Пятеро смелых: все о выставке украинской авангардной сценографии

24 сентября 2018

В Музее театрального, музыкального и киноискусства открылась выставка костюмов украинской авангардной сценографии.

«Эскизы костюмов к опере «Турандот» Пуччини Петрицкий разрабатывал с двух сторон – с лица и спины. Они становились частью декорации в моменте, когда очередной кандидат не отгадывал загадку принцессы Турандот. Его казнили, персонажи поворачивались спиной – таким образом их чёрные костюмы давали траурную мизансцену», - рассказывает Ирина Мелешкина, куратор выставки «Эксцентрика и экспрессия. Украинская авангардная сценография» в Музее театрального, музыкального и киноискусства Украины.

Александра Экстер. Вакханка. Ескіз костюма «Фамира кифаред» И. Анненского, режиссер А. Таиров, Камерный театр, Москва, 1916

Эскизы костюмов к театральным постановкам пяти громких имен украинского авангарда – Экстер, Петрицкого, Меллера, Косарева, Хвостенко-Хвостова – интересны даже как объекты чистого творчества. Совершенно экстеровская влюбленность в кубизм и барочную пышность или меллеровское умение выражать динамику в отчетливом переходе оттенков - изучать и угадывать творческую манеру художников можно увлеченно и долго, растягивая момент с садизмом отчаянно влюбленного эстета.

Александра Экстер, Персонаж в маске. Эскиз костюма «Ромэо и Джульетта» В. Шекспира, режиссер Александр Таиров, Камерный театр, Москва, 1921

Вадим Меллер. Эскиз декорации «Микадо» М. Йогансена и О.Вишни по мотивам А.Салливена, Режиссер Валерий Инкижинов, театр «Березиль», Харьков, 1927

Чтобы рассмотреть иные грани филигранности таланта и мастерства, стоит рассматривать работы так же, как и сами художники – то есть как проект прикладного характера. Художники начала ХХ века пересматривали фундаментальные вопросы о том, что есть искусство, и что делает из художника творца или декоратора витрин. Сознательный уход от абстрактной «красивости» (скажем - благолепных академических пейзажей), толкал на размышления о языке искусства в эпоху электричества, железной дороги и всеобщей индустриализации. И язык этот проверялся на материале новых пролетарских реалий – плаката или революционного театра.

Вадим Меллер. Ассирийские танцы. Эскиз женского костюма. Балетмейстер Бронислава Нижинская, Киев, 1919-20
Вадим Меллер. Маска. Эскиз костюма. Балетмейстер Балетмейстер Нижинская, Киев, 1919-20
Вадим Меллер. Ассирийские танцы. Эскиз мужского костюма. Балетмейстер Балетмейстер Нижинская, Киев, 1919-20

Все эти размышления отвечали международной повестке. Фотографии постановок харьковского театра Курбаса по уровню экспрессии и увлеченности кубическими формами напоминают о театральных проектах зарубежных современников. Вот, к примеру, фотоотчет постановки «Вия» по сценарию Остапа Вишни (по словам автора - «музыкального гротеска с песнями, танцами, горилкой и с чем хотите») в сценографии Петрицкого 1925 года. По сюжету ведьма переносит Хому на Марс, и фантасмагория нечистой силы напоминает эпичного масштаба украинский вертеп (как здесь не вспомнить о прозвище Петрицкого «Анатоль, сын Галактики»). Трудно не сравнить со сценой из «Триадического балета» Оскара Шлеммера в берлинской постановке 1928 года от творцов Баухауса. Те же радикально новые, граничащие с эпатажем решения.

Анатоль Петрицкий. Эксцентричные танцы. Эскиз костюмов. Балетмейстер Касьян Голейзовский. Московский камерный балет, 1923

Анатоль Петрицкий. Старая половчанка. Эскиз костюма «Князь Игорь» А. Бородина. Режиссер Владимир Манзий, балетмейстер Касьян Голейзовский. Одесса, 1926

Поразителен перевод на язык модернистсткого искусства фольклорных мотивов. Если зарубежные авангардисты увлекались африканскими сокровищами этно-культуры (Мен Рей увлечено снимал для Vogue бьюти-развороты с белыми лицами идеальных пропорций с африканскими масками), то украинские смотрели в сторону родного села. Их адаптации расписного фольклорного строя (костюма) – бесконечный источник вдохновения для графичного и совершенно дистилированного решения этно-мотивов.

Анатоль Петрицкий. Половчанка. Эскиз костюма «Князь Игорь» А. Бородина. Режиссер и балетмейстер – Николай Фореггер, Харковь, 1929

. Анатоль Петрицкий. Скоморох. Ескизы костюмов «Князь Игорь» А. Бородина. Режиссер и балетмейстер – Николай Фореггер, Харковь, 1929

Все это выглядит актуальным учебником по оформлению творческого замысла до сих пор. Взгляд цепляется за совершенно безумные детали, о которых стоит расспросить куратора во время авторской экскурсии (анонсы дирекция будет публиковать на фейсбук странице Музея).

Анатоль Петрицкий. Калаф. Эскиз костюма «Турандот» Пуччини. Режиссер Луи Лабер, Харьков, 1929

К примеру, Адам и Ева в исполнении Петрицкого выглядит современной модной съемкой со звенящими гендерными акцентами: Адам с рельефными мускулами томно изогнулся над сердцем, которое расположено в районе паха; Ева - топлесс с казацкими витыми усами.

. Анатоль Петрицкий. Эскиз костюма «Турандот» Пуччини, Режиссер Луи Лабер, Харьков, 1929

«Эксцентрика и экспрессия. Украинская авангардная сценография» в Музее театрального, музыкального и киноискусства Украины, до 7 декабря.

Текст: Татьяна Соловей

выставка · Татьяна Соловей ·

Еще в разделе Арт

Популярное