VOGUE UA CONFERENCE 2019FASHION & BUSINESS 7 ноября
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

1+1=3: Маартен Деволдере и Йинте Депре о возрождении Balthazar

22 августа 2019

17 сентября бельгийская группа Balthazar возвращается в Украину с презентацией новой пластинки Fever, которая стала первым релизом после четырехлетней паузы. В преддверии концерта в Киеве Йинте и Маартен рассказали Vogue UA о необходимом перерыве, о том, как изменилась группа и как поменялись они сами.

Йинте Депре и Маартен Деволдере

Бельгийская инди-рок-группа Balthazar появилась на свет в 2004 году и за шесть лет доросла до полнометражного релиза, пока колесила по Европе, старательно продвигая свою музыку. Первая половина 2010-х стала для музыкантов весьма продуктивной. Они выпустили три студийных альбома: Applause (2010), Rats (2012) и Thin Walls (2015), которые продемонстрировали необычное и многообещающее звучание. Потрясающие риффы, меланхоличный вокал и гладкая басовая линия до сих пор являются тремя столпами, на которых стоит уникальный стиль группы.

Balthazar

В 2015 году, после того как музыканты завершили очередное турне с альбомом Thin Walls, они почувствовали, что что-то идет не так. Их «хорошо смазанная машина» уже работала по инерции, и пятеро участников группы оказались замкнуты в непрерывном цикле: запись в студии – продвижение – релиз – концерты. «Мы шесть лет гастролировали по Европе, выпустили три альбома. За это время у нас появилось ощущение, что мы действуем слишком предсказуемо, и это убивало все удовольствие», – говорит Маартен. По завершении тура участники Balthazar отправились в творческий отпуск.

Ведущие музыканты Маартен Деволдере и Йинте Депре начали сольные проекты. Деволдере сформировал Warhaus – рок-группу, пропитанную эстетикой нуара, которая вдохновлялась гангстерским кино 1940-50-х годов и бульварными романами. Депре тем временем занимался своим J. Bernardt, в котором соединял фирменный стиль Balthazar и нетипичную для него электронику.

Маартен Деволдере и Йинте Депре

Тем не менее раскол случился вовсе не из-за истощения креативной жилы, а в силу мудрого предвидения того, что звезда Balthazar может попросту угаснуть, если не предпринять каких-то действий. В интервью, пока Маартен рьяно рассказывал о рутине и предсказуемости, которые могли разрушить бенд, Йинте, как будто оправдываясь, посредством незамысловатых математических подсчетов объяснял, что на самом деле 4 года прошло между выпуском Thin Walls и Fever, а фактически пауза длилась меньше: «Мы гастролировали до конца лета 2016 года. И Fever был впервые представлен в конце 2018-го. Так что прошло всего чуть больше двух лет».

Но оба сошлись на том, что какой-никакой перерыв был необходим. «Мы впали в ступор в творческом плане. Новые проекты были как свежий воздух. Чем дольше мы занимались собственными делами, тем больше мы открывали в себе детей, которые просто хотели делать музыку», – говорит Йинте. После вечного страха оступиться сольные проекты стали для музыкантов своего рода реабилитацией. «Мы могли просто пустить все на самотек и посмотреть, к чему это приведет, – рассказывает Йинте. – И сейчас это самое важное в Balthazar. Мы относимся к себе менее серьезно».

Работая порознь, Маартен и Йинте увидели возможные перспективы развития и, конечно же, многому научились. «Я думаю, что больше всего изменилось отношение к созданию музыки. Люди считают, что музыка Йинте более заводная, танцевальная и душевная. А Warhaus воспринимали как нечто винтажное и классическое. Но, начав работать над Fever, мы словно поменялись ролями. Я был вдохновлен проектом Йинте и стал делать то, чего не делал раньше. Мы открыли друг другу новые возможности», – говорит Маартен. Оба отмечают, что всегда знали, что вернутся в группу. «Благодаря сольным проектам мы стали меньше бояться экспериментов. Несмотря на то что у нас с Маартеном по-прежнему разные вкусы, мы идем рука об руку. Balthazar – это объединенные усилия. 1 + 1 = 3. Нет смысла работать вместе, если это не так».

Маартен Деволдере и Йинте Депре

Иногда сделать паузу – единственный выход. И новый студийный альбом Fever, с которым Balthazar вернулись из четырехлетнего хиатуса, – наглядный тому пример. Деволдере и Депре, основываясь на стиле первых трех пластинок, а также опираясь на творческий багаж своих сольных работ, выпустили альбом, ставший апогеем развития группы. «Это определенно лучший релиз, – заявляет Маартен. – Обычно, когда альбом написан, через пару месяцев начинаешь думать, что мог бы что-то в нем изменить. Мы выпустили Fever в январе, но он нам все еще очень нравится. И звучит точно так, как мы хотели».

Мнение Маартена абсолютно оправдано: когда хочешь сделать что-то как можно лучше и у тебя получается, начинаешь чувствовать себя уверенно. «Этот альбом легче, менее меланхоличен и менее серьезен. Раньше мы были очень строги к аранжировке и пытались контролировать все. А теперь мы свободнее. Это то, чему мы должны были научиться, и то, что будем развивать в будущем». Йинте тоже гордится результатом и рассказывает, что был очень удивлен тем, насколько новая музыка звучала как Balthazar, но при этом была чем-то совершенно новым: «Это доказало, что мы можем удивить самих себя и сделать что-то неожиданное». Выход из зоны комфорта инди-рока и познание разных жанров стали глубоким опытом для Йинте и Маартена. Это не только расширило их музыкальные горизонты, но и лишило страха перед неизвестным.

«Balthazar – это половина моей жизни, – рассказывает Йинте. – Мы начинали подростками, а сейчас нам за тридцать. Мы были честолюбивыми и амбициозными студентами консерватории. Речь шла не о том, чтобы зарабатывать на жизнь, а о возможности просто заниматься любимым делом. На этом я хочу сосредоточиться и сейчас. Я хочу расти, но при этом молодеть, просто сочиняя музыку, и не относиться к ней слишком серьезно».

Маартен Деволдере и Йинте Депре

О серьезности ребята говорили много, что вызвало вопрос о том, как же они все-таки воспринимают свое творчество. «Я пишу музыку для себя. Это своего рода терапия, – говорит Йинте. – Это звучит высокомерно и эгоистично, но если вы делаете это не так, то вы создаете музыку по неправильной причине. Главное – передавать эмоции, настоящие. Только тогда музыка имеет значение». Маартен же считает, что после релиза песня перестает быть собственностью автора и становится собственностью слушателя. Все, что его волнует, – чтобы музыка была простой, но несла отпечаток личности музыканта.

Balthazar

Примером для Деволдере и Депре являются легендарные музыканты. Записывая альбом, они заслушивались пластинками классиков: от Дэвида Боуи и Леонарда Коэна до Лу Рида и Ника Кейва, которыми искренне восхищаются и которых боготворят. При этом свои заслуги и успехи они нарочито преуменьшают и говорят, что не хотели бы, чтобы их запомнили. Йинте утверждает, что ему это попросту не нужно. Маартен еще более самокритичен: «Я мудак, поэтому точно не достоин такой чести. Было бы здорово, если бы люди продолжали слушать наши песни, но забыли обо мне». Неясно, что это – ложная скромность, лукавство или абсолютное непонимание масштаба своего успеха, – но их «откровения» звучат забавно: Balthazar уже вписали свое имя в историю, и запомнят музыкантов независимо от их желания.

Текст: Марина Шуликина

 

музыканты ·

Еще в разделе Музыка

Популярное