RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Отец техно: интервью с Джеффом Миллзом

05 августа 2021

Украина – одна из стран, где в последние годы техно стало важной частью жизни молодого поколения людей, осознающих ограничения их самовыражения, гендерного и расового равенства и сексуальной свободы. Многие из них видят в техно-движении потенциал для изменений. Джефф Миллз, легендарный диджей из Детройта и один из основателей техно, недавно впервые сыграл в Киеве на фестивале «ІСKPA». Перед его сэтом в санатории «Хвиля» мы обсудили, как техно может выйти за рамки клубного и развлекательного бизнеса, и как мы можем применить наш уникальный опыт на танцполе в повседневной жизни, став более добрыми, открытыми и смелыми.

Джефф МиллзДжефф Миллз

На протяжении своей уникальной продолжающейся карьеры в электронной музыке Миллз всегда выступал за то, чтобы техно стало массовым социальным и культурным движением, чем-то гораздо большим, нежели инструментом для развлечений. Начиная с 90-х, Миллз был одним из первых артистов, связавших техно с другими формами искусства, такими как театр, кино, танец и мода. В течение многих лет сталкиваясь с такими проблемами, как расизм, неравенство и нечестность в музыкальном бизнесе, Миллз всегда использовал электронную музыку как универсальный язык будущего человечества, в котором люди проявляют больше эмпатии друг к другу и бесстрашно исследуют вселенную.

Техно-музыка и рейвы стали важной частью жизни для людей во всем мире и особенно в нынешней Украине. На ваш взгляд, каково влияние техно-движения на более широкий социальный контекст и какие изменения оно может принести новым поколениям?

Его воздействие может быть подсознательным и сознательным. Подсознательное заключается в нормализации идеи того, что десятки тысяч людей могут собраться, чтобы вместе послушать один тип музыки, что, с политической точки зрения, довольно интересно. Люди платят за вход, путешествуют, собираются вместе и часами слушают одного диджея, что требует некой вовлеченности. Таким образом, люди подсознательно взаимодействуют друг с другом через музыку. Важно также то, что у некоторых счастливчиков срабатывает некий психологический триггер: когда они слышат музыку с определенным темпом, текстурой и амплитудой, они способны пережить чувство освобождения. Это важно для обществ по всему миру, так как у многих людей нет этого триггера.

Потому что не у всех есть определенные права и свободы?

В некоторых случаях нет, а иногда люди выбирают другой жизненный путь и не могут этого себе позволить. Поэтому я говорю о «счастливчиках», у которых есть условия для присутствия этого триггера, который создает у них позитивное представление о том, что они более свободны. В этом магия музыки.

Сознательный политический аспект проявляется, когда кто-то решает собрать вместе десять тысяч людей, чтобы эти десять тысяч, возможно, поддержали движение которое поможет ста миллионам. То есть, когда люди собираются ради кого-то, кому доверяют, и солидаризируются вокруг темы, которая требует внимания.

Джефф МиллзДжефф Миллз

Это также зависит от того, кого ты поддерживаешь. Нужно действительно выбирать, ради чего мы собираемся и танцуем, к какому движению присоединяемся. В идеале мы должны задаваться вопросом о намерениях тех людей, которые организуют мероприятие, не так ли?

Мы еще не дошли до этого уровня. Думаю, что публика на самом деле не хочет знать настолько много о диджеях. Медиа не задают правильных вопросов о личности диджея. Мы все еще на ранней детской стадии во всем этом. Во что вы верите? Откуда вы? О чем вы думаете? Какое у вас мировоззрение? В этой индустрии мы склонны убегать от таких вопросов. Не знаю, почему, так как в других музыкальных жанрах ими задаются. Возможно потому, что мы не хотим этого знать.

Считаете ли вы, что еще слишком рано и есть шанс дойти до момента, когда мы начнем задавать эти вопросы?

Думаю, дело в том, что электронная музыка настолько побуждает нас к эскапизму, что в конечном итоге люди не желают встречи с реальностью. Я также думаю, что может наступить время, когда у людей уже не будет выбора, и для определенных проблем им понадобятся решения, которых у них не будет под рукой. Возможно, через музыку и ее создателей, им удастся найти эти решения.

Может быть тогда мы начнем задавать вопросы: «Кто этот диджей на самом деле? Во что он верит?» Речь не о том, политик он или нет, а о том, хотим ли мы дальше следовать за этим человеком.

Но чтобы это произошло, мы должны действительно верить в силу и ценность музыки, верно?

