RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Не зная преград: интервью первой леди Елены Зеленской для Vogue UA

27 октября 2021

В ноябрьском номере Vogue UA мы представляем социальный проект «Не зная преград», который знакомит с украинскими атлетами, героями Паралимпиады в Токио. Первая леди Елена Зеленская, поддерживающая паралимпийцев в рамках инициативы «Без барьеров», рассказывает, как эта программа меняет жизнь самых разных людей. 

Елена Зеленская
На Елене: шерстяной жакет, Dolce & Gabbana (kameron.ua); шелковое платье, Prada.

Мы снимаем паралимпийцев и Елену Зеленскую в Broncolor – едва ли не единственной в Киеве студии, где в лифт заезжает колесное кресло: двое из наших героев-паралимпийцев передвигаются именно так. По правилам безопасности в условиях пандемии количество людей на съемочной площадке ограничено, поэтому часть команды расположилась в холле. Из-за двери то и дело доносятся взрывы хохота, а в какой-то момент чемпионка по пауэрлифтингу Лидия Соловьева выбегает с площадки, чтобы захватить свой парадный жакет, увешанный наградами, и сделать селфи с первой леди на собственный телефон.

Елена Зеленская встречается с паралимпийцами не впервые. Месяц назад они виделись по возвращении паралимпийской сборной из Токио, когда президент вручал награды спортсменам. «О каждом из них можно снимать фильм, у каждого — своя сильная личная  история. Я мечтаю, чтобы на тетрадях наших школьников был не Роналду, а Максим Крипак», — говорит первая леди. Эти встречи вдохновляют ее так же, как и команду Vogue UA. «Когда общаешься с паралимпийцами, понимаешь, что это светлые, жизнерадостные люди, и хочется сделать для них как можно больше», — добавляет Елена Зеленская. 

Прошло два года с тех пор, как первая леди анонсировала свои будущие проекты. Помимо культурной дипломатии, реформирования системы питания в школах, она обратилась к теме безбарьерности — созданию равных возможностей для всех украинцев. Этот проект, в частности, предусматривает разработку безбарьерной инфраструктуры в городах Украины для людей с инвалидностью, людей преклонного возраста, семей с детьми — и поддержку паралимпийцев. 

Елена Зеленская, Андрей Трусов, Анастасия Москаленко На Елене: шерстяной жакет, Dolce & Gabbana (kameron.ua); шелковое платье, Prada; кожаные туфли, Jimmy Choo (tsum.ua). На Андрее: водолазка из хлопка и эластана, MISBHV (theicon.ua); вельветовые брюки, Dolc e & Gabbana (kameron.ua); кожаные кроссовки, Acne Studios (theicon.ua). На Анастасии: плащ из хлопка и полиэстера, Totême (theicon.ua); хлопковый свитер, BOBKOVA

Первая леди вольна выбирать социальные проекты, которыми будет заниматься во время каденции президента. Почему вы выбрали именно программу безбарьерности?

Безбарьерность – лишь один из проектов, но самый эмоционально значимый для меня. Он глобальный, казалось бы – неподъемный; но, несмотря ни на что, мне хочется сделать как можно больше.

Эта тема близка мне по-настоящему. Не только потому, что я по себе знаю, как сложно передвигаться, когда ходишь на костылях или преодолеваешь бордюры и лестницы с ребенком в коляске. Есть воспоминание из детства: у нас с сестрой был друг во дворе, он не играл ни в казаки-разбойники, ни в другие подвижные игры – у него был ДЦП. Другие дети его сторонились. Я спросила у родителей, что с Валерой, и они ответили: «Он такой же, как все, просто ему меньше повезло со здоровьем, чем другим». Не знаю, как сейчас сложилась его судьба, но с ним было интересно и здорово. С тех пор я уверена, что несправедливо исключать из жизни людей, которые отличаются от остальных. Именно это острое чувство несправедливости побуждает меня действовать. В первую очередь нужно видеть человека, и только потом – его черты. То, с какой скоростью он передвигается, как быстро понимает речь, какие цвета различает, – вторично.

