search Created with Sketch.

Как согреться красиво: гуцульские шубы

06 января 2017

Тканные из овечьей шерсти гуцульские шубы – на пике популярности. О двух проектах, которые интегрируют традицию в современную жизнь, рассказывает Татьяна Соловей.

Para PLATFORM

 

Лабораторная работа Карпаты - Гималаи

Инициаторы проекта: Надя Пожарская и Наталья Каменска

Надя Пожарская и Наталья Каменска

"Вам потрібна щітка для кота" – с такими словами мастер из села Яворов Львовской области отдавал шубу из овечьей шерсти, или, как их здесь называют, гуню, Наталье Каменской. После того как шубу соткали, ее надо вычесать, чтобы сформировать ворс. «С любовью Каменской к животным у нее даже шубы выходят как питомцы», – шутят друзья. «Здесь нет дизайна или амбиций художника. Это скорее исследование на тему, как адаптировать традицию к современности, – к примеру, иначе сшить изделие или поработать над лекалом, чтобы гуня получилась более комфортной в носке», – рассказывает Каменска. Последние два года она коллекционирует народный наив: рушники с забавными текстами и корявыми цветами, писанные по стеклу народные иконы, косовскую керамику и розовощеких деревянных ангелов, которыми обычно украшали церкви в Западной Украине. Все сокровища идеально вписались в ее дом в стиле минимализма, а в процессе их сбора с единомышленниками родился проект «Лабораторная работа Карпаты – Гималаи».

Шубы-гуни с азиатской подстежкой чапан в лукбуке коллекции "Лабораторная работа Карпаты - Гималаи"

Проект сформировался из романтических планов устроить в Карпатах этически ориентированное производство – делать линию одежды на основе традиционных техник ткачества и шитья, тем самым поддерживая артизанальные ремесла и создавая рабочие места. Затея социально-культурного значения не была нововведением – к примеру, Dries Van Noten и Maiyet используют в коллекциях шелка из индийских мастерских Варанаси, кашемировые вещи американской марки Ryan Roche выполнены из трикотажа, который создается из местного сырья в Непале, а наполовину итальянка, наполовину гаитянка Стелла Джин свои коллекции делает из хлопка, сотканного и выкрашенного на ее родине, в Буркина-Фасо.

Шубы-гуни с азиатской подстежкой чапан в лукбуке коллекции "Лабораторная работа Карпаты - Гималаи"

«Вдохновившись примерами того, как мода помогает жизни, мы поняли, что хотим создать нечто подобное и в Украине. Начав общаться с местными жителями, мы поняли, что их не надо спасать: они вполне самодостаточны. Надо начинать мечтать о другом», – рассказывает Наталья о результатах исследовательских экспедиций по Западной Украине с друзьями. Из-за Нади Пожарской, которая активно поддерживает проект, его чуть было не назвали «Узиром». Однажды один из местных поддел русскоязычных этнографов, слово понравилось, но не прижилось: все хотелось сделать правильно, с уважением к артизанальному ремеслу, без шуток.

Когда пришли первые образцы, Каменска решила добавить к шубе подстежку. Сделала ее в виде стеганой куртки прямого кроя на шеренге завязок – по образцу вещи, которую пошила себе после поездки по Непалу три года назад, – хотя идея комбинации «Карпаты – Гималаи» была навеяна творчеством самобытной художницы Параски Плитки-Горицвит. Ее фантастические картины о паломничестве украинцев в народных нарядах в Индию и встречах с далай-ламой Каменска по наводке художницы Зинаиды Лихачевой ездила смотреть в дом-музей в селе Криворовня Ивано-Франковской области.

Шубы-гуни с азиатской подстежкой чапан в лукбуке коллекции "Лабораторная работа Карпаты - Гималаи"

Комплект вышел удобным и многофункциональным: подстежку можно носить отдельно. В ближайших планах – разработать новые «мультикультурные» подстежки. В далеких – все же организовать цех, но помогать не местным, а приезжим. «В процессе работы мы общались с мастерами, и я попробовала ткать сама. Это невероятное ощущение. Я поняла, что хочу приехать в Яворов и научиться ткать, чтобы сделать сама себе шубу, – рассказывает Наталья. – И почему бы не создать ретрит-центр, основанный на трудовой терапии, здесь, в Карпатах? На несколько дней полностью отключиться от внешнего мира и заняться ткачеством. Уехать в карпатское село – это рискованный дауншифтинг, а так можно на время прикоснуться к традиции и собственными руками соткать себе вещь».