Это палка о двух концах. В этой индустрии вполне возможно играть музыку определенного типа лишь потому, что вы хотите чего-то достичь. Бывает, что не обязательно верить в техно, и вам может быть интересен какой-то другой жанр. Но вы используете техно-музыку лишь потому, что стремитесь к определенным успехам. У вас могут быть совершенно другие интересы, а музыка для вас — исключительно развлекательный бизнес, который вы используете для движения по карьерной лестнице. Техно сегодня популярно? Отлично, я пойду по этому пути. Черный цвет модный? Хорошо, я буду во всем черном. Поэтому здесь нужно быть очень осторожным.

Так можно ли сказать, что лишь тогда, когда люди задаются определенными вопросы, происходит что-то значимое?

Да, когда копают глубже. Как и в любой другой сфере. Если вы хотите знать, какая еда вам подходит, вы должны эту еду изучать и прислушаться к своему организму, как например: «Полезны ли мне яблоки?» Так же все устроено и в музыке. Выбор каждого зависит от человека.

Вы работаете в этой индустрии уже давно и видели, как многие вещи рождаются и умирают, а также то, как клубная культура из андерграунда вышла в коммерческую плоскость. В то же время, вы участвуете во многих арт-проектах за пределами клубов, управляете своим лейблом Axis Recordsи недавно запустили журнал Escape Velocity. Как вам все еще удается получать удовольствие от диджеинга? Почему вы до сих пор хотите этим заниматься?

Конечно, бывают дни, когда это совсем не приносит удовольствия. Поэтому важно быть действительно уверенным, что ты любишь, то что делаешь, и что у тебя есть причина продолжать это делать. Каждый диджей и каждый музыкант индивидуален. Мне повезло, что я работаю в индустрии, где главное это то, чем я одержим, – созданием музыки. Это не означает, что эта музыка хорошо продается или что я могу зарабатывать этим на жизнь, но я одержим идеей создавать что-то из ничего. Я могу делать это каждый день беспрерывно. Я никогда не устаю от этого. Это никак не связано с людьми, а скорее с созданием чего-то, чего раньше не было. Просто случилось так, что я в музыкальном деле и у меня все получается. Я благодарен за это.

В Украине появилось целое поколение музыкальных продюсеров. Изучение методов создания электронной музыки, исследование, покупка и написание электронной музыки сегодня в тренде. Для многих из этих молодых артистов вы – легенда и один из отцов-основателей техно. Что бы вы посоветовали людям, которые хотят выйти за пределы хайпа и продолжать заниматься электронной музыкой чтобы в будущем повлиять на свое поколение?

Это сложно, потому что здесь вы имеете дело с людьми. Если бы мы все были машинами, это было бы легко. Но дело в людях и в мире, который постоянно меняется. Ваше влияние довольно эфемерное. Во-первых, вы должны смириться с тем, что, возможно, вы никогда не окажете никакого влияния. Вы можете сочинять музыку каждый день своей жизни и никогда не сделать ничего влиятельного. Такова наша реальность. Это не значит, что ваша музыка ужасна, просто существует много факторов, которые меняются одновременно, и нужно найти подходящий момент, когда нужные вещи совпадут, и вы привлечете внимание большего количества людей. Но это сделать непросто! Нужно быть настойчивыми, сосредоточенными и продолжать работать. Чем больше музыки вы напишете, тем больше у вас шансов. Но чтобы сочинять много музыки, требуется самоотдача. Я сделал более ста альбомов. Большинство людей даже не знают о них. Но они есть и на них потрачено миллионы часов. Нужно учиться жить с тем, что вы, возможно, никогда не добьетесь такого успеха, какого вы, на ваш взгляд, заслуживаете, и что талант считается активом только в том случае, если его признают в этой индустрии.

Как следовать своему таланту даже не взирая на то, что его не всегда признают?

На этот вопрос нет ответа. Могу лишь вернуться в прошлое и рассказать, что было время, когда техно-музыка якобы «умерла». Это было примерно в 2002 году, когда минимал-хаус был очень популярен. Меня почти не приглашали играть на вечеринках, потому что промоутеры думали, что никто больше не хочет слушать техно. Но я продолжал его играть, причем играть много. Я экспериментировал с техно, изобретая для него новые смыслы. А потом оно опять вернулось: пришло новое поколение, которому захотелось слушать техно. Хаус был им больше не интересен, потому что в нем не было такой энергии и он был не для всех. Он был популярен среди отдельной группы счастливчиков, но не среди масс. Молодое поколение жаждало определенной энергии, поэтому в конце концов они снова вернулись к техно. И оказалось, что я и несколько других ребят, которые были преданы этому делу, экспериментировали достаточно много, чтобы создать что-то новое. К тому времени, когда увлеченные минималом диджеи снова обратились к техно, мы уже успели изменить его звучание и его структуру. Мы оказались на десять шагов впереди, особенно в том, что касается размышлений о музыке. Это чувствуется в ней и сегодня, поэтому мы называем ее научно-фантастическим техно. Пока некоторые люди веселились со своими друзьями на Ибице, мы работали в студии, пытаясь представить, какой будет ситуация, когда мы колонизируем Марс. Это время еще не наступило, но мы думали обо всем этом.

