Весела и находчива: тренд-редактор Джулия Хоббс о детстве, карьере и моде

01 мая 2019

Будущее модных медиа – за новым поколением талантов, которые делают свое дело с легкостью и юмором. Тренд-редактор Vogue International Джулия Хоббс – яркий пример.

Шерстяной блейзер, Isabel Marant; хлопковая футболка, H&M; джинсы, Weekday

Джулия – героиня, о которой любой журналист может только мечтать. Она внимательна к собеседнику, искрометна в ответах и обезоруживающе иронична по отношению к себе. Такой же Хоббс предстает в видео, которые снимает для издательского дома Condé Nast, – например, в интервью со шляпным дизайнером Стивеном Джонсом или в ролике, где она катается в золотой тележке по залам универмага Selfridges.

«Самоирония – врожденная черта всех британцев. Все потому, что мы не умеем принимать комплименты, – рассказывает Хоббс. – У меня это родом из детства. Я младший ребенок в семье, старшие брат и сестра старательно меня избегали: я была замечательной неудачницей, повсюду волочилась за ними». Желание заслужить уважение старших воспитало в ней поразительное чувство юмора – любые переписки с Хоббс быстро превращаются в череду акронимов LMAO и LOL.

лопковое платье, Simone Rocha; нейлоновые колготы, Saks Potts

Для съемки Vogue UA Джулия переоборудовала лондонскую студию своего бойфренда, фотографа Колина Доджсона (она даже носит латунное кольцо Dior с его выгравированными инициалами CD), и принесла свои любимые вещи: камни, привезенные Колином из Марокко, сертификат о владении звездой (подарок подруги) и раскладывающийся мобильный телефон в форме гамбургера: «Я нашла его на барахолке в Шордиче 11 лет назад. Не помню, чтобы когда-нибудь им пользовалась, – он заменяет мне пресс-папье». Кроме сувениров, Хоббс показывает стопки книг и журналов: «Сама я их обычно не покупаю – люблю взять что-нибудь у знакомых и не вернуть». В коллекции собраны архивные выпуски Vogue разных лет и новые издания ее друзей: журнал Print, который выпускает редактор Франческа Бернс,и More or Less, проект бывшего арт-директора британского Vogue Джейми Перман.

Сатиновые босоножки с отделкой из перьев, Prada

В издательский дом Condé Nast Хоббс попала обходными путями: «В детстве я ужасно любила моду – мне нравилось листать Vogue и наряжаться. Но я росла в среде, где даже арт-образование толком получить было нельзя, – после школы все отправлялись изучать химию или географию. Речи о fashion-карьере, сам понимаешь, не шло». Окончив школу, Джулия взялась за изучение европейского права – сначала в Голландии, затем в Швейцарии. Там она работала в европейской делегации при ООН. «Меня окружали изумительные амбициозные женщины, а я точно знала, что не хочу провести свою жизнь так», – вспоминает Джулия. Попрощавшись с юриспруденцией, она вернулась в Лондон и получила должность в арт-отделе газеты Financial Times, а после – в службе новостей британского Vogue.

Слева направо: парфюмированная вода, Bois Farine; камни из Марокко – Джулия использует их как пресс-папье

Лаконичные и остроумные заметки Хоббс – отличный пример fashion-журналистики, которая адаптируется к жесткому ритму онлайн-среды. У Джулии есть фирменный прием. Она собирает мнения сторонних экспертов, иногда из неожиданных мест: «Как-то я делала обзор коллекции Gucci – и обратила внимание на принты в виде бабочек. Пришлось отправиться к энтомологу – эту даму я отыскала в Национальном историческом музее». Лучшие идеи к Хоббс приходят в беседах с друзьями, которые не работают в модной индустрии, – они дают чувство новизны. «Я много гуляю и наблюдаю за людьми – нет смысла постоянно запираться в офисе, – рассказывает она. – У меня обсессивный характер: я влюбляюсь в людей или в какие-то вещи и становлюсь одержима ими несколько недель подряд. Потом, правда, это проходит».

