то, что говорят пары, а то, как они к этому процессу подходили, что мы слышали “между” вопросами: тембр, голоса, настроение. Мы давали 21 одинаковый вопрос для нее и для него. И вот кто-то отвечал 40 минут, а кто-то 4 минуты. Когда человек говорит о себе и о своей судьбе - так не придумаешь, можно только почувствовать. Важна была не передача конкретных историй, а только отдельные, значимые фразы, так называемые «триггеры», которые погружают зрителя в свою историю, а не в историю пар, которые звучат. Из почти 10 часов документального материала в  спектакле использовано минут 20, применен художественный монтаж. Выходит, что документальность здесь условна, но вот честность и эмоциональность максимальна.

Какой самый необычный отзыв о спектакле “STEREO” вы уже слышали?

Этот спектакль подарил нам массу диаметрально противоположных отзывов,  реакций, а также поступков зрителей. Ни один спектакль до “STEREO” не был таким разным по отзывам. Это естественно, потому что очень большое значение в проживании спектакля имеет жизненный опыт каждого человека и личная история пары. Впечатления каждого участника зависят от его чувств и событий в этот период жизни и открытости к новому – как вокруг, так и внутри себя. У меня были ожидания и представления по реакциям на некоторые эпизоды спектакля, но зритель так необычно ведет себя во время спектакля и после, что я иногда думаю, а мой ли он спектакль смотрел))

Спектакль STEREO

Некоторые зрители “требуют” от нас более романтического сюжета, кому-то недостаточно юмора, хочется “как-то повеселее”, кому-то не нравится потому что представляли себе иначе и шли с ожиданиями. Я сделала вывод, что все хотят включиться в тему отношений, но почему-то делают это не в своих домах и прямо в отношениях, а в рамках анализа спектакля. А спектакль может приобретать любой ракурс: от романтичного до трагичного, ведь, повторюсь, все зависит от каждого человека, что он слышит, на что реагирует, что позволяет себе делать или отказывается. Все это диктует направление спектакля, что для меня удивительно, необычно и ценно.

В ваших спектаклях зачастую нет актеров, или их функции «выполняет» голос в наушниках. Вы как режиссер не скучаете за возможностью работать с актером и его психофизикой? Или в иммерсивном театре место актера занимает зритель?

Благодарю вас за такой интересный и необычный вопрос. Я как режиссер вообще переосмысляю свою профессию от спектакля к спектаклю. Делаю это для того, чтобы каждая постановка становилась для меня инструментом самопознания. Когда я иду неизвестным путем, несколько травматичным для себя, экспериментальным, тогда и в спектакль направляю много живых и честных размышлений. В постановочном процессе приходит момент, когда нужно включить ремесло: я начинаю работать с драматургом, композитором, выбирать локацию, но при этом стараюсь сохранить свою главную задачу: ничего не выдумывать. Первые мысли, диктуемые профессионализмом, стараюсь отсекать и доверяться интуиции, а также ощущениям.

Актеры конечно же есть: несколько в спектакле-променаде “THE TIME”, 6 героев в спектакле “DIALOGY”, а НЕспектакль в квартире “День/тень” вообще опирается на личность одного актера - Павла Алдошина. В работе с ними для меня очень важно не проработать психофизику, а дать им и себе возможность для открытий. Все актеры, с которыми работаю на этапе создания постановки и записи аудиодорожки спектакля, в первую очередь, интересны мне как личности. С ними я бесконечно экспериментирую, позволяю себе учиться у них. Я готова не пригласить очень талантливого профессионального актера, если мы с ним человечески не резонируем на этом жизненном этапе. Для меня ценно человеческое взаимодействие и выбираю только тех, с кем мы звучим в унисон.

Еще в разделе Театр

Популярное