#РАКНЕВИРОК: Ксения Панкратова – о вере в себя и душевных шрамах, которые не заживают

Vogue UA и "Фонд Рината Ахметова" запустили проект #РАКНЕВИРОК. Его герои – женщины, победившие онкологию, а также врачи и психологи. Продолжает проект киевлянка Ксения Панкратова, которая в 33 года столкнулась с диагнозом "рак молочной железы", прошла лечение длиною в пять лет, а тем, кто сейчас борется с болезнью, хочет сказать: "Будет сложно, страшно, тяжело. Но вы победите".

Ксения Панкратова

Я узнала о своем диагнозе в 2012 году. Мне было 33 года. Я хорошо помню этот день. Я вышла из кабинета врача, села в машину, и начала слать сообщения мужу и сестре: у меня рак. Была паника, было жутко страшно, ну как это могло случиться со мной? И миллион вопросов в голове: с чего начинать? что делать? куда бежать? К каким врачам? Особенно в самом начале меня расстроили встречи с некоторыми хирургами, которые, глядя на меня и на мои анализы, говорили: "Ну, покажите, что там у вас?" – и, на расстоянии полутора метров осмотрев меня, заключали: "А, ну так мастэктомия, все убираем". Я чувствовала себя как кусок мяса... Я потом еще неоднократно сталкивалась с врачами, которые, видимо, прогуляли медицинскую этику и вели себя совсем неэтично… Когда ты борешься за собственную жизнь, это тяжело пережить. Но в то же время были правильные люди, и вместе с ними были приняты правильные решения, благодаря которым я выпуталась.

Во время лечения рядом всегда были мой муж, сестра, родители. Мои друзья. В общем, были все и даже больше. Были люди, которых я абсолютно не знала. На каких-то этапах было очень сложно и необходима была помощь посторонних людей. Мы делали сборы денег, когда поняли, что начинаем тонуть финансово, – нам помогали абсолютно посторонние люди, совершенно незнакомые, которых я никогда не видела и которые никогда не видели меня. Помог Фонд Ахметова – благодаря Фонду я получила одну капельницу очень дорогостоящего препарата, расходы на который съедали все наши финансы. Помогали все вокруг!

У вас все получится. Будет сложно, страшно, тяжело. Но вы победите.

У меня было шесть курсов очень жесткой химиотерапии с дичайшими побочками, еще 12 курсов терапии с другим препаратом, которые проходили чуть мягче, и потом облучение. Облучение прошло терпимо – я могла есть, ходить и гулять, а это дорогого стоит. Я проходила лечение в частной клинике и намеренно не ложилась в стационар, а приезжала только прокапаться. Я приезжала, меня капали, и потом муж меня забирал. Параллельно с лечением старались вести обычную жизнь. Это психологически проще: куда-то ходить, что-то делать, быть в каком-то режиме, в попытках себя куда-то пристроить.

Силы бороться давало только одно: очень хотелось жить! Очень хочется увидеть, как растут наши дети. Вот это, пожалуй, было самым большим стимулом, моей главной жаждой жизни. Во время лечения я работала с психологом, хотя, скажу честно, что моим близким местами было сложнее – и им тоже нужна была психологическая поддержка. Муж справился самостоятельно, но он никогда мне не говорил, и я думаю никогда не скажет, что ему было очень тяжело. Его мама рассказывала, что, когда он приезжал к ней, пока я находилась на лечении в стационаре, он приходил, ложился на кровать и просто молчал. Молчал долго, долго. Жутко это вспоминать.

Я уверена, что проект #РАКНЕВИРОК очень важен. Я поделюсь маленьким воспоминанием. Когда я узнала о том, что у меня рак и лечиться будем однозначно, как большинство людей, мы полезли в интернет посмотреть, а что же, собственно, нас ждет? И вот несколько вечеров подряд мы гуглили, смотрели: рак молочной железы, вторая стадия. И тут мы с мужем находим очень коряво написанную статью, читаем. В общем, судя по этой статье, мне оставалось жить лет пять. И я просто в панике начала думать: "Пять лет, пять лет! Что я должна успеть сделать за пять лет?" Тогда в интернете было очень мало информации о болезни, и мне ее не хватало. Проект #РАКНЕВИРОК важен, потому что он дает нам ключевое – информацию. Не нужно думать о том, что, если я что-то нашла у себя, какие-то уплотнения либо изменения, либо по самочувствию что-то не так, – все это пройдет… Нет, ребята, давайте сходим к врачу, убедимся, что это – может быть, доброкачественное, а, может, начальная стадия! Пожалуйста, на сидите и не смотрите, как вы медленно будете умирать, потому что, если ничего не делать, то концовка только одна – умирать. Поэтому очень важно рассказывать публично, объяснять, что необходимо бороться с этой болезнью, и у вас все получится, если вы вдруг оказались с ней лицом к лицу!

В общем, судя по этой статье, которую я нашла в интернете, мне оставалось жить лет пять. И я просто в панике начала думать: "Пять лет, пять лет! Что я должна успеть сделать за пять лет?"

После болезни у меня очень изменилось качество жизни. Когда я впервые услышала эту фразу – "качество жизни", – мне не очень было понятно, что имеется в виду. Что это? Дорогие автомобили? Дорогая одежда? Нет, это совсем не то. Качество жизни – это возможность просто есть, когда тебя не тошнит, или просто пить, или пойти в гости к друзьям, или выйти на прогулку в парк. Вот это – качество жизни. Не денежные знаки, а возможности реализовать свои маленькие желания. После болезни начинаешь дорожить тем, что раньше казалось само собой разумеющимся.

Если честно, мне не очень комфортно давать интервью о болезни и вспоминать все это. На каком-то этапе я даже сказала: "Я не хочу больше". Моя близкая подруга занимается помощью онкобольным, и она часто приглашала меня на какие-то встречи, лекции, где я рассказывала о пережитом опыте. На определенном этапе сказала: "Дорогая, извини, я не хочу больше никакой онкологии в своей жизни". Я хочу стараться пускай не закрыть, но хотя бы перевернуть эту страницу, потому что бесконечно вариться в этой боли сложно и тяжело. На мастер-классы приходят же не только те, кто уже здоров, и красив, и с прическами, а приходят девушки с лицом, на котором нет бровей и ресниц, с намотанным на лысую голову платком и с темно-синими кругами под глазами... И я понимаю, что эта девушка смотрит на меня и думает: "Да, ты победила, но смогу ли я?" А я не могу бесконечно об этом говорить. Это как болячка, которую нужно постоянно ковырять, я не хочу ее все время ковырять. Но и закрывать глаза и говорить "со мной этого никогда не было" я не буду. Это большой-большой шрам – и физический, и душевный. Невозможно закрыть глаза и сказать, что этого никогда не было. Было.

Женщинам, которые сейчас болеют, хочется сказать одно: важно верить в себя. Верить врачам. У вас все получится. Будет сложно, страшно, тяжело. Но вы победите.

Узнать больше об инициативе #РАКНЕВИРОК, а также поделиться своей историей выздоровления можно на странице проекта.

Над проектом работали:

Текст: Дарья Слободяник, Виолетта Федорова
Видео: Polina Grebenik
Фото: Danil Kaistro
Стиль: Anastasiia Yatsenko
Макияж: Vitalia
Прически: Yevgeniya Kozlova
Ассистент стилиста: Lesya Pak
Сет-дизайн: Tanya Kantemirova @ComilfoDecor @ComilfoFlowers
Продюсер: Marina Sandugey-Shyshkina

Не следуй за модой — ощущай её

Подписаться

Еще в разделе

Популярное на VOGUE

Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.