"У меня обсессивный характер: влюбляюсь в людей или в какие-то вещи - и становлюсь одержима ими"

В прошлом году Джулия присоединилась к команде Vogue International. В новой роли тренд-редактора она отвечает за создание контента (слово это сама Хоббс категорически не терпит) для недавно запущенного проекта Vogue Business и всех онлайн-площадок издательского дома – за исключением американской. «Скорость, с которой мы работаем, поменяла все. Нужно быть очень эффективным, и права на ошибку нет ни у кого. Знаешь, от чего я просыпаюсь по ночам? От страха кого-то задеть или обидеть своими текстами».

Парфюмированная вода Chanel Cuir de Russie; мобильный телефон в виде гамбургера, винтаж

Джулия со смехом рассказывает о главном конфузе в своей карьере. На съемках документального фильма «Абсолютно модно: внутри британского Vogue» режиссер Ричард Мейсер спросил Хоббс о самой дорогой вещи в ее гардеробе. Джулия с улыбкой в глазах призналась, что ее дубленка Prada стоила как подержанный автомобиль. Эту историю подхватили британские таблоиды и социальные медиа – фото Хоббс попало на обложку The Sun. «Я надеялась, что мой ответ воспримут как шутку. Но когда фильм вышел в прокат, я изрядно удивилась. Первые несколько недель, садясь в такси, слышала вопрос: «Вы та самая девушка из фильма?»

 Бархатный корсет, Vivienne Westwood, винтаж; джинсы, Weekday; сатиновый обруч, Prada

Прославившая Хоббс дубленка Prada – по-прежнему одна из любимых вещей в ее гардеробе. Его размеры Джулия в последнее время пытается сократить. «Я поняла, что у меня слишком много одежды, – рассказывает она, – и я не успеваю наслаждаться вещами. Стараюсь делать покупки как можно реже, но, к сожалению, не могу устоять перед коллекциями Prada – у меня сейчас настоящий «нейлоновый» период». Джулия говорит, что главный враг хорошего вкуса – лень, а трудности с гардеробом у нее наступают в последние дни Парижской недели моды: «Тогда ловлю себя на мысли, что с удовольствием носила бы помятые футболки и застиранные штаны. Думаю, рано или поздно я к этому приду. Так и вижу себя в старости – эксцентричной садовницей в кроксах и с копной седых волос».

Сатиновый пуховик, Saks Potts; хлопковая футболка, H&M; джинсы, Weekday

От информационной перегрузки Хоббс спасают книги (ее любимый автор – Джоан Дидион) и пешие прогулки. Недавно любовь к природе сыграла с ней злую шутку – Джулия поскользнулась на мокрой листве и травмировала ногу. Эту неудачу она отважно обернула в fashion-эксперимент: отказавшись от каблуков, стала носить мешковатые штаны, ботинки для хайкинга Salomon и кроксы Balenciaga на высокой платформе. В ходе реабилитации она пытается взять прежние высоты – пока в винтажных мюлях на маленьком каблуке: «Недавно я столкнулась с серьезной проблемой – пыталась объяснить лечащему врачу, чем шпилька отличается от каблука kitten heels. В какой-то момент подумала: «О боже, ведь это почти метафизический вопрос!»

В индустрии, где на раздутых эго и вымышленных амплуа делают большие деньги и строят карьеры, быть ироничной – опасная штука. В конце нашей беседы спрашиваю, волнует ли Джулию, как она выглядит со стороны. «Я знаю, что кажусь более легкомысленной, чем есть на самом деле, – философски отвечает Хоббс, – но меня это не смущает. Единственное, чего бы мне не хотелось, – производить впечатление заносчивой особы». Могу заверить: волнуется Хоббс совершенно напрасно.

Текст: Веня Брыкалин

Фото: Anton Gottlob

Ассистент фотографа: Oscar

Макияж: Kamila Farini

Еще в разделе Персона

Популярное