VOGUE UA CONFERENCE
search Created with Sketch.

Последний день Colette: интервью с Сарой Андельман

20 декабря 2017

То, что Colette уже не будет работать 21 декабря, так же немыслимо, как и неизбежно. Будет справедливо утверждать, что в течение двух последних десятилетий ни один другой розничный магазин не был столь же популярным и уникальным, как бутик, который создали Сара Андельман со своей матерью Колетт Руссо по адресу 213 Рю Сент-Оноре. И, конечно, все знают фирменный лого магазина в виде двух синих кругов (цвет Pantone 293 C blue). 

С момента объявления о закрытии время пролетело быстро?

И да, и нет. За это время мы успели сделать большое количество проектов. Правда и то, что я пока не могу себе представить, что все заканчивается. Прямо сейчас все еще кажется, что это далеко.

Можно ли сказать, что продажи за последние недели выросли?

Да. Я еще не знаю цифры, но даже без анализа, можно было увидеть каждый день толпы людей, которые покупали, например, свечку Colette. В прошлый уик-энд на Water Bar люди ожидали по полтора часа, чтобы получить стол. Страшно представить, сколько людей захочет пообедать в последний день.

Все ли раскуплено уже?

Я старалась распределить товар так, чтобы покупатели, которые пришли 20 декабря в 11 утра все еще видели, что магазин заполнен. Мы, например, продолжаем получать отличные товары Saint Laurent. У нас были даже головоломка и календарь. Также у нас есть компиляционный винил с Трэвисом Скоттом. 

До июля этого года просто ходили слухи. В какой момент вы решили закрыть магазин?

Я не могу вспомнить точную дату. Был определенный момент, когда мы начали понимать, что 20 лет - хороший возраст. Стало понятно, что нам нужно было все изменить и начать с нуля, потому что все было не так свежо, как мы хотели. 

Идея предложить отдельным брендам сделать свои собственные пространства на верхнем этаже в последние несколько месяцев: как это было?

Я понимала, что не хочу размещать заказы обычным способом, потому что в январе мы не могли продавать зиму. И эта вечная проблема с поставками [через сезон]. Но было удивительно открыть для себя, что мы можем продавать буквально на полу и делать отличные штуки, какие мы не могли делать, когда были мультибрендом - со дня открытия Balenciaga и Sacai, Thom Browne и Chanel. Я так много сделала, чтобы правильно сочетать бренды и провела так много времени в салонах, и могу сказать, что каждый из этих брендов может продать действительно больше. Конечно, это были специальные проекты, но это было очень интересно.

Чтобы полностью прояснить ситуацию, скажите, бренда Colette больше не существует?

Да.

Если кто-нибудь попросил вас описать Colette, чтобы вы сказали?

Любопытно, что это было бы то же самое описание, что и 20 лет назад. Это место в Париже, куда мы приносим все, что нам нравится, из моды, дизайна, красоты. Сочетание этих вещей, плюс ресторан внизу, который открыт весь день и галереи, где мы меняем выставки каждый месяц. Если вам нравится, то это и есть описание того, что мы считаем самым захватывающим на данный момент.

У вас сохранились клиенты с 1997 года?

У нас было много внимания со стороны французской прессы, потому что ничего подобного не существовало и все были в восторге. Были люди, которые говорили, не верили в то, что мы будем существовать даже через полгода. И это правда, что некоторые боялись войти, потому что Colette выглядел как галерея - такая чистая в плане дизайна, с одним объектом, например, с вазой. Но пресса также заявляла, что все дорого. А я в свою очередь приводила прессе примеры и показывала, что у нас продаются резиновые браслеты от художника из Нью-Йорка, стоимость которых составляла один франк.

Всегда казалось, что вы испытываете двойственное отношение к тому, чтобы быть в центре внимания, хотя, возможно, в эпоху социальных сетей выбора особенно не было?

Наш сайт и Instagram были невероятными. Люди действительно могли следить за тем, как мы получаем новые продукты и что делаем каждый день. Лично я старалась не позировать для портретов, но все равно тебя будут снимать, когда ты сидишь первом ряду. В конце концов, я поняла, что бесполезно играть в прятки. Кроме того, когда вы видите людей в магазине, таких как месье Лагерфельд и Фаррелл Уильямс, которые всегда говорят «да» фотографии. Наша главная идея была в том, чтобы позволить бутику говорить. Дело не в том, что я отказываюсь это делать, даже 20 лет назад, я никогда не отказывалась от интервью, но я обычно все еще отказываюсь от фото. Я думаю, что то, что сделал Мартин Марджела, было бы невозможно в наши дни: стать невидимкой. И даже Daft Punk, вы же знаете их лица. Я не пытаюсь скрыться. Наверное, я просто стараюсь быть красивой.