Вас всегда называли «техно-футуристом». Что для вас значит быть «футуристом» в искусстве и в музыке?

Это значит быть мечтателем и романтиком. Ты должен им быть, потому что по большей части имеешь дело со многими неизвестными факторами. И я считаю, что именно этот тип человека и этот тип мышления стоял у истоков техно. Несмотря на то, что жанр эволюционировал, все еще есть люди, которые живут этой мечтой и горят этим огнем. Благодаря этой музыке некоторые люди могут заглянуть в будущее.

В такой стране, как Украина, молодые люди ежедневно сталкиваются с жестокостью полиции, коррупцией, ограничением права на самовыражение, сексизмом, расизмом, гомофобией. Как в таких условиях люди могут использовать свой клубный опыт для создания чего-то значимого, помимо танцев?

Вы имеете ввиду на человеческом уровне, не только в написании музыки? По иронии судьбы, мы находимся в столетии от начала 1920-х годов – периода, когда люди, столкнулись с примерно той же ситуацией, но в то же время, это, вероятно, было самое продуктивное десятилетие ХХ века с точки зрения творческого развития. С 1920 по 1930 год сюрреализм, футуризм, кубизм, ар-деко, движение за права женщин стремительно развивались вплоть до Великой депрессии. Но люди должны были бороться за это чувство большей свободы, за творческое право говорить и делать больше, и они пытались материализовать эту точку зрения различными способами. Я думаю, что сегодняшняя молодежь должна попытаться делать то же самое. Им следует создавать идеи, а затем передавать их другим людям, не ожидая от них реакции. Чем больше у вас идей, тем больше вероятность того, что кто-то скажет: «Погодите, может, они на верном пути. Если применить эту идею тем или иным образом, может быть, это сработает?» Возможно, это кому-то поможет. Но честно говоря, я считаю, что лучшее, что может сделать любой человек – это, прежде всего, быть добрым. Благодаря этому можно изменить мир.

Безопасный и инклюзивный танцпол – это место, где мы учимся сопереживать и быть вместе. Это пространство, в котором мы очень близки друг к другу физически, в идеале соблюдаем личные границы и способны открыться больше, чем в повседневной жизни. Это ли та самая доброта и близость, которую вы имеете в виду?

Это тот вопрос, которым человечество задается почти с начала своей истории. Так же как и страх перед тем, что находится вне пещеры и может войти и съесть нас ночью. Это примитивный страх, который испытывает большинство людей, и поэтому мир в основном такой, какой он есть. Вот почему у нас есть люди, которым все равно, что другие голодают; они предпочитают тратить кучу денег, летать в космос и есть Skittles. Я поддерживаю космические путешествия и колонизацию других планет, но есть миллионы людей, которые хотят есть. И если искоренить бедность на земле стоит всего 9 миллиардов долларов, а состояние некоторых из этих богатых людей превышает 200 миллиардов, тогда я вынужден предположить, что люди голодают, потому что кто то хочет, чтобы они голодали, и это их сознательная позиция.

Если молодые люди хотят что-то сделать, им следует быть добрее друг к другу. Судите людей по их поступкам. Если вы действительно хотите что-то изменить, посмотрите на ваши возможности, и посмотрите на недостатки, которые есть у других, и выясните, как их можно сбалансировать. Это будет хорошим началом. Это не имеет ничего общего с танцами, музыкой или чем-то еще, но даже танцпол изменится. Вероятно, наше ощущение единства было бы сильнее, если бы подобное мышление было более распространенным.

Я видел худшее в людях, потому что я все время путешествую и играю на вечеринках. Это не удивительно, потому что люди не понимают и боятся, когда кто-то отличается от них. Соревнования и спорт – это здорово, но когда соревноваться начинают этнические группы, страны и тому подобное, это мешает совместному развитию. Мы должны понимать в чем разница. Не все должны соревноваться. Раса – это не спорт, и одна раса не лучше остальных. Но некоторые люди, кажется, не могут этого понять. Человечество – это не команды. На самом деле, это командная работа.

Текст: Марьяна Березовская

Фото: Якоб Крист

музыканты · фестиваль ·

Еще в разделе Культура

Популярное