RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Ее звали Джулия: как я влюбилась в девушку

06 июня 2020

«Вот такие духи были у многих моих девушек, хоть они и мужские», – сказала Джулия, отставляя флакончик Chanel обратно на полку. В этот момент мне стал понятен ее стиль в одежде, нарочито мужской и спортивный, хриплый голос и решительность, которой я никогда ранее не встречала у женщин. Возможно, именно тогда все началось. Но об этом чуть позже.

Единственной целью моей поездки в Париж была работа: я впервые летела снимать Paris Fashion Week. За неделю до отъезда я судорожно открывала свой блокнот каждые полчаса, стараясь убедиться, что не упустила что-то важное.

В Париже надо было где-то жить, и мой бойфренд через своего партнера по бизнесу разыскал контакты Джулии – они дружили. Она любезно согласилась меня принять на время моей поездки и помочь со всеми трудностями, если таковые будут. Очередной новый человек, очередная история знакомства. «Привет, я Мария».

Может, все началось, когда мы прятались от проливного дождя в маленьком кафе в Маре и пили капучино. Она не отрывала меня глаз, а я продолжала тараторить о показах, дизайнерах и аккредитациях. Или, может, когда она ждала меня дома с ужином. Или в то субботнее утро, когда по дороге на Монмартр мы заглянули на барахолку и не могли остановиться, рассматривая сокровища.

Дни в Париже летели один за другим, и я не успела оглянуться, как Джулия стала мне близким другом. По вечерам она возвращалась пораньше и готовила нам ужин. “Mon Bebe (именно так она меня прозвала из-за нашей разницы в возрасте), ты где? Пора ужинать!” Именно за этими ужинами мы рассказывали друг другу, как прошел день, делились взглядами на жизнь, плакали, смеялись и уже не представляли жизни без таких вечеров.

Та неделя была не самой легкой в моей жизни: один за другим приходили отказы в аккредитациях, и это было как нож в сердце. Но Джулия вселяла в меня такую веру в себя, и оказывала такую поддержку, которой я давно не чувствовала.

В один из дней я проснулась пораньше, чтобы ехать снимать стрит-стайл. Пока в полумраке шипела кофемашина, я, еще полусонная, проверяла почту. И вдруг – заветная аккредитация: мое первое шоу Celine с только назначенным Эди Слиманом. «Я тебе говорила! Говорила! Ты покоришь вершины!» – Джулия включила ‘Promises’ Calvina Harisa и мы танцевали так долго, пока я, наконец, не поверила в происходящее.

Накануне я в своей обычной манере тараторила, как мечтаю побывать в Moulin Rouge. Я еще продолжала болтать, а электронные билеты уже были у Джулии в почте.  «Вуаля! Мечты должны сбываться. Будь готова завтра в 22:00». Пока я собиралась сразу на два самых важных мероприятия в моей жизни и пыталась накрасить губы, у меня тряслись руки. Впереди было первое в жизни и карьере шоу Celine, а после него – первый поход в Мулен Руж. Я зашнуровала конверсы, бросила в сумку каблуки. Обязательно сменю их перед кабаре.

На показе случился момент, который многое перевернул в моем представлении о работе и о себе. После всех проверок, аккредитаций и очередей я, наконец, зашла внутрь – и потеряла дар речи: внутри была абсолютная темнота. Лиц людей, которые стояли со мной рядом, не было видно. Фотографы были в замешательстве и не понимали, как работать. И вдруг – волны вспышек, страшные крики. Развернувшись посмотреть, что происходит, я остолбенела: в десяти сантиметров от меня стоял Карл Лагерфельд. Я могла отчетливо разглядеть его лицо, подсвеченное вспышками фотографов с другой стороны. Оказаться в эпицентре такой бури непросто: выживает сильнейший. Вероятность сделать крутой кадр? – нулевая. Но вот я уже стою и снимаю. Делаю кадры, которые вселят в меня веру в себя на годы вперед: я справлюсь со всем.

И вот я выбегаю после показа. На улице ветер, который срывает с меня шелковое платье, но мне все равно.  Я захлебываюсь слезами счастья, одновременно смеюсь и скачу. Именно в ту минуту я осознаю значимость того, чем занимаюсь в жизни.

В ту ночь я была будто одурманена. То ли взглядом Джулии, который говорил мне больше, чем могли бы сказать слова, то ли зарождающейся влюбленностью, то ли первой встречей с Карлом. На обратном пути в такси, хорошо за полночь, она впервые взяла меня за руку. Был конец сентября, мои губы все еще были в красной помаде, за окном  проносился Париж: «Я никогда не встречала таких девушек, как ты».