Para PLATFORM

Инициатор проекта: Олена Невертий

Олена Невертий

«Это археофутуризм, – объявляет Олена Невертий – и показывает мне тканные из овечьей шерсти шубы ярко-оранжевого и зеленого цветов, которые называет шубеями. – Я подумала: почему бы не сделать шубею кислотного цвета, чтобы было весело?». «Архео» – это связь с традицией: изделия ткутся из овечьей шерсти по традиционной технологии. Футуризм, «стремительное движение в будущее» – адаптация к современной жизни, начиная от способа производства и заканчивая стилистическими примерами микса с одеждой прогрессивных дизайнеров и винтажными вещами 1950-90х.

Лукбук Para PALTFORM

Мастеров и производителей шубей Олена два года собирала по всей Украине. В процессе поиска формы (традиционные шубы казались громоздкими и квадратными) нашла шесть мастериц и с ними экспериментировала, добиваясь легкости и пластичности изделий. «Эта одежда дает эффект замедления. Идешь себе в состоянии дзена, как монах. Важно то, как особенно себя чувствуешь в одежде, созданной вручную человеком с чистыми помыслами. И это касается качества жизни вообще: как живешь, что ешь, с кем проводишь время».

Когда Олена рассказывает о технологии создания тканых «шубей», кажется, что речь идет о живом существе. Шерсть «взращивается» (парится 8 часов, вымачивается в горной воде и высушивается на солнце, шерстяные волокна прочесываются железным гребнем, а полученное сырье складывается в деревянные бочки и перекладывается камнями, чтобы овчина выровнялась), а нить «рождается» («шерсть «плахают» - прядут - веретеном».

Лукбук Para PLATFORM

На примере шубей Олена объясняет философию своего проекта PARA Platform, созданного в 2014 году. «PARA – часть буддистской мантры совершенства мудрости, обозначает нечто выходящее за пределы и границы чего-либо. И мне нравится фонетическое созвучие с "парой" и "паром"», – говорит Олена. В рамках проекта она снимает «живые полотна» – для этого переодевает моделей в этнические одежды со всех концов мира, дополняя картину глиняными украшениями-скульптурами. Участвует в акциях по освобождению дельфинов, является солисткой и музой-вдохновительницей группы Drevo Zhyvy, а себя называет «модератором», который курирует всю работу проекта. Эскизы вещей рисуют художники из Львова и Киева, шубы ткутся в Западной Украине, сама она живет в Переяславе-Хмельницком, а лукбук новой коллекции снимается в Москве – там базируется сооснователь проекта Лиана Казарян, которая отвечает за развитие и пиар.

Лукбук Para PLATFORM

Главными в проекте все же остаются вещи. Кроме «пушистой» линии с шубеями (цветными и монохромными), есть линия изделий из домотканого полотна. Это стеганые халаты с экоутеплителем, легкие комбинезоны-трансформеры и «императорские кимоно», крой которых Олена составила на базе трех традиционных моделей. «Вещи я люблю с детства. Мои отец и мать до сих пор являются для меня эталонами стиля. В девяностых очередь стояла за их «кутюрными» алясками и «варенками». Вначале они шили на дому, а после открыли большое ателье». Сама Олена собирает уникальные вещи. В ее коллекции есть африканский текстиль племени масаи, привезенный из Танзании, монашеские одеяния XIX века из индийских Гималаев и Тибета, костюмы из Лаоса, а также украинская старинная одежда. От отца ей досталась еще благородная фамилия (их род – из польско-литовской шляхты, первая запись о нем встречается в 1829 году) и семейные легенды о выпускнице Смольного института благородных девиц – прабабке мастерицы Софии Хржчонович. «Нас вдохновляем мы – наша команда. Мы – Тесла, самозапускающийся механизм, – шутит она. – И мне нравится этим делиться».

Читайте также:

Карпатская этника в круизных коллекциях 

Почему и как в моду вернулся быт простых людей

этно ·

Еще в разделе Тенденции

Популярное