Только что я приехала с фестиваля NEOсвітній Арсенал, мероприятия, доступного для всех. Там было много гостей в колесных креслах, людей с синдромом Дауна, с ДЦП. Они на равных участвуют в общественной жизни и в этом пространстве не чувствуют себя дискомфортно. Чем больше таких пространств будет появляться, тем чаще мы будем замечать людей с инвалидностью. Недавно журналисты рассказывали, что снимали репортаж о девочке, которая не может ходить и живет на пятом этаже дома, где нет лифта. В интервью она сказала: «Моя мечта – выйти во двор». А моя мечта – чтобы это было само собой разумеющимся, а не мечтой.



 
Слева: Евгений Богодайко, Максим Крипак, Оксана Ботурчук, Елизавета Мерешко, Лидия Соловьева. Справа: Наталья Морквич, Елена Зеленская, Андрей Трусов, Михаил Сербин, Анастасия Москаленко, Марина Литовченко

В чем вы видите свою миссию в этом глобальном проекте?

Во-первых, для меня важно проявить эту тему в общественном диалоге. Еще недавно ее вообще не существовало; в последние годы хотя бы слово «безбарьерность» стало встречаться чаще. Во-вторых, хочу всеми силами способствовать распространению в нашем обществе философии уважения, толерантности. И, конечно, я намерена инициировать новые проекты, связанные с безбарьерностью, и помогать тем, что существуют, объединяя единомышленников. В стране много активистов и общественных организаций, но их, к сожалению, мало знают. В рамках нашей инициативы мы их «подсвечиваем», делаем их голоса слышимыми – это тоже важно.

Два года назад в интервью Vogue UA вы говорили, что ваша программа предусматривает поддержку паралимпийцев и разработку инклюзивной инфраструктуры в городах Украины. Что из задуманного удалось совершить?

Наш большой успех – создание Национальной стратегии безбарьерности. Это не просто документ, над которым работали много людей, это результат синергии государственных деятелей, представителей министерств и общественных активистов. В соответствии с этой стратегией Кабинет Министров принял план действий; каждое из министерств получило задание и подготовило перечень проектов, за которое берется. Минцифры, например, готовится покрыть скоростным интернетом всю Украину, потому что по состоянию на сегодня люди на 23% территории страны не имеют доступа к привычным для остальных сервисам. Всего проектов в общей сложности 200, и под них будет выделено финансирование. Выполнение контролирует государство. 

Есть и локальные проекты. Так, мы вместе с представителями общественных организаций и родителями детей с разными формами инвалидности провели аудит безбарьерности аэропорта «Борисполь» и обнаружили много моментов, которые стоит улучшить. Например, создать универсальную навигацию для слабовидящих людей. Организовать удобный проход для людей, которые передвигаются в колесных креслах, для людей с маленькими детьми. Для людей с аутизмом нужна реcурсная комната – место, где они могут побыть в тишине, успокоиться и затем двигаться дальше. Для них разработано приложение в телефоне, которое прокладывает путь от входа в аэропорт до входа в самолет, маршрут сопровождается картинками: где ты оказался, что нужно делать дальше. Когда люди понимают, что есть план, они не паникуют. Наш эксперт в колесном кресле заметил: «Где-то должна быть низкая стойка регистрации, но я ее не вижу». А ведь навигация должна быть удобной, но ее нет – и это главный аэропорт страны, где, казалось бы, и так все на достойном уровне. Поэтому, когда люди спрашивают: «Почему именно Борисполь?» – мы отвечаем: хотим сделать эталонный объект, опыт которого могли бы потом внедрять другие аэропорты и железнодорожные вокзалы.

На Хортице стартовало строительство безбарьерного заповедника, где будет комфортно и людям в колесных креслах, и слабовидящим или незрячим, и родителям с детьми в колясках. К нашей инициативе подключаются даже целые города: Славутич планирует стать полностью безбарьерным в течение ближайших трех лет. Местные власти активно взялись за общественные пространства и намерены сделать их удобными для всех — от людей преклонного возраста и малышей до людей в колесных креслах. 

Кроме того, недавно мы выпустили цифровой справочник безбарьерности: он снабжен словарем, который учит корректному общению, смещая фокус с состояния здоровья человека на его личность: не «колясочник», а «человек, который передвигается в колесном кресле»; не «аутист», а «человек с аутизмом». В следующем году планируем напечатать этот справочник шрифтом Брайля.

Работа с безбарьерностью – одна из самых гуманных, но и самых сложных. Не накатывало ли отчаяние, когда вы осознавали весь ее объем? 

