search Created with Sketch.

Журнал: Дом-музей

31 июля 2013

Когда телеведущая Татьяна Рамус увлеклась рисованием, она превратила целый этаж в мастерскую. В доме, где подлинники Родена и Дега мирно уживаются с картинами самой хозяйки, побывал Евгений Алефиренко



На Татьяне платье, Zuhair Murad; кольцо и серьги, рубины, все – Crivelli

 

Трехэтажный таунхаус на тихом киевском Печерске Татьяна называет не домом, а «пространством». Его изначально покупали не для жилья – телеведущая Татьяна Рамус вместе с мужем, бизнесменом и известным арт-коллекционером Игорем Вороновым, имеют дом неподалеку. Здание на Печерске – это семейная художественная галерея, место встреч с друзьями, а с тех пор, как Татьяна увлеклась живописью,?– и ее личная мастерская. «Это полностью мое детище,?– говорит она об интерьере.?– От начала и до конца – свет, мебель, декор – все сделано по моим идеям».


На первом этаже – гостиная, к которой примыкает небольшой бар с панорамной фотографией Гайдая, и большая терраса под шатром. Второй этаж – семейная галерея: гибрид выставочного зала и запасников хорошего музея. На третьем – мастерская Татьяны. Все три слоя – классический интерьер гостиной, галерейный разнобой и творческий беспорядок студии – объединяет крутая деревянная лестница. Общий стиль пространства задают картины и скульптуры.



«Маленькая 14-летняя танцовщица» Дега. Кованый столик и рабочий стол на заднем плане – из кабинета работы Диего Джакометти


«Интерьер не должен заглушать произведения искусства или противоречить им. Поэтому я старалась избежать одной строгой стилистической направленности. Мебели здесь немного и я рада, что удалось найти вещи, комплементарные живописи и скульптуре». На самом деле деление на предметы искусства и предметы мебели в этом доме зачастую условное: кованый кабинет работы Диего Джакометти, доминирующий в гостиной, сам по себе произведение искусства. Иногда создается впечатление: некоторые полотна соревнуются друг с другом за внимание, что Татьяну вовсе не смущает. «Это – студия, некий творческий беспорядок задуман специально как часть стиля».



«Деревянный воин» Саида Ахмади


Первое, что видит человек, входя в дом,?– большое полотно Оксаны Мась, висящее прямо напротив дверей. «Мой муж любит Родена,?– говорит Рамус.?– Однажды в музее Родена он подошел к окну и замер, а я сфотографировала его. Позже по мотивам моей фотографии Оксана нарисовала эту картину. Когда Игорь в первый раз увидел полотно, то долго рассматривал его,?– получилось что-то вроде бесконечного зеркала».



Эспадрильи, Valentino


Эта картина – единственная живописная константа дома: только она никуда не девается и не переезжает. Остальные работы подчиняются обычному для произведений искусства циклу – уезжают на выставки, возвращаются, перекочевывают в запасники второго этажа. Во время визита украинского Vogue, например, часть скульптур из коллекции Игоря Воронова выставлялись в Мыстецком Арсенале на экспозиции «100 шедевров мировой скульптуры» – Татьяна указывает на пустые места, обычно занимаемые скульптурами Модильяни и Дега. Часть шедевров стоят тщательно упакованными и готовыми к путешествию в другие галереи.



 Пейзаж украинского художника Анатолия Криволапа задает энергетику всей студии. На переднем плане стол из кабинета Диего Джакометти


Третий этаж напоминает парижские мансарды импрессионистов. Зал с высокими потолками и профессиональной осветительной системой разделяет колонна, у подножия которой расположены британские напольные часы. Рядом со столом работы Диего Джакометти стоят уютные кожаные полукресла. У большого окна с любимыми художниками северным светом стоит мольберт, вокруг – холст, палитры, кисти и краски, а с балкона открывается вид на внутренний дворик и крыши соседних домов.


«Маленькая 14-летняя танцовщица» Дега в гостиной. За ней на стене картины Анатолия Зверева и Лидии Мастерковой

Картиной, задающей тон всему интерьеру, Татьяна считает пейзаж Анатолия Криволапа: «Эти цвета дают энергию. Если бы здесь висело что-то другое, комната имела бы совсем иную энергетику. Важны скульптуры Александра Сухолита, он чудесный мастер. Еще мне нравятся Дмитрий Чипарус, Олег Тистол, Василий Цаголов». В другом конце мастерской – зеркальная стена, у которой стоят скульптуры Родена и Дега.



Хотя Татьяна уверяет, что в студии царит творческий беспорядок, тюбики с красками и кисти аккуратно расставлены перед мольбертом и готовы к работе


Из Татьяниных работ в студии хранится картина «Одна в музее», изображающая скульптурную женскую фигуру с воздетыми руками посреди выставочного зала. Еще одно полотно недавно отправилось в Москву – первая работа, которую Татьяна продала, а не подарила. «Человек хорошо обошелся с картиной, нашел для нее в интерьере специальное место, сфотографировал и прислал мне фото,?– говорит Татьяна.?– Я смогла взглянуть на нее со стороны, посмотреть, как она выглядит за пределами моей мастерской, в другом пространстве». Однако признает, что отпускать ее в чужие руки было нелегко: «Я не хотела отдавать ту картину, но потом поговорила с мужем, и он сказал: пусть живет своей жизнью».



Скульптуры Эдгара Дега в студии


Произведения искусства, среди которых общепризнанные шедевры, оказывают почти ощутимое давление. «Дома все иначе, лаконичней,?– рассказывает Татьяна. Но добавляет: – Каждая картина – это окно в другой мир. Когда я попадаю в интерьер без картин, спустя какое-то время у меня начинается клаустрофобия. Такая неприятная пустота. Если бы мне предстояло провести более или менее продолжительное время в помещении без картин, я просто взяла бы карандаш или краски и начала что-то рисовать прямо на стенах».

 


На Татьяне блуза, Stella McCartney; брюки, Chanel; жакет, Victoria Beckham; туфли, бант и браслет, все – Saint Laurent; часы, Chopard; серьги, кольцо, желтые бриллианты, все –  Crivelli. На фоне – скульптура Александра Сухолита  

 

Фото: Olga Onishchenko

Стиль: Julie Pelipas

Прическа: Igor Lomov

Макияж: Nata Strilchuk

Ассистент стилиста:

Olga  Zhyzhko

Еще в разделе Культура

Популярное