Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Крупно повезло: что такое бодипозитив на самом деле

14 июля 2019

Объемные роскошные ягодицы – главный тренд последнего времени, но Дарье Слободяник они достались от природы.

О том, что у меня красивая попа, я узнала довольно рано – лет в 13. Я поехала в летний лагерь, где вокруг вдруг оказалось много парней. «Попа!» – такую нежную кличку дал мне один из них, брюнет Коля, который был на пару лет старше меня. Высокий, улыбчивый и шумный, он был футболистом и играл в юношеской сборной одесского «Черноморца». Коля моими формами искренне восхищался – и вот тогда я поняла, что мне крупно повезло.

За хорошую фигуру я благодарю гены: у всех женщин в моей семье красивые формы. Самые роскошные – у бабушки по папиной линии. Она была высокой, подтянутой, видной. А кроме того, сильной и влиятельной: работала судьей. Не знаю, давали ли ей коллеги какие-то прозвища за ее эффектные формы, но внимание на нее обращали всегда. Бабушка, правда, считала, что женщину красит не попа, а ум, потому своими формами никогда не «пользовалась» и меня к этому приучила. Но я всегда знала, что округлая попа – это красиво, и с легким сочувствием смотрела на девушек с попами плоскими. Мой муж называет это «попный снобизм» – каюсь, но ничего с собой поделать не могу.

Вместе с широкими бедрами и округлыми ягодицами мне досталась талия в 63 сантиметра. Узкая талия и хороший пресс – идеальная компания для широких бедер: не дай бог у меня был бы лишний вес, я бы, наверное, сделала липосакцию. При этом я не считаю, что красота требует жертв. Я слишком люблю жизнь, белое сухое вино и просекко, пасту, ризотто и собственноручно приготовленный наполеон. Но жизнь жестока и несправедлива, поэтому вприкуску со всем этим приходится любить спорт и много двигаться. И тут – спасибо той самой бабушке. В детстве она отвела меня на бально-спортивные танцы, где я успешно прозанималась шесть лет, и заразила любовью к движению. Самба, румба, ча-ча-ча – что может быть лучше для попы, чем темпераментные латиноамериканские танцы? С тех пор, кстати, я считаю, что у латиноамериканок самые красивые тела на свете.

Вместе с образцовой талией и красивой попой в комплекте мне достался целлюлит. Долгие годы он был моей болью: я постоянно делала массажи, мазала, терла, скрабировала, оборачивалась всем на свете – от грязей Мертвого моря до шоколада. В родной Одессе я сбилась с ног в поисках того самого массажиста. Потому что при большой попе рыхлость – страшный грех. Массаж помогал, но ненадолго: через три месяца после полного курса целлюлит возвращался. «Это особенность твоей конституции, – говорил мне муж-доктор. – Хватит мучить массажистов: или смирись, или найди спорт, который заставит твой подкожный жир чувствовать себя лишним в твоем теле».

И я нашла – йогу. Я пришла на занятие из любопытства – потому что это было модно и на слуху, но осталась там надолго. Спустя год не узнала себя в зеркале: «Где целлюлит?» Оказалось, он почти покинул меня – во всяком случае, спустя год уменьшился процентов на 40, и с каждым годом его становится все меньше. Йога работает с так называемыми внутренними мышцами и за счет этого прорабатывает тело очень глубоко. Этим летом впервые за много лет я пропустила курс антицеллюлитного массажа: просто поняла, что необходимости нет. Деньги на обертывания больше не трачу – вкладываю в йогу. В ванной стоят только несколько любимых апельсиновых скрабов от украинских производителей – чтобы порадовать кожу после насыщенной тренировки. В последнее время от классической йоги перешла к аштанге – силовому направлению. Активно качаю мышцы пресса и ноги – в предвкушении, как все это будет гармонировать с круглой попой.

«Кризис попы» за 28 лет у меня случился один-единственный раз. Виной тому тоже йога. Прозанимавшись два года, я обнаружила вокруг себя в зале поджарых и сухих девушек, вытянутых как струна, без всяких округлостей. Картину в зеркале, где отражались «высушенные» йоги, портила моя выдающаяся попа. Я часами работала над собой: закручивалась в лотос, садилась на шпагат, закидывала ногу за голову – в общем, упражнялась в гибкости, но в зеркале оставалась все такой же рельефной. Я смотрела вокруг, закипала и нервничала. Через пару месяцев меня все-таки отпустило: кто-то в редакции в очередной раз говорил о тонких ключицах нашего fashion-директора Юли Пелипас, и меня вдруг озарило – у меня не будет таких ключиц никогда. Зато будет красивая попа – и йога мне нужна совсем не для того, чтобы сделать ее плоской.

Кстати, мой нынешний тренер Оксана Сиваковская – ее фанат. Я впервые попала к Оксане пару лет назад, потом ушла в другой йога-центр, а этим летом вернулась. «Вы у меня занимались раньше? Не помню, – сказала Оксана при встрече. – А нет, вспомнила! – воскликнула она, когда через пару минут я стала боком. – Вспомнила по формам. Такое не забудешь!»

Мои формы довольно требовательны – у меня есть ограничения в одежде. Например, много лет не ношу мини, особенно облегающее: в короткой обтягивающей юбке я выгляжу, как героини фильма «Интердевочка». Мои друзья – женственные силуэты new look и «девичьи» платья из 1950-60-х: с акцентом на талии и юбкой, расклешенной книзу. Люблю платья-футляры и облегающие платья-свитера до колена – хотя моя мама всегда нервничает, когда я их покупаю: «Надевай только, когда идешь куда-то вместе с мужем!» За умение подчеркнуть изгиб бедер и талию люблю LAKE: когда мне нужно «поиграть в женщину» и расположить к себе сложного героя на интервью, я надеваю их платье – оно всегда «срабатывает».

Насчет мужчин, кстати, мама переживает зря. По улицам Киева ходит много красивых женщин, так что на мои формы мужчины не бросаются. Но замечает их каждый второй, кто со мной знаком. «Люблю, когда все красиво», – вздыхает один музыкант, когда я поворачиваюсь к нему спиной. «Эффектное платье», – говорит художник. «Вам очень красиво в профиль», – комментирует еще кто-то. «Твои формы – это от природы или ты что-то с собой сделала?» – как-то пытался познакомиться со мной бодибилдер в Одессе.

В моей семье, кстати, также царит попоцентризм. Муж не дает мне забыть, что попа – моя сильная сторона. Он хорошо помнит, в чем я пришла к нему на первое свидание: как оказалось, коричневые стретчевые брюки, которые я носила в 17 лет, красиво облегали мои округлости. Когда же на меня нападает приступ паники и я, собираясь куда-то, вдруг спрашиваю: «А сзади я не толстая?» – то в ответ слышу возмущенное: «Ты что, как ты можешь так говорить?» Тогда я чувствую, что обидела самое дорогое и любимое, что у него есть.

Мне импонирует американская фотомодель и фитнес-тренер Джен Селтер – «главная попа» «Инстаграма». У нее накачанное тело и 6 миллионов подписчиков. Я этому рада: хочу, чтобы в мире было больше женщин с красивыми попами. Я лично на ее «Инстаграм» не подписана: у меня в ленте больше искусства и моды, но вот муж за аппетитной Селтер следит.

Еще в разделе Фигура

Популярное