VOGUE UA CONFERENCE
search Created with Sketch.

Театральный орден: репортаж из львовского театра Курбаса

27 марта 2017

Накануне всемирного Дня театра, который отмечают 27 марта, Дарья Слободяник съездила в гости к самой необычной труппе в Украине – Львовскому театру им. Леся Курбаса.

Фото: Vasylyna Vryblevskaya, Maria Pavliuk

Львов. Полдень. За окном идет снег. Пока фотограф Василина Врублевская носится по театру в поисках лучших локаций для съемки, помощник режиссера Олесь Коваль устраивает мне экскурсию. Здание, в котором с 1988 года живет театр Курбаса, – непростое, поэтому экскурсия необходима. «Театр начинается с подвала», – заговорщически сообщает Олесь и за руку тянет меня вниз. Мы спускаемся по мраморной лестнице и заходим в темное, холодное помещение. «Здесь хранятся декорации, поэтому есть свои правила. Например, декорации должны «отдохнуть»: тревожить их в перерывах между спектаклями – плохая примета». Из уважения к театральным атрибутам Олесь говорит шепотом и на всякий случай поглаживает мумию Заратустры из спектакля «Так говорил Заратустра», которая «отдыхает» у стенки.

Сцена из спектакля «Благодарный Еродий» – визитной карточки театра Курбаса (фото - Василина Врублевская)

Рядом с мумией – нечто, напоминающее бильярдный стол.«Пару лет назад в подвале был бар «Смачна плітка», прямо под сценой. Культовое место». Бар закрыли, помещение отдали театру, но атмосфера осталась: на стене, например, кем-то выведена фраза Ивана Франко «Театр – плітка, перетворена на ритуал».
В театре вообще много раритетов. Здание строилось в начале XX века как варьете и казино: то тут, то там антикварная мебель – тумбы времен Австрийской империи, оригинальное посеребренное зеркало в тяжелой раме. У входа на улице до сих пор есть остатки мезузы – свитка с фрагментами Торы, к которой прислонялись хозяева варьете, евреи.

«Случайные люди в наш театр не попадают. Эта территория принимает только тех, кто сможет здесь прижиться»

«А наверху знаете что было? – щурится Олесь. – Бордель. Какое же казино без борделя?» Экзистенциальное и телесное плотно смешалось в истории этого здания – поэтому, например, актеры уверены, что в театре есть привидения. Мол, слишком много страстей видели эти стены. «Секретарь недавно видела привидение на лестнице – женщину в длинном белом платье», – говорит Олесь.

Призраки труппу не смущают: актеры называют театр домом, а его худрука и основателя Владимира Кучинского – гуру. В их лексиконе можно услышать слова «энергия», «вертикаль», «практика». Худрук объясняет это тем, что в театре всегда интересовались культурой Востока, читали буддистские притчи, занимались медитацией и йогой. «Театр Курбаса родился в постмодернистские 80-е, – рассказывает Кучинский. – Наши спектакли были построены на импровизации и драйве. Мы были молодыми максималистами».

Актриса Наталья Рыбка-Пархоменко (фото - Василина Врублевская)

Один из первых спектаклей театра – «Сад нетающих скульптур» по мотивам поэзии Лины Костенко. В конце 80-х его играли в Доминиканском соборе – сегодня такой жанр называется site-specific theater и это один из самых актуальных театральных трендов. Таким образом «курбасовцы» провозгласили манифест – «Театр как лаборатория». Владимир Кучинский – ученик Анатолия Васильева, культового российского режиссера-экспериментатора. «Поначалу театр был похож на тайный орден, – вспоминает театровед Майя Гарбузюк, друг и исследователь театра со дня его основания. – Первое время актеры были закрыты от внешнего мира – для максимальной концентрации. Никто не знал, как проходят их знаменитые тренинги и на чем
«стоит» театр Кучинского».

Актриса Мирослава Рачинская готовится к спектаклю «Благодарный Еродий» (фото - Василина Врублевская)

Особой технике работы с телом и голосом старшее поколение «курбасовцев» научилось в Центре театрального эксперимента Ежи Гротовского в Италии. В начале 90-х несколько актеров театра поехали в Понтедеру: в небольшом тосканском городке легенда мирового театра создал центр, в который съезжался театральный авангард со всего мира. Участники тренингов стояли на голове, плакали, пели, кричали и работали с ритуальными песнями африканских племен.

Постмодернистские 80-е и «закрытые» 90-е прошли. В 2017-м у театра активная общественная жизнь. Например, есть страничка в «Инстаграме»  (@les_kurbas_theatre), где публикуются фотографии из жизни театра: как монтировщики ставят декорации, а симпатичные парни-актеры, раздетые по пояс, распеваются. Но кое-что осталось как раньше – например, те самые актерские тренинги. Это один из китов, на котором держится труппа.

актер Ярослав Федорчук (фото - Василина Врублевская)

Львовяне театром Курбаса гордятся. Они уверены, что «курбасовцы» – бренд города, наряду с архитектурой и ресторанами. Об этих актерах действительно можно написать отдельную книгу: у каждого сочная жизненная история.

Большеглазая хрупкая Тамара Горгишели несколько лет играла в собственной рок-группе и совмещала спектакли с гастролями, но Кучинский ревновал, и в какой-то момент пришлось выбирать. Тамара выбрала театр. Актер, а по совместительству директор театра Николай Береза до театра Курбаса успел «поработать» священником, а позже – диджеем в культовом львовском клубе «Пикассо». А 32-летний Ярослав Федорчук получил два технических образования и какое-то время работал на керамическом заводе.

Тамара Горгишели (фото - Василина Врублевская)

«Случайные люди в наш театр не попадают. Эта территория принимает только тех, кто сможет здесь прижиться», – говорит под конец нашей съемки Тамара Горгишели. На часах почти 18, вечернего спектакля сегодня нет, и театр пустеет. Правда, на ночь здесь всегда кто-то остается – например, помощник режиссера, увлекшийся работой, или уставший артист. Актер Олег Стефан и вовсе буквально жил здесь 12 лет. Театр не отпускает.

Сцена из спектакля «Лісова пісня» (фото - Мария Павлюк) 
Сцена из спектакля «Лісова пісня» (фото - Мария Павлюк)
 
Сцена из спектакля «Лісова пісня» (фото - Мария Павлюк)

Репортаж Марии Павлюк

Читайте также:

13 главных концертов этой  весны

Интервью с режиссером Тамарой Труновой 

Еще в разделе Театр

Популярное