С какими мыслями вы закрываете Colette, это ведь один из самых влиятельных ретейлеров в мире?

Мы никогда не пытались быть влиятельными. Я рада, что люди так думают, конечно. Но ведь я не всегда следовала коммерции и, наоборот, иногда отказывалась от продуктов, которые могли стать слишком коммерческими или влиятельными. Просто потому, что это не наша чашка чая, если можно так выразиться. Мы всегда смотрим на все без априори; мы наблюдаем за тем, что происходит и выбираем, чтобы наш коктейль получился идеальным.

Вы поддержали многих художников, регулярно сотрудничали с Кевином Лионсом, Жаном Джуллиеном, Дарселем и Тиффани Купером, и это помимо презентаций известных художников, таких как Нобуеши Араки. Насколько это было важно для вас?

Они креативны, и мы хотим получить немного этого творчества. В Colette мы дышим благодаря другим. Как только я вижу, что кто-то делает что-то отличное, я хочу привести его сюда, даже если кажется слишком поздно, и я видела все это где-то в другом месте. Это моя цель – получить вещи, которые мне нравятся. Гений, такой как Фаррелл, независимо от того, делает ли он что-то для Moncler или собственную линию, будет продолжать говорить, что он благодарен нам. Но ведь все наоборот. Мне так повезло, что эти художники существуют и что они были рады что-то сделать для Colette.​

Что будет с Air de Colette?

Мы дали зеленый свет Lola James Harper  и его основателю Рами на продолжение производства. Новое название - L'Air de 213 Rue Saint-Honoré, и он будет делать свечи и спрей. Поэтому, если некоторые люди действительно пристрастились к запаху, они будут рады узнать, что все еще могут его найти!

Бренды делали собственные бары для Colette и люди шли в магазин, зная это. Что будет теперь?

Я надеюсь, что бренды все равно сделают это для себя. Они просто должны это делать, не думая о нас. Они должны делать это из уважения к себе и своим клиентам - существовать иначе, чем все остальные, и делать что-то с чувством творчества. Есть большие магазины в Нью-Йорке, Лос-Анжелесе и Токио, которые могут продолжить это дело. Но люди могут думать шире: забавный проект в галерее, гостинице или ресторане. Париж тоже не такой, как раньше, 20 лет назад. Есть много прекрасных мест для проведения мероприятий.

Кто ваш самый обычный клиент?

Есть люди, которые регулярно приходят за beauty или музыкой. Но, конечно же, в Water Bar, у нас есть люди, которые приходят каждый день или каждую субботу. Они сказали: «Куда же мы теперь пойдем?». Но, может быть, Марко (менеджер) откроет теперь свое место. Или они найдут новые места. Мир по-прежнему будет вращаться.

Среди сотрудников, есть те, кто был с вами с самого начала?

Да, у нас внутри создавались пары, которые встречались и заводили детей. Больше одного!

Верно ли, что Карл Лагерфельд по-прежнему приезжает почти каждую субботу и когда он в городе он ваш самый верный клиент?

Конечно. И он очень расстроен.

Возвращаясь назад, когда магазин только открылся, у вас был свой план Б, если бы что-то не получилось?

Честно говоря, я все это не очень осознавала тогда и через несколько лет, когда моя мать сказала кому-то, что она открыла Colette и я вдруг поняла, что это правда. Она действительно открыла его, чтобы мы могли работать вместе. И не было никакого плана Б. Магазин моей школой и это был самый невероятный подарок - приключение изо дня в день.

Ваша мать была такой же преданной?

Это ее природа. Она всегда была такой. Она не на 100%, а на 1000% участвует во всем. Это стало ее жизнью. 

Некоторые предположили, что квартал изменится, как только вы уйдете?

Мы не оставляем здесь пустое место, Saint Laurent точно принесет трафик. На улице все еще есть мясник и продавец рыбы. Конечно квартал может измениться и я нахожу это захватывающим. Я знаю, что все беспокоятся, что это может стать подобно Авеню Монтень. Но вряд ли это случится ближайшие 10 или 15 лет.

По материалам:  Vogue.com / Эми Вернер.

Читайте также:  

Just An Idea: новый проект Сары Андельман

Женщины, которые вдохновляли Кристиана Диора​ 

Итоги 2017 года: самые популярные модели​

Сара Андельман · Colette ·

Еще в разделе Персона

Популярное