RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Без границ: почему движению бодипозитива предстоит долгий путь принятия обществом

06 июня 2020

Культурный взгляд на бодипозитив, связанный с пропорциями тела, активно меняется благодаря таким бескомпромиссным фигурам, как Lizzo и модели Ла’Шоне Стюард (La'Shaunae Steward), выступающих за принятие обществом тел разных размеров, а в особенности plus-size. Но, смотря на недавнюю реакцию на потерю веса Адель, нам предстоит еще долгий путь, пока мы наконец сможем праздновать равноправие всех размеров.

кампания universal standard для поддержки бодипозитива модели групповое фотоUniversal Standard Campaign. Photo: Universal Standard

Не так давно для нас было совершенно обычным явлением наблюдать в социальных сетях и на экранах телевизора исключительно стройные, принятые социумом тела. Модная одежда и косметические продукты рекламировали только привлекательные модели, которые по сценарию всегда занимали высокие должности и имели хорошие отношения со своими коллегами, являясь, тем самым, символом привилегий, доступных всем худым людям.

Однако за последние пять лет произошел огромный сдвиг в том, как наши тела представлены в медиа и как их воспринимает общество. Движение бодипозитива (а именно его третья волна) началось в 2012 году с соответствующего хэштега, который использовали активисты – движение возглавили крупные темнокожие женщины и женщины, представляющие этнические меньшинства, выступающие за принятие обществом видимого на теле жира (это, к слову, один из посылов движения бодипозитива). Сначала движение набрало популярность в социальных сетях вроде Tumblr и Facebook, а затем его подхватили блогеры в Instagram, отличающиеся пышными формами. С тех самых пор движение бодипозитива превратилось в мейнстрим, запустив поток принятия всех размеров и революцию в сторону принятия себя такими какими мы есть.

Положительное влияние бодипозитива

С тех пор мы наблюдаем всплеск внимания к производству одежды больших размеров у таких брендов, как Vero Moda, Soncy, Pink Clove и Universal Standard, а также расширение ассортимента одежды до больших размеров у мейнстримных брендов, как ASOS, River Island, Monsoon, H&M, Mary Katrantzou, Christopher Kane и Diane von Furstenberg.

Сериалы и фильмы, как “Империя”, “Пышка” и “Эйфория” (в последнем снимается модель и актриса Барби Феррейра) представляют нам plus-size героев, которые больше не являются примерами стереотипного “толстого персонажа”, которого все привыкли видеть по телевизору. Теперь эти герои забавные, сильные, независимые, успешные, умные и способные любить и быть любимыми. Мы начинаем чаще видеть позитивное представление о крупных людях  на экране и с этим появляется больше возможностей для крупных людей в реальной жизни, которые стремятся и достигают поставленных целей.

сериал эйфория барби феррейра фотоКадр из сериала "Эйфория". Барби Феррейра в роли Кэт Хернандез. Photo: HBO/Kobal/Shutterstock

Но откровения не заканчиваются на экране. За последние несколько лет нам удалось наблюдать крупные тела на обложках самых престижных модных журналов и рекламных кампаний в мире. От обложки Эшли Грэм для Sports Illustrated в 2016 году до Паломы Эльсессер на обложке британского Vogue 2018 года. Кажется, постепенно мир начинает обращать внимание и осознавать, что и более крупные тела заслуживают место под солцем.

пальма эльсессер для британского вогПалома Эльсессер на обложке британского Vogue 2018. Photo: Craig McDean

"Я открыла для себя сообщество бодипозитива в 2014 году, когда решила начать путь навстречу к принятию и любви к себе после многих лет диет, селфхарма и ненависти к себе. Как темнокожая, черная женщина большого размера, живущая в западном обществе, я росла, наблюдая за тем, как похожие на мое тела маргинализуют, оскорбляют, демонизируют и фетишизируют. Мое тело – и формы тела, подобные моему – не имели места в моде. Я росла в то время, когда в медиа и в индустрии развлечений говорили, что быть белым и худым, значит быть “своим”. И это было прекрасно; а все, что не соответствовало этим стандартам считалось “не заслуживающим ничего”.

К тому времени, когда я стала частью этого движения, оно было примером разнообразия, основанного на социальных сетях, которое выступало за любовь к себе и радикальное самопринятие толстых людей разных рас. Главными активистами сообщества были Джес Бейкер, Соня Рене Тейлор, Джессамин Стэнли и Киван Бэй. Но потом что-то изменилось.

