VOGUE UA CONFERENCE
search Created with Sketch.

Унесенные мэтром: все о выставке Christian Dior: Designer of Dreams

11 ноября 2017

В парижском Музее декоративного искусства до 7 января открыта выставка Christian Dior: Designer of Dreams. В мечтах Диора и зрителей оказалось не так просто разобраться

Масштабная, как парад к 70-летнему юбилею, выставка Dior открывается не самой ожидаемой вещью из наследия Дома: платьем «Чертовка» (Diablesse) – самым драматичным из всех возможных в палитре красного платья в стиле new look из коллекции осень-зима – 1947/1948. Не любимым Диором за «элегантную нейтральность» серого или розового оттенка «счастья и женственности», не принтованным нежной флорой шелков – а именно красным. «Этот цвет отражает улыбку женщины», – говорил о красном Кристиан Диор. Кураторы – директор музея Оливье Габе и хранитель отдела текстиля Флоренс Милле – начали с него по идеологическим соображениям, объединив настоящее и прошлое Дома. «Женщина Dior обладает независимым характером и не боится показать, какая она есть на самом деле, – говорит Оливье Габе. – Феминизм Марии Грации Кюри связан с феминизмом Кристиана Диора, который дал женщинам возможность и свободу снова стать настоящими». Яркий красный – как раз об этом: об умении притягивать взгляды, оставаясь при этом героиней, которую придумал Диор для послевоенных времен, – элегантной, хрупкой, напоминающей о красавицах Прекрасной эпохи. Словом, «женщиной-цветком».

Дороти Макгован в платье авторства Марка Боана из коллекции весна-лето – 1965 Haute Couture. Фото: Мелвин Соколовски, март 1965

Это платье – еще и прелюдия одной из кульминаций выставки. В одном из залов в финале «рассказа» о творческом пути основателя и переходе к истории Дома весь ассортимент Dior за 70 лет – от туфель и духов до платьев и мехов – выстроен по кругу в цветовой растяжке. Такое количество цвета – одно из открытий, которые ждут зрителя на выставке. Кураторы предпочитают не просто информировать, но погружать в каждую из 23 «тем» – смысловых точек, на которых стоит империя создателя new look, будь то сады, ради презентации которых позаимствовали работы Моне и Фантен-Латура из соседнего Музея Орсе, или балы. Их сценография развернулась во втором крыле музея, где еще не бывало модных выставок. Там же – эффектная, во всю высоту стен, инсталляция из макетов вещей, сшитых из белой ткани. Именно там дизайнерские поиски формы и силуэта, интерпретации линии Corolle и эксперименты с кроем выходят на первый план и открывают то, что часто скрывалось под каскадами декора.

Дороти Макгован в платье Moderato Cantabile из последней коллекции Ива Сен-Лорана для Dior (осень-зима – 1960/1961 Haute Couture Souplesse, Légèreté, Vie). Фото: Уильям Кляйн для американского Vogue, сентябрь 1960

Отдельная история Дома транслируется с архивами fashion-фотографий. К примеру, становление Диора-дизайнера – период золотого века модной фотографии и работ Блюменфельда, Пенна, Битона, Хорста и Кляйна на страницах Vogue. Затянутые в талии, с роскошной пышной юбкой платья дополняли балетную и манерную статичность моделей, вписанных в идеальные обстоятельства жизни на площади Трокадеро или интерьеры студии на авеню Монтень, 30. И даже украшали царственные портреты: принцесса Маргарет для парадного портрета в 21 год позировала Сесилу Битону в платье Кристиана Диора.

Модели Кьяра Кабукуру и Дебра Шоу в платьях Kusudi и Kitu из первой кутюрной коллекции Джона Гальяно для Dior (весна-лето – 1997 Haute Couture). Фото: Питер Линдберг

Особое внимание – политкорректно и тщательно – на выставке уделяется творческим директорам Дома. Есть отдельные корнеры-презентации вещей-икон каждого из них. Без лишних слов по платьям можно прочесть увлеченность молодой и более динамичной аудиторией преемника Диора Сен-Лорана, что не радовало постоянных клиенток. Увидеть, как гламурная барочность Ферре органично перетекла в избыточность и театральность Гальяно. Отметить точную работу Симонса, который довел ключевые силуэты Dior до звенящей идеальной простоты. В каждой тематической экспозиции собраны предметы всех креативных директоров Dior. Развитие мотивов особенно ярко видится на контрастах: пастельные цветы Диор – и цифровые принты Стерлинга Руби в платьях Рафа Симонса, первые этноэксперименты Марка Боана – и экзальтированные коллекции-путешествия по самым экзотическим культурам мира Гальяно.

Рут Белл в платье Baiser rouge dress из первой кутюрной коллекции Марии Грации Кюри для Dior (весна-лето – 2017 Haute Couture). Фото: Майкл Пуделка

Масштабы выставки грандиозны: на площади более 3 000 кв. м представлено более 1 000 экспонатов (300 платьев Haute Couture) и почти 100 произведений искусства. Модной выставки крупнее в Париже еще не было. Гости выходят с ощущением масштабности достижений Дома с 70-летней историей и чувством встречи с по-настоящему роскошными вещами.

Текст: Татьяна Соловей

Читайте также:  

Юлия Пелипас выбирает самые интересные вещи и события ноября​ 

Одеться как: Анна Винтур, главный редактор американского Vogue​

выставка · Dior · Christian Dior ·

Еще в разделе Персона

Популярное