search Created with Sketch.

Журнал: интервью с парфюмером Chanel Оливье Польжем

18 июня 2015

7c8ae69891435d3cd370b98de23b930d1dc3b889ea0dc684dbf24d4e9c73f16e.psd«У меня интервью с младшим Польжем», – говорю коллегам. Все реагируют одинаково – как будто я объявила, что еду к Роберту Дауни-младшему. И только при встрече до меня доходит, почему: молодой Польж напоминает кинозвезду – высокий, улыбчивый, стройный, с бархатным взглядом и густыми ресницами. Он не похож на человека, который корпит над пробирками, разбирается в формулах и держит в памяти пару тысяч парфюмерных нот. Но впечатление обманчиво.

Оливье Польж

У молодого по парфюмерным меркам Польжа (ему еще нет и 40) – слава блестящего, зрелого «носа». Официально он числится автором около ста ароматов, среди которых подлинные звезды: Armani Code, Flowerbomb, La Vie est Belle. В ответ на вопрос, каким он гордится больше всего, говорит: «Я вообще не в восторге от мысли о том, что работой надо как-то уж по-особенному гордиться. Ну разве что выделил бы Dior Homme: он дал мне хороший толчок в карьере». Похоже, скромностью Оливье в отца: Польж-старший, на счету которого Egoїst Platinum, Coco, Sycomore, № 5 Eau Première и все семейство Chance, теряется так же, стоит только намекнуть на то, что он гений. «Если начинаешь гордиться собой, то прекращаешь искать и делать что-то новое и стоящее», – говорит Оливье.

На должности штатного парфюмера Chanel он сменил отца не так давно, но уже успел создать новый аромат в семействе бутиковых Les Exclusifs. Новый Misia, посвященный подруге и сопернице мадемуазель Шанель Мисе Серт, получился драгоценным, изысканным, но по-хорошему сдержанным: он пахнет фиалковой пудрой, ирисами, смесью грасских и турецких роз. Критики приняли его благосклонно, а местами – восторженно.

«Нос» Дома Chanel Оливье Польж и бьюти-редактор украинского Vogue Алена Пономаренко
«Нос» Дома Chanel Оливье Польж и бьюти-редактор украинского Vogue Алена Пономаренко

У нового Chance совсем другое настроение. Он открывается как бутылка хорошего шампанского – бодро, резко, почти с хлопком. За этот небольшой ольфакторный взрыв отвечают ноты грейпфрута и красного сицилийского апельсина. Цитрусовая летняя свежесть не исчезает, а длится почти столько же, сколько слышен сам аромат, периодически отливая прохладным ветивером и благородной смесью ирисовых и кедровых нот. В сердце аромата – жасмин и белый мускус. Этот требовательный, сексуальный и жадный аккорд – общий для всех ароматов Chance. Для меня стало неожиданностью то, что именно их, а не легенду № 5, в Украине покупают лучше всего. По всему миру дело обстоит как раз наоборот.

Мадемуазель Шанель говаривала, что шанс приходит только к тем, кто умеет его распознать. У юного Польжа все было не так. Его шанс стать парфюмером был слишком очевиден: он родился в мировой парфюмерной столице – Грассе; ему было всего четыре, когда его отец получил свой высокий пост в Chanel. Казалось, судьба и карьера мальчика предопределены. Но, как и многие одаренные дети знаменитых родителей, он попытался найти свой путь: играл на фортепиано, изучал историю искусств и собирался поступать в Школу дизайна в Париже.

В сердце аромата – жасмин и белый мускус. Этот требовательный, сексуальный и жадный аккорд – общий для всех ароматов Chance

Однако что-то пошло не так. Дело в том, что студентом он проходил практику в лаборатории ароматов Chanel: взвешивал эссенции и абсолю, изучал ароматные молекулы, из которых состояли парфюмерные формулы. И вдруг что-то щелкнуло. Вместо Школы дизайна Оливье поехал стажироваться в Грасс, в Дом Charabot, где производят парфюмерные ингредиенты. По странному стечению обстоятельств именно там, перед тем как присоединиться к Chanel, провел год Эрнест Бо, автор Chanel № 5. Стажер Польж работал на фабрике, усердно перемалывая стручки ванили и размачивая сухой югославский мох, и все глубже погружался в парфюмерию. А потом началось: два года в Швейцарии, посвященные составлению композиций, работа в парфюмерном гиганте IFF, карьера в Нью-Йорке. Ему было всего 19, когда он создал свой первый аромат – La Perla Blue – и 29, когда вышел Dior Homme, обеспечивший ему мировую славу. Тогда же Польж придумал для бутиковой серии ароматов Guerlain Cuir Beluga, который сегодня так же актуален, как и 10 лет назад. В 2013-м он присоединился к своему отцу и Кристоферу Шелдрейку, которые составляли парфюмерную команду Дома Chanel.

Польж уверен, что обоняние можно развить – нужно только нюхать разные ароматы и пытаться их описать. Он считает, что ароматные предпочтения родом из детства, что они способны разбудить воспоминания и эмоции и что ноты мы распознаем не столько носом, сколько сердцем и умом. Он говорит, что никогда не мечтал стать парфюмером, как отец, но будет рад, если однажды его дети решат пойти по его стопам.

Как и у любого большого парфюмера, у Польжа есть ольфакторная подпись и любимые ноты, в работе с которыми он особенно виртуозен. Но Оливье говорит, что лучший способ придумать новое – это идти неизведанным путем и выходить из зоны собственного комфорта. И добавляет, что духи, как и одежда, – это способ рассказать что-то о себе.Напоследок я спрашиваю, какой аромат ему нравится на женщинах. «Это зависит от женщины», – заразительно хохочет он.

парфюм · интервью · ароматы · Chanel ·

Еще в разделе Красота

Популярное