Темная сторона бодипозитива

Бодипозитив, по своему определению, заключается в том, что мы не только принимаем наши тела такими какими они есть, но и считаем их при этом замечательными. Для мира, в котором на ментальном уровне принято стыдиться своего тела (особенно, если оно толстое, со шрамами или другими особенностями), это чрезвычайно мощное послание.

Однако в последние годы бодипозитив стал делом коммерческим. Похоже, бодипозитив тела теперь является “доступным всем” движением, которое монетизируют и политизируют бренды и общественные деятели, что часто приводит к тому, что лица превышающие определенный размер и принадлежащие к определенной этничности исключаются из разговора, хотя представители подобного телосложения и этноса были основоположниками бодипозитива.

В то время как движение бодипозитива сделало замечательные вещи для обладателей таких форм, которые часто остаются без внимания, и создало возможности для менее привилегированных  представителей, оно также создало свой собственный стандарт красоты, которого хотят, но не могут достичь обладатели совершенно других тел. От активизма, связанного с принятием людей всех форм и размеров мы пришли к движению, которое сосредоточилось на “приемлемо толстых” женщинах: красивых женщинах с экстремальным проявлением типа фигуры “песочные часы”, обычно белыми или светлокожими, с узкими талиями, широкими бедрами и высокими скулами.

Тем не менее, есть женщины с фигурой, похожей на мою, которые активно продвигают взгляды бодипозитива, в основном фокусируясь на вопросах любви к себе, радикальном расширении возможностей и уважения к представителям крупных размеров со стороны общества. К таким активистам относятся Ла’Шоне Стюард (La’Shaunae Steward), Эшли Триббл (Ashleigh Tribble), Габи Грэгг (Gabi Gregg) и Энам Асиама (Enam Asiama).

“Я знаю, что оказываю поддержку многим девушкам, которые не видят достаточно чернокожих, толстых девушек в медиа”, – сказала 23-летняя модель и активистка Стюард в интервью Teen Vogue в 2019 году. С тех пор, как ее кампания для Universal Standard стала вирусной, Стюард начала использовать свою платформу для разговоров об инклюзивности в модной индустрии.

лашоне стюард фотоЛа'Шоне Стюард для Universal Standard Campaign. Photo: Universal Standard

Еще есть Lizzo. В 2019 она стала буквально открытием года, включая сольную обложку для британского Vogue и становление девушкой, представляющей пример проявления любви к себе и бодипозитива. Она также высказалась о разочаровании, связанном с этим движением. “Любой, кто использует бодипозитив для продажи чего-либо, делает это для своей личной выгоды, – сказала она в интервью для Vogue. – Мы ничего не продавали в самом начале. Мы просто продавали себя”. Для многих из нас Lizzo символизирует изменения в обществе и то, как оно воспринимает толстые тела, а в особенности черные толстые тела, потому что видеть на экране темнокожих толстых женщин, которые обладают уверенностью и сексуальностью и полностью в этом автономны – крайне редкое явление. Но и этого недостаточно.

Безопасное пространство для процветания

Движению бодипозитива еще предстоит долгий путь. И если мы постепенно приближаемся к тому, чтобы люди больших размеров и разного этнического происхождения снова чувствовали себя безопасно, любя свое тело и себя без неуважения, троллинга и недоброжелательности других, мы все равно будем наблюдать постоянные случаи фэтфобии. Возьмем хотя бы случай с британской исполнительницей Адель, которую хвалили за потерю веса, когда это даже не должно быть темой для обсуждения.

Итак, как мы можем изменить это? Одна великая вещь, которая может помочь, это союзничество. Привелигированные люди, которые живут в меньших телах, могут быть частью движения бодипозитива, используя свои платформы и голоса путем репостов и привлечения внимания к высказываниям тех, кого не будут слушать из-за внешнего вида. С их помощью мы можем деконструировать опасные и вредные рассказы о весе, созданные средствами массовой информации и диетической индустрией.

Изменения также должны происходить негласно. Начиная с директоров и агентов и заканчивая PR-менеджерами и маркетологами, ведь увеличение физического разнообразия сотрудников может привести к изменениям в типах медиафайлов, которые мы получаем. Но перемены происходят медленно, а люди, имеющие власть, наступают. Движение бодипозитива лишь нуждается в большей поддержке и, возможно, однажды оно сможет добраться до места, где все тела рассматриваются как равные. 

Текст: Stephanie Yeboah

здоровье ·

Еще в разделе Lifestyle

Популярное