RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Экстравагантный интерьер дома Кристиана Лубутена в Лиссабоне

24 мая 2020

Знаменитый дизайнер обуви Кристиан Лубутен предпочитает иметь выбор. Иначе как объяснить наличие целых восьми резиденций, между которыми он курсирует как ему заблагорассудится? В их числе — парижские апартаменты; шато XIII века во французском департаменте Вандея, которым он владеет вместе со своим бизнес-партнером Бруно Шамбелланом; дом и дахабие, двухмачтовый парусник, в Египте в районе Луксора; квартира в Лос-Анджелесе; уголок бразильского рая в Рио-де-Жанейро; полуразрушенный дворец в сирийском Алеппо; комплекс пляжных домиков в португальском Мелидеше на побережье Алентежу — и вилла в историческом центре Лиссабона (еще одно совместное приобретение с Шамбелланом), где мы сейчас наслаждаемся мятным чаем.


Дизайнер начал наведываться в Португалию еще в начале 1980-х. Он хотел приобрести квартиру, чтобы было где останавливаться по пути из Мелидеша в аэропорт Лиссабона, но Шамбеллан всячески отговаривал его от такой необдуманной покупки. «Я всегда прислушиваюсь к советам Бруно: он гораздо разумней меня. Поэтому от приобретения квартиры я отказался, — вспоминает Лубутен. — А потом, спустя месяц, он находит этот дом. Я решил, что он сошел с ума: от квартиры меня отговорил, а взамен предлагает купить целый дом? На что Бруно заявил: «Но он же такой симпатичный». И, конечно, оказался прав».

Слово «симпатичный» не передает всего великолепия этого дворца. Трехэтажное здание в районе Алфама облицовано расписной плиткой азулежу, превратившей Лиссабон в рай для инстаграмера. Отсюда открывается впечатляющий вид на устье реки Тежу. Дворец был построен в XVI веке, но лиссабонское землетрясение 1755 года сровняло его с землей. Руины приобрела португальская семья, впоследствии переселившаяся в Бразилию, чтобы заняться торговлей ценными породами дерева. «Сам дом построен в традиционном стиле, но при этом создает ощущение многоцветности, — рассказывает Лубутен. — Он выделяется на фоне всей этой массы темного португальского дерева. Цвета кажутся более живыми и свежими».
Когда Лубутен наконец решился на покупку, здание нуждалось в реставрации. За 2,5 года первый этаж превратили в современное жилое помещение со всем необходимым; второй этаж заново отделали купленными у местных антикваров кафельными панелями времен Наполеона и потолочной лепниной из соседнего города Кашкайш; спальни на третьем этаже были оборудованы собственными ванными и современной системой отопления.
Конечный результат поражает эпикурейской роскошью. Из прихожей гости поднимаются по парадной лестнице вдоль стен, украшенных фресками с тропическими мотивами болгарского художника Бориса Делчева.

«Фарфоровая комната». На каминной полке — бронзовый единорог Janine Janet

Свет проникает внутрь сквозь яркие стекла витражей, освещая изумрудную зелень, которая напоминает отпечатки листьев плюща, оставшиеся на старой стене. Отсюда гости попадают в облицованную изразцами бальную комнату — почти пустую, за исключением обтянутого бархатом будуарного диванчика, двух стульев в индо-португальском стиле, купленных на парижском блошином рынке, и пары шкафов с безделушками: туземным символом брака, привезенным из Папуа — Новой Гвинеи, коллекцией расписанного синим китайского фарфора и ящерицей из папье-маше. «Это зал для приемов», — объясняет Лубутен. Совсем недавно здесь прошел ужин при свечах на 80 гостей в честь знаменитого fashion-критика Сьюзи Менкес. «Комната так нагрелась из-за обилия свечей, что нам пришлось распахнуть все окна».

Отдельного упоминания заслуживают люстры. Близкий друг Лубутена живет и работает в Мурано, что не могло не отразиться на интерьере: экземпляры из стекла в причудливых узорах и грандиозные конструкции с подвесками колышутся под искусно разрисованными потолками по всему дому. «Когда дело дошло до потолков, я подумал, что раз нет возможности их спрятать, нужно выставить их в самом выгодном свете, добавив цвета (карамельно-розового, фисташкового, рубинового) и позолоты, — рассказывает Лубутен. — А когда потолки были готовы, я решил для большей помпезности вместо французского хрусталя повесить яркие люстры. Почему бы и нет?»

Люстра, найденная Лубутеном на индийском базаре.

Стены домашнего кинотеатра украшают сценки из индийской жизни, а с потолка свисает творение со множеством подсвечников, все в морских раковинах. «Моя любовь к люстрам давно известна, — вздыхает Лубутен. — Эту я купил много лет назад: наткнулся на нее в Индии, но сделана она была во Франции. До недавнего времени она пылилась, ожидая своего часа. На ее сборку ушло несколько недель». Его привычка к импульсивным покупкам вкупе со взглядом профессионала объясняет эклектичную смесь эпох и стилей по всему дому.

Диван и кресла Fritz Hansen в библиотеке. Из нее можно пройти в домашний кинотеатр, стены которого отделаны расписанными вручную обоями The Hindustan, Zuber

В библиотеке пара пушистых кресел Fritz Hansen прекрасно уживается с индейской куклой качина и перуанской фигурой Христа XVII века. В комнате, получившей название «фарфоровой» из-за бледно-голубого потолка, бронзовый единорог Janine Janet соседствует со скульптурным торсом с юга Индии и индонезийской короной, которую Лубутен привез из поездки в буддистский храм Боробудур на острове Ява. С ними прекрасно гармонируют мексиканский стол 30-х годов прошлого века и пара обитых атласом кресел-бочонков из Америки.

Фото
Фото
Фото
Фото
Фото

Для Лубутена, заядлого любителя аукционов, нет большего счастья, чем обнаружить антикварную ценность, которую проглядели другие любители искусства. Его лучший трофей на сегодняшний день — мраморный столик авторства Жан-Шарля Моро в библиотеке. Он даже не догадывался, что это оригинальный экземпляр, и чуть было не согласился разрубить стол надвое, чтобы его бойфренд флорист Руй Фрейташ мог подрезать на нем цветы. «А потом один мой знакомый увидел его во дворе под дождем и возмутился: «Да вы с ума сошли! Это один из самых значимых столов в мире!» И тогда меня осенило: он прав. Это же оригинал».

Фото : FRANÇOIS HALARD. Текст: ЭЛЛИ ПИТ ЧЕР

Еще в разделе Lifestyle

Популярное