search Created with Sketch.

Журнал: интервью с Раду Поклитару

30 марта 2016

В апреле у хореографа Раду Поклитару важная премьера – «Жизель». Накануне спектакля Дарья Слободяник провела с ним несколько дней

«Демократия вредна в балетном зале. В «Киев модерн-балете» мы живем по принципу «Мы посовещались, и я решил», – иронично говорит хореограф Раду Поклитару, уютно устроившись на кожаном диване в своем офисе и потягивая чай. Субботний вечер артисты театра «Киев модерн-балет» проводят нетипично – не на вечеринках и свиданиях, а в репетиционном зале. В театре есть правило: каждый вечер с 19:00 до 23:00, за исключением тех дней, когда играют спектакли, – будьте добры, к станку. Вместе с ними у станка 43-летний Поклитару – в облегающем спортивном костюме, подтянутый, внимательный, и Оскар – его белоснежный вест-хайленд-уайт-терьер.

Я была на репетициях у Поклитару с десяток раз – и неизменно поражалась идеальной дисциплине, которая царит в зале. До прихода Раду может происходить что угодно: кто-то пьет йогурт, кто-то занят растяжкой, кто-то играет с ребенком (как в любом театре, здесь тоже есть дети, которые растут за кулисами), но когда в зал заходит Поклитару, наступает тишина – даже пес в балетном зале ведет себя образцово.

На Анне Герус: платье изо льна, Dzhus. На Раду Поклитару: сорочка из хлопка, Ko by Valery Kovalska; брюки из шерсти, Podolyan; пальто из хлопка, Frolov. На Галине Микитюк: топ и юбка изо льна, Dzhus; туфли из кожи, Bevza

В этом году «Киев модерн-балет» празднует десятилетие. «Мы подошли к тому моменту, когда нам нужен новый гранд-спектакль. Покопавшись в том, что мне бы хотелось сделать, я понял, что замечательно будет поставить «Жизель». Самое мучительное – пройти первую репетицию. Мне всегда сложно начинать, и поначалу я чувствую себя бездарным».

«Жизель» Поклитару имеет все шансы войти в историю – хотя бы потому, что авторских версий этого классического балета не так уж много. Самых громких – две: версия культового шведского хореографа Матса Эка 1982 года, в которой Эк поместил героев в современность и заставил танцевать босиком, и «Красная Жизель» Бориса Эйфмана 1997 года, посвященная легендарной балерине Ольге Спесивцевой. Зная, как смело препарирует Раду классические сюжеты, я предполагаю, что его «Жизель» не будет иметь ничего общего с традиционной историей о том, как бедная крестьянка сходит с ума от любви. Но Поклитару не согласен: «Наша «Жизель» имеет такое же название, музыку, имена персонажей и общую сюжетную линию. Это не сиротский ребенок, подобранный на балетной обочине, это все-таки родственник традиционной "Жизели"».

«Демократия вредна в балетном зале. В «Киев модерн-балете» мы живем по принципу «Мы посовещались, и я решил»

На репетиции у Поклитару интересно, как в кино: я сижу на краешке стула и почти не дышу. В этой современной «Жизели» будут новые герои: вместо крестьян, оруженосцев и виллис – байкеры, проститутки и шпана, а сама Жизель – так вообще, судя по костюму, пацанка из соседнего двора. Просто у Поклитару не бывает: он требует от артистов не только идеальной формы и техники, но и драматического мастерства. Так, балерины Галина Микитюк и Анна Герус, которые репетируют партию Жизели в двух составах, на репетиции себя не жалеют: и влюбляются, и умирают в полную силу.

На Галине Микитюк: топ и брюки из вискозы, Chakshyn. На Анне Герус: комбинезон из кружева, Frolov

Поклитару умудряется быть одновременно и жестким, и заботливым по отношению к своим артистам. «Анечка, Галюнь, осторожнее», – нежно говорит он своим Жизелям. «Мусечка, чуть посуше, ты этот разворот очень долго делаешь», – советует другой артистке. Но если Раду что-то не нравится, его меткая ирония бьет не в бровь, а в глаз: «Слушай, ты случайно не балетное училище оканчивала? – бросает он одной танцовщице. – Узнаю стиль. Выражение лица престарелой примы мне не подходит, убери его!» При этом Поклитару, который много работает за пределами своего театра и которому есть с чем сравнить, не стесняется говорить своим артистам, что они – лучшие. «Артисты театра «Киев модерн-балет» безумно креативные. Мы создаем спектакли вместе. Я могу что-то у них подсмотреть – и не скрываю этого».

Раду рассказывает, что в случае с «Жизелью» очень много идей пришло от балерин, танцующих главную партию. «У них получаются совершенно разные роли – и я страшно доволен. Они по-разному трактуют тот хореографический материал, который я им предлагаю. Обе девочки – потенциальные хореографы». И во время репетиции «Жизели», и во время съемки для Vogue UA я действительно замечаю, что Микитюк и Герус – классические антагонистки: брюнетка Анна Герус – сильная, жесткая, этакий «натянутый нерв», блондинка Галина Микитюк – нежная и романтичная.

