Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Почему все ждут экранизацию "Щегла" Донны Тартт

16 сентября 2019

26 сентября в украинский прокат выходит экранизация "Щегла" Донны Тартт. И хотя в фильме собрали звездный актерский состав – в главных ролях Николь Кидман, Сара Полсон и Энсел Эльгорт – градус ожидания связан вовсе не с актерами, а с  тем, что "Щегол" – один из величайших романов нашего времени. Чем именно он велик, знает Vogue.ua

Кадр из фильма "Щегол"
Большой роман

"Щегол" Донны Тартт – большой роман, как "Идиот" или "Преступление и наказание" Достоевского, "Сестра Керри" Драйзера или "Большие надежды" Диккенса. И дело не только в том, что 800-страничная книга писалась 10 лет и охватывает почти 15 лет  из жизни главного героя Тео. Признак большого романа – ощущение, что автор смог возвыситься над местом, темой и временем того, о чем пишет; скрестить жанры и времена, выйти за пределы ясных нам литературных и философских границ, и, в конце концов, удивить нас. В "Щегле" есть место и классическому большому роману, и детективу об искусстве, и повести о взрослении, и ироническому постмодернистскому эссе, и роману о первой любви, и семейной саге – Донна Тартт играет жанрами, как фокусник, и в итоге изобретает свой.

Донна Тартт для американского Vogue
Блестящий сюжет

55-летняя Донна Тартт на данный момент выпустила три романа: это "Тайная история", "Маленький друг" и "Щегол", очень разные по форме, но объединенные одним так точно – блестящим сюжетом. До "Щегла" Тартт была известна как мастер детективно-психологического жанра. Ее первая книга "Тайная история" (1992) – запутанный филологический детектив: его действие происходит в колледже на факультете, где студенты изучают древнегреческий язык и увлечены античной культурой и где происходит загадочное ритуальное убийство. Сюжет второго романа Тартт, "Маленький друг" (2002), тоже закручен вокруг убийства – в начале книги маленького мальчика Робина находят повышенным на дереве, но на деле оказывается, что это роман о взрослении, в котором Тартт рисует жизнь сестры Робина Гариетт.

"Щегол" тоже начинается с трагедии: в нью-йоркском музее Метрополитен происходит терракт, в котором  погибает мама юного Тео Декера, главного героя романа. После терракта Тео,  по совету некого незнакомца, забирает из горящего музея шедевр "Щегол" художника Карела Фабрициуса, который впоследствии будет сопровождать его всю жизнь. Жизнь Тео превратится в скитания: он будет жить то в богатом доме своих друзей, семейства Барбуров, на парк Авеню, то переедет в Лас-Вегас к отцу-неудачнику, свяжется с неблагополучным Борисом, сыном эмигранта, будет нелегально продавать антиквариат в Амстердаме и в итоге найдет себя в маленькой антикварной мастерской реставратора Хоби, путь к которому незнакомец указал ему еще на первых страницах романа. Но чтобы ни происходило с героем и в какие приключения он не попадал, "Щегол" остается в первую очередь романом о великих вещах –  красоте и тайне.

Донна Тартт – самый загадочный автор нашего времени

Также редко, как и Тартт пишет новые романы, она дает интервью. За последние 15 лет их можно пересчитать по пальцам: Guardian, Telegraph, Vogue USA, Vanity Fair, Esquire. В современной литературе Тартт одна из самых популярных авторов, и ровно также – одна из самых непубличных. Она живет с двумя собаками в сельской местности в Вирджинии, носит костюмы мужского кроя и каре, много курит и остроумно шутит.  "За всю свою жизнь я написала три романа, и на каждый у меня ушло по десять лет. Но сегодня большинство людей считают, что новые романы, как и любой другой продукт, должны выходить с конвейера", – говорит Донна в интервью журналу  Esquire. Своими любимыми авторами она называет Диккенса и Достоевского, обожает поэзию и ненавидит звук телефонного звонка.

Донна Тартт и режиссер Уэс Андерсон на кинофестивале в Риме

Почему именно терракт в музее убивает маму главного героя и круто меняет его жизнь? Почему Тартт скрещивает терроризм и искусство?

"В 2000 году, за два года до публикации «Маленького друга», исламские фундаменталисты разрушили буддийские фигурки шестого века  в Афганистане. Это был шок задолго до событий 11 сентября. И это было очень, очень тревожно для меня", – говорит писательница в интервью Telegraph. Именно это событие стало отправной точкой для истории о терроризме и разрушении искусства.  – «Как будто Бог бросил это мне на колени», продолжает в этом же интервью Тартт. «Я не знала, что художник Фабрициус погиб в результате взрыва (Карел Фабрициус, один из самых талантлиых учеников Рембрандта, погиб в 1654 году при взрыве пороховых складов в Делфте - прим.vogue.ua). Я не знала, что за этой картиной стоит история катастрофы. Все это соединилось так, как я никогда не могла себе представить. Когда такие совпадения начинают происходить, вы знаете, что музы на вашей стороне».

Язык

Тартт неслучайно сравнивают именно с Диккенсом и Достоевским. Она пишет  в лучших традициях большой прозы 19 века: детализированно и избыточно, медленно и "вкусно", с любовью к деталям и слову, и мы так много знаем о ее героях – как они выглядят, какую одежду носят, как говорят, что они оказываются в нашем сознании очень выпуклыми и объемными, как живые. При этом "Щегол" – очень современная книга с точки зрения языка: это сухой, выжатый до максимум текста, в котором звенит каждое слово, и нет ничего лишнего. Этот отрывок – тому доказательство:

"Все сложилось бы куда лучше, останься она жива. Но так уж вышло, что она умерла, когда я был еще подростком, и, хотя в том, что произошло со мной после этого, виноват только я, все же, потеряв ее, я потерял и всякий ориентир, который мог бы вывести меня в какую-то более счастливую, более людную, более нормальную жизнь. Ее смерть стала разделительной чертой: До и После. Спустя столько лет, конечно, это звучит как-то совсем мрачно, но так, как она, меня больше никто не любил".

"Щегол" можно посмотреть в украинском прокате с 26 сентября

книги · Кинопремьера ·

Еще в разделе Книги

Популярное