Личное тело: Алекс Киртока о жизни после модельного бизнеса

22 августа 2018

Украинская модель Алекс Киртока стала главным открытием Парижской недели моды Haute Couture весна-2013. Ей прочили оглушительную карьеру и миллионные контракты. Но внезапно она сошла с дистанции: набрала вес.

Алекс Киртока. Платье из полиэстера, Prada, Перчатки из полиамида, Tender&Dangerous

Я открывала весенний показ Dior Couture 2013. Макияж – инкрустированные кристаллами губы – придумывала Пэт Макграт, платье – черно-белое, приталенное, с открытыми плечами, – тонкая работа, первая кутюрная коллекция Рафа Симонса для Dior. Передо мной открывались грандиозные перспективы, карьера модели складывалась как нельзя более удачно. Правда заключалась в том, что при всех этих исходных я не чувствовала себя хоть сколько-нибудь счастливой.

Алекс Киртока на шоу Dior Couture Spring 2013

Работать я начала в 13. Пока мои сверстники обсуждали, как бы покурить за школой, я решала проблемы другого порядка: как собраться в Нью-Йорк, оформить визу, выстроить график, спланировать все от а до я и быть на высоте. Надо было справляться с разочарованиями, получая отказы (я перечитала кучу интервью – все модели признаются, что это самое сложное в профессии). Параллельно – готовиться к сдачам предметов, потому что школу никто не отменял, а я «шла на медаль» (которую в итоге и получила). Ну и, конечно, очень важно было оставаться в форме.

Алекс Киртока на шоу Dior Couture Sping 2013

На том памятном показе в Париже я весила 52 кг – при росте 187 см. Этот вес не дался мне легко и не был подарком природы. Чтобы весить столько, я пять раз в неделю занималась спортом, а из еды позволяла себе половинку яблока в день. В модельном бизнесе никто не поощряет борьбу с весом, но и не учит правилам пищевого поведения. Агентство не заставляло меня голодать, но я-то понимала, что обладать идеальными параметрами можно только ценой немалых усилий.

Алекс Киртока за кулисами показа Dior Couture Spring 2013

И даже когда я была очень худой, мне казалось, что еще есть к чему стремиться. Я не задумывалась, как именно выгляжу и как меня видят другие. У меня не было ни счастья, ни желаний, ни мечты, к которой можно было бы стремиться. Весь мир вращался исключительно вокруг параметров. Нужно было быть идеальной. И с 13 до 18 лет, работая моделью, я не переставала сравнивать себя с кем-то – в fashion-индустрии это обычное дело. Опасное даже для взрослых людей, не говоря уже о юных девушках.

Алекс Киртока. Шоу Dior Couture Spring 2013

После «кутюра» в Париже я сделала еще несколько съемок, а вернувшись в Киев, стремительно набрала вес: подорванный голоданием и стрессами организм и так не справлялся, а стоило мне начать есть, он тут же принялся лихорадочно делать запасы на будущее. Но, если честно, не помню, чтобы я по этому поводу переживала. Просто решила: хватит с меня моделинга. Это потом я поняла, что решение зрело годами, пока я жила, загоняя себя в придуманные рамки. А тогда мне не просто хотелось закончить карьеру – я даже думать о ней не могла. Так что я не появилась в агентстве, оборвала со всеми связь – и поступила в университет Шевченко на японскую филологию.

Алекс Киртока. Шерстяное платье Prada

Пока я работала моделью, у меня не было отношений. Собственно, и либидо-то никакого не было: гормональный фон был как у десятилетнего ребенка, периодически случались обмороки, сил хватало только на то, чтобы доехать до спортклуба и обратно. Я не общалась, не заводила друзей – просто тяжело и много работала. В университете пришлось заново учиться строить отношения с людьми моего возраста. У меня появились друзья, близкие люди, которые давали мне столько любви, что я не знала порой, как с этим справиться. И надо же, эта жизнь открылась мне только после того, как я набрала вес.

Родители же переживали так сильно, что на их поддержку рассчитывать не приходилось. Они не думали, счастлива ли я и какой ценой мне давались успехи. Были уверены, что моделинг – мой единственный шанс на лучшую жизнь. То, что я знаю пять языков, работаю со второго курса, путешествую по всему миру и возглавляю департамент в IT-компании, в расчет не принималось. А мне так хочется, чтобы они поняли: дети должны быть счастливыми. Это их жизнь и их тело.

Окончив университет, я наконец освободила время (и сознание) для себя. Пошла на ТRХ, начала правильно и разнообразно питаться – и довольно быстро похудела. Это сразу заметили. Агентство предложило мне вернуться, как только я окончательно приду в форму. Поначалу я согласилась, но скоро поняла, что снова теряю баланс и равновесие. И решила, что больше так не хочу. Перестала заниматься спортом шесть раз в неделю, немного поправилась. И, знаете, мне так проще: я понимаю, над чем надо работать. Сейчас я, как и Наталья Гоций, не слежу за весом – понятия не имею, сколько вешу. Просто не хочу видеть цифры: они меня расстраивают. Мне достаточно быть в хорошей физической форме.

Алекс Киртока. Шерстяное платье, кожаная сумка, все - Prada Перчатки из полиамида, Tender&Dangerous

В девятом классе я хотела быть врачом и сидела на показах UFW, листая «Биологию», чтобы выучить строение глаза. Я неплохо пишу. Подружка тащит на курсы актерского мастерства – надо пойти и посмотреть, что из этого выйдет. Да и, в конце концов, я всегда смогу вернуться в fashion: есть много случаев, когда модели возвращались в профессию после перерыва – та же Саша Лусс, которая набрала вес, а затем триумфально вернулась похудевшей – и вошла в пул топ-моделей. Все варианты возможны, я еще не так стара, чтобы списывать какие-то возможности или зарекаться от дальнейшей карьеры. Главное – поддерживать здоровье, душевное спокойствие и баланс в жизни.

Текст: Алекс Киртока

Фото: Cate Underwood

Стиль: Vena Brykalin

Макияж: Vitalia

Прически: Pavel Lotnik

Продюсер: Marina Sandugey

Видео: Maxim Nazarov

Ассистент стилиста: Nastya Prudnikova

Модель: Alex Kirtoka

Instagram: @vogueua_beauty 

модели · модель · здоровье ·

Еще в разделе Фигура

Популярное