На Галине Микитюк: топ и брюки из вискозы, Chakshyn. На Анне Герус: комбинезон из кружева, Frolov

Режиссер, менеджер, худрук – находясь в своем офисе в помещении музыкального театра на Подоле, Раду решает сто задач одновременно. После репетиции он садится заполнять финансовые ведомости: «Десять лет назад, когда мы открывали театр, я не знал, что такое билетная книжка, как делать рекламу, заключать договоры, вести бухгалтерию. Пришлось разбираться. Да, это внутренняя бойня, которая идет во мне постоянно. Стараюсь находить баланс, чтобы спокойно заниматься творчеством». Находить баланс знаменитому хореографу помогают сигареты («если репетиция не идет»), путешествия («Барселона – лучший город на земле), плавание и прогулки с Оскаром по Андреевскому спуску («Я – коренной подолянин», – смеется Поклитару, десять лет назад переехавший в Киев из Белоруссии).

Неземные существа пускай живут в классических балетах, а мне больше нравятся люди, которые вокруг нас»

Раду в прошлом еще и танцор. Мы давно знакомы, но я все стеснялась спросить, почему он бросил сцену. «Хочешь узнать, как я понял, что не стану Барышниковым? – хитро улыбается Поклитару. – Есть же зеркало и видеозаписи, себя можно оценить. Я довольно быстро понял, что я не Нуреев. Правда, у меня есть ощущение, что моя мама до сих пор думает, что я мог бы быть Барышниковым». На вопрос о том, почему Поклитару стал хореографом, у него есть смешной ответ. В юности Раду работал в Перми. В газете «Балет Урала» («она была желтенькая, страшненькая, но это было единственное окно в балетный мир») он вычитал интересную вещь. Всех хореографов журналисты спрашивали о двух актуальных тогда вещах: как в театре с гастролями и забирают ли артистов в армию? Главный хореограф Белоруссии Валерий Елизарьев в интервью сказал: из гастролей не вылезаем, в армию не берут. «Я взял под мышку газету, чемодан – и поехал в Минск. Повезло мне не очень: на гастроли меня не брали, а каждую весну и осень я вырывался из когтей военкомата. Но потом в Белорусской академии музыки открылась кафедра хореографии – и я пошел туда, чтобы в армию не забрали. В конце первого курса поставил дуэт на музыку Бриттена – и заболел режиссурой».

На Галине Микитюк: топ и брюки из вискозы, Chakshyn. На Анне Герус: комбинезон из кружева, Frolov

По паспорту Поклитару белорус, по происхождению – молдаванин. «Я настоящий молдаванин: езжу на заработки в Москву», – шутит он. Последние пару лет хореограф действительно востребован в России: в 2014 году он поставил церемонию открытия и закрытия Олимпийских игр в Сочи, в 2015-м – «Гамлета» в Большом театре, в январе этого года – «Симфонию в трех движениях» на музыку Стравинского в Мариинском театре. В Украине знают: если бы у Раду не было проектов на стороне, «Киев модерн-балет» давно бы закрылся. «Я зарабатываю на стороне и вкладываю деньги в спектакли здесь». Экономический кризис внес свои коррективы в жизнь театра: иногда Поклитару ставит спектакли за свой счет, но в случае с "Жизелью",  радуется хореограф, меценат уже найден - это Людмила Русалина.

Рассказывая о постановках в Большом театре, Раду признается, что с артистами пришлось непросто: «Я боролся с классической школой, которая там как проказа сидит. Очень трудно сделать из артистов балета нормальных людей. Неземные существа пускай живут в классических балетах, а мне больше нравятся люди, которые вокруг нас». Тут же Поклитару рассказывает красноречивую историю об одном из самых сильных своих потрясений, «до слез». Это спектакль «Бабы. Год 1945» российского хореографа Евгения Панфилова, который в начале 2000-х основал «Балет толстых» – труппу из очень полных женщин. «Это спектакль о поколении женщин, которые остались одинокими после войны. Ничего более трогательного за последние лет пять я не видел, и это – ощущение всего зала, который зарыдал вместе со мной. Ни одна Сильфида или Одетта не произведет такого впечатления, как они». Во время этой беседы мы обедаем с хореографом в турецком ресторане Turkish Grill. Передо мной традиционная турецкая закуска – паста из баклажанов, лаваш, чай. Поклитару смотрит внимательно: «Из того, как вы едите, тоже можно создать современный балет. Из того, как двигаются официанты, как подают чай и говорят с клиентами, – тоже». Жизнь, говорит Раду, нельзя превратить в художественное высказывание, но сделать это высказывание более жизненным – вот это вызов.

На Галине Микитюк: топ изо льна, Dzhus. На Анне Герус: платье изо льна, Dzhus

 

Фото: Vasilina Vrublevskaya

Стиль: Olga Yanul

Прически: Taras Richter

Макияж: Vitalia

Ассистент стилиста: 

Yana Doroshenko

Производство: 

Valentina Tarkovskaya

балет ·

Еще в разделе Театр

Популярное