Поначалу было сложно: нужно было понять, какие барьеры мы будем преодолевать. Находишь один – а за ним вереница других. Чем глубже погружаешься, тем больше находишь, и кажется, что проблемы нарастают, как снежный ком. Но мы структурировали задачи по типам безбарьерности. И все начало становиться на свои места. 

Да, инициатива «Без барьеров» — проект глобальный. Но я исхожу из того, что любую большую проблему надо делить на части, а потом разбираться с каждой, методично и постепенно. Так же нелегко даются и сдвиги в общественном сознании. Но зерно мы посеяли, и оно обязательно прорастет. Даже то, что продвигается с трудом, постепенно набирает обороты. 

Я уверена, что в каждом из нас есть доброта, чувствительность, человеколюбие. Когда накатывает отчаяние, просто оглядываешься по сторонам – и видишь, сколько единомышленников появляется вокруг каждый день. Люди что-то слышат, узнают, просят помощи, инициируют встречи, предлагают идеи. Самые эмоционально сложные моменты – личные просьбы, которые невозможно удовлетворить. Проще с проектами, которым нужно финансирование. Мы помогаем достойным проектам и бизнесам найти друг друга, работаем как медиаторы. Есть много социально активных предпринимателей, которые сами ищут точки приложения усилий, надо лишь дать людям увидеть друг друга. Тогда получается синергия.

После какого достижения вы сможете сказать себе, что сделали главное и положили начало глобальным переменам?

Иногда мы видим в новостях или читаем в соцсетях громкие заявления: «Мы сделали пандус!» Это всегда некий эксклюзив, инфоповод. Мне хочется, чтобы пандусы стали нормой, чтобы мы вообще перестали обращать на это внимание. Чтобы было наоборот: «В смысле, как там не было пандуса?» Когда мы перестанем видеть эксклюзив в обычных вещах, тогда я пойму: мир изменился. 

Главное в нашем проекте – стремление изменить сознание общества. Ведь как бывает: собрание жильцов предлагает сделать пандус в подъезде, а люди против: мол, что, у нас в доме есть человек с инвалидностью? Но очевидно, что завтра у кого-то родится ребенок, у кого-то случится инсульт, а кто-то сломает ногу. Пользоваться пандусом смогут все. Такого рода вещи должны быть предусмотрены для всех изначально, по умолчанию. И лифты для людей с инвалидностью нужно создавать на этапе проектирования, а не достраивать потом. Одно дело, если это касается Музея Ханенко, построенного в конце XIX века (и то его администрация очень проактивна, ищет финансирование, чтобы установить наружный лифт в старом здании), и совсем другое, если речь о строительстве с нуля. Чтобы новые объекты строились безбарьерными, иногда приходится буквально хватать людей за руки. Я не имею на них прямого влияния, но пытаюсь объяснить, что так быть не должно, и рассказать – как должно.

Паралимпийцы – люди, у которых объективно сложная жизнь, – становятся для украинцев примером и вдохновляют верить в себя и стремиться к лучшему. Что может сделать каждый из нас, чтобы жизнь людей с инвалидностью стала проще?

Нужно понять, что жизнь долгая и не всегда будет такой, как сейчас, – и просто думать о ближнем. Каждый день, раздумывая, где припарковаться или как отреагировать на ребенка, который в истерике бьется в магазине, мы делаем выбор. К сожалению, чаще всего чувствительны к этой теме только те, кто сам с этим сталкивался, у кого есть ребенок с аутизмом, отец с инвалидностью, мама преклонного возраста. Но однажды мы тоже состаримся, вот в чем дело. И я хочу, чтобы мы сейчас положили начало безбарьерности. Чтобы всем было радостно и удобно жить. 

Текст: Алена Пономаренко
Фото: Stephan Lisowski
Стиль: Venya Brykalin
Прически: Iris Onufriienko, Alexandra Vetrova
Макияж: Svetlana Rymakova
Продюсер: Marina Sandugey-Shyshkina
Гаффер: Aleksey Kuzmenko
Сет-дизайн: Comilfo Decor, Tanya Kantemirova
Ассистент фотографа: Sasha Tsurkan
Ассистенты стилиста: Aleksandra Semenchenko, Sasha Dudchenko, Myroslava Kovalenko
Ассистенты парикмахеров и визажиста: Lyalya Mudrak, Alyona Kundryk

«Без обмежень» ·

Еще в разделе Персона

Популярное