Как давние подруги, прожившие десять лет вместе, мы смывали макияж, разгуливая по дому в домашних тапках и вечерних нарядах. Чистили зубы, пытаясь рассказать какие-то истории с полным ртом пасты, а потом расходились по своим комнатам, придумывая шуточки вдогонку, от которых смеялись, не в силах остановиться. Потом я еще несколько часов обрабатывала фото и заснула почти под утро.

На следующее утро была суббота – можно было отоспаться, но в 9 я уже была на ногах. Джулия убежала за свежими круассанами. Как сладок оказался тот завтрак! Я была изнурена моими тогдашними отношениями и тщетной надеждой получить хоть чуточку любви и внимания. Я так устала себя внушать, что для счастья мне никто не нужен, и что я счастлива сама с собой, что, греясь в лучах утреннего солнца, я хотела закрыть глаза и есть этот завтрак каждый следующий день моей жизни.

Все под ту же песню Promises мы быстро убрали со стола и отправились в квартал художников. Стоило мне только проявить интерес к барахолке, развернувшейся чуть ниже Сакре-Кер, как Джулия уже нашла парковочное место. В ту субботу я не могла понять, чем  я заслужила такую погоду, такой город, такую работу и такого человека. Человека, который мог долго смотреть в ту же точку, что и я, перед тем, как я сделаю кадр: «Я хочу увидеть мир твоими глазами. Однажды у меня это точно получится».

Купив два флана в милой буланжери на углу, звеня драгоценностями, найденными на барахолке, мы отправились вверх к базилике. Как закончился тот вечер, я затрудняюсь вспомнить. Был ли это тот ужин во французском ресторане, когда мы бежали по паркингу и заливались смехом? Или, может, то был индийский ресторан, когда я затронула тему своих отношений и не смогла сдержать слез? Или, может, это был фильм, диван и бутылка вина, когда я заснула прямо посреди кино у нее на коленях? Все эти моменты слились воедино, и сегодня я даже не могу выделить самые трогательные.

В воскресенье после неспешного позднего бранча мы решили прогуляться к Сене. Я знала, что уже опаздываю на вечернее мероприятие, но не хотела, чтобы этот день и эта неделя заканчивалась.  Мы сидели на камнях возле Сены, и каждый молчал о своем. Часом позднее, когда мы уже мчались через все пробки города на коктейльную вечеринку Conde Nast, Джулия положила руку на мое обнаженное колено и сказала, что все будет хорошо – мне просто стоит довериться ей. Она всего лишь положила руку, а у меня закружилась голова. 

Поздним вечером я сидела, укутавшись в одеяло, и даже не пыталась сдержать слез. Джулия пыталась убедить меня, что я достойна большего. Она забралась ко мне под одеяло. Положив голову мне на грудь, она молча наблюдала, как мелькают фото на мониторе, будто это мелькали наши последние мгновения вместе.

То был наш с ней последний вечер. Мой бойфренд должен был заехать за мной на следующий день и остаться со мной еще на пару романтических дней в Париже. Уже потом я узнала: отправляя меня к Джулии, он просил не просто позаботиться обо мне, а еще и помочь кое в чем. А именно организовать предложение руки и сердца на Эйфелевой башне. Когда история повернула в неожиданное для всех русло, в последний момент Джулия отменила бронь.

Лететь домой я должна была через Венецию. Меня ждал целый день в городе моей души. Будто бы проведя десять дней в каком-то вакууме, я была рада наконец-то остаться наедине со своими мыслями в городе, где меня никто не знает. Была глубокая ночь, я продолжала работать; через пару часов нужно было выезжать в аэропорт. На экране высветилось: «Ты спишь? Я кое-что сделала, только не сердись». Это были скриншоты ее билетов в Венецию. Она летела со мной.

Меня вдруг охватило странное чувство, будто бы именно так я всегда хотела прожить свою жизнь. Будто я, наконец, нашла потерянную часть – и отыскала саму себя. Тогда я вдруг осознала, что никогда не испытывала ничего подобного.

Наша история не имеет продолжения. Но с того момента после каждой парижской Недели моды я беру обратный билет с пересадкой в Венеции. Иду в кафе возле моста Риальто, беру капучино и думаю о том, где эта история берет свое начало.

Прошло много времени с того момента, я получила гранд в Венеции и в январе этого года вернулась на улицы нашего города. Интересно, знает ли она, что я здесь?

1 / 7
2 / 7
3 / 7
4 / 7
5 / 7
6 / 7
7 / 7

Текст и фото: Мария Павлюк

Париж ·

Еще в разделе Бьюти-гид

Популярное