Suzy Menkes Международный редактор VOGUE
РУС ENG

Гальяно для Maison Martin Margiela

07 октября 2014
John Galliano bows on his catwalk in 2008
Джон Гальяно выходит на поклон в 2008

Мое первое воспоминание о "шоу" Martin Margiela было, когда в конце 80-х я и небольшая группа преданных моде людей, отправились на заброшенную территорию вокруг социального жилья на окраине Парижа – и увидели целую коллекцию бельгийского дизайнера, представленную внутри пластиковых пакетов для химчистки.

Мое самое сильное воспоминание о Джоне Гальяно, который займет место креативного директора Maison Martin Margiela - коллекция, которую он показал в пустом особняке португальской светской дамы Сао Шлюмберже, когда несколько манекенов были расставлены вокруг расчлененного канделябра.

Что общего могло быть у этих двоих, что послужило толчком к назначению Гальяно креативным директором бренда Margiela, принадлежащего Ренцо Россо, главе империи Only the Brave, включающей такие нон-комформистские бренды как Diesel, Marni и Viktor&Rolf, наряду с Maison Martin Margiela?

 Two models from John Galliano’s ‘Hobo’ Couture collection in 2000

Две модели из кутюрной коллекции  John Galliano's 'Hobo' в 2000  

 

Связь, которую я могу проследить между двумя очевидно разными дизайнерами – Марджела бельгиец, Гальяно - латиноамериканец, с Гибралтара, выросший в Англии - может быть, в шоу для Christian Dior в 2000, когда Гальяно потряс парижскую вселенную Высокой Моды коллекцией, вдохновленной городскими бездомными. Ручная работа, пошедшая на создание висящих нитей и разрушенной одежды считалась либо поэтичным видением, либо шокирующим неуважением в зависимости от точки зрения.

Сам Марджела был модным адвокатом переделывания и переработки - даже самые его роскошные вещи делались из найденных объектов вроде наперстков или париков.

Возвращение Гальяно в haute couture – или artisanal, как называют это в доме Maison Margiela – будет сенсацией сезона. Это также отмечает возвращение на подиум дизайнера, уволенного из Дома Dior, являющегося частью группы LVMH (Moet Henderson Louis Vuitton) после пьяных антисемитских высказываний обученного в Британии дизайнера.  

С того момента Гальяно пытался загладить сказанное, поскольку слова были произнесены под влиянем. Он недолго посотрудничал с американским дизайнером Оскаром де ла Рентой в Нью-Йорке, но все это сошло на нет, когда его личный образ, хорошо известный в мире моде, был неправильно понят, как вариация на тему религиозных евреев.  

Этот шанс искупить вину и присоединиться в успешной модной группе – редкая возможность для Гальяно. Итальянская империя Ренцо Россо может дать ему платформу для творчества, и в то же время работу на кого-то, кто понимает творческое мышление.

Что произойдет с Домом John Galliano, все еще принадлежащим LVMH, который возглавляет бывший коллега Гальяно дизайнер Билл Гейтен? Ни с той, ни с другой стороны комментариев еще не было.  

Ренцо Россо сказал: "Бренд Margiela готов к новой харизматичной творческой душе. Джон Гальяно – один из величайших, безусловных талантов всех времен. Я жду его возвращения, чтобы создать Модную Мечту – и я желаю ему обрести здесь новый дом".


Фото: Getty Images

Джон Гальяно · Maison Martin Margiela · Сьюзи Менкес ·