RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Книга на выходные: "На пике века. Исповедь одержимой искусством" Пегги Гуггенхайм

25 июля 2020

Редакция Vogue.ua продолжает делиться впечатлениями от книжных новинок (и не только новинок). На этот раз советуем прочесть мемуары Пегги Гуггенхайм – "На пике века. Исповедь одержимой искусством" (ищите на английском Out of This Century: Confessions of an Art Addict).

Пегги Гуггенхайм

Кто из нас – в какой-то другой жизни – не хотел бы быть, как Пегги Гуггенхайм? Главная покровительница искусства XX века, подруга Марселя Дюшана, Джексона Поллока и Джеймса Джойса, возлюбленная гениального драматурга Сэмюэля Беккета, страстный коллекционер, любимица светского общества. "Младшая Гуггенхайм", одна из самых известных галеристок и коллекционеров прошлого века, умела жить – и это, пожалуй, ее главный талант. Оттого читать ее мемуары страшно увлекательно, но даже немного завидно, если говорить откровенно. В них столько любви к жизни, вечеринок, роскоши, путешествий и пикантных деталей из жизни гениев – с некоторыми из них Пегги дружила, с другими проводила ночи в постели – что любой из нас почувствует себя аскетом, живущим свою скучную, правильную жизнь.

Пегги родилась в 1898 году в Нью-Йорке в богатой семьей Гуггенхаймов. Ее отец был промышленником, но в 1912 году утонул на "Титанике", а ее дядя – тот самый Соломон Гуггенхайм, основавший музей современного искусства в Нью-Йорке, который получил его имя. На первый взгляд кажется, что детство и юность Пегги должны были проходить безмятежно и вызывать зависть у всех вокруг. В книге она описывает свой нью-йоркский дом: с мраморной прихожей, гобеленами и огромными зеркалами повсюду; званые ужины родителей и многочисленных гувернанток. Отец Пегги любил искусство и с детства приучал к этому детей. В "На пике века..." есть воспоминания о том, как Пегги ездила в Европу со своей учительницей по искусству: та сопровождала ее семью в экскурсиях в парижский Лувр и другие музеи, и прямо там давала детям уроки по истории искусства. "Я знала наизусть, где в Европе хранится любая картина" . Не мечта ли?... Но нет, не мечта – в книге Гуггенхайм называет свое детство "несчастливым" и признается, что никогда не была предоставлена себе, не могла выбирать, что делать и чем заниматься. В семье обстановка была напряженная: отец постоянно заводил все больше любовниц, а мать, с которой у девушки всегда были непростые отношения, предпочитала отвлекаться, устраивая шумные вечеринки. 

Отраду девушка искала в приключениях и любовных связях: первые страниц 200 книги посвящены ее романам и замужеству с многочисленными интеллектуалами того времени. Оттого некоторые категоричные читатели пишут отзывы, что эта книга – исповедь не одержимой искусством, но одержимой мужчинами женщины. Этого сама героиня не скрывает, и пишет, что любовников у нее за всю жизнь было несколько сотен. Будьте терпеливы и дочитайте до того места, где Пегги описывает открытие первой галереи в Лондоне в 1938 году – и станет ясно, что это мемуары абсолютно великой женщины.

Пегги всегда любила искусство, была блестяще образована, как и полагается девушке из богатой семьи, родившейся на сломе веков.  В Париже подружилась с Марселем Дюшаном, и тот стал ее проводником в мир искусства, подсказывал, каких художников покупать (например, еще неизвестного Кандинского, от которого тогда же опрометчиво отказался ее дядя Солом Гуггенхайм). При этом в книге Пегги самокритично  пишет: я совершенно не разбиралась в искусстве. "Несмотря на то, что я открывала в Лондоне галерею модернизма, я сама предпочитала старых мастеров. Беккет же сказал мне, что современное тебе искусство нужно воспринимать как живое существо..."

Открытие галереи в Лондоне стало ее отрадой и спасением: всю жизнь, пишет Гуггенхайм, я была чьей-то женой, но наконец пора стать кем-то. Успех случился сразу же, но Пегги приложила к этому усилия:  сама вела переговоры со всеми художниками, развешивала картины в галерее, решала проблемы с таможней, которая не хотела пропускать картины из Европы в Лондон (по науськиванию тогдашнего директора Tate Modern, который считал, что современному искусству не место в Лондоне, да и не искусство это вовсе, а бумагомарание). Если вам в принципе интересно узнать, как был устроен мир искусства в 20 веке, то эта книга – лучший и незаменимый учебник. К тому же, учебник увлекательный, полный светских сплетен. словно журнал Tatler. Гуггенхайм откровенна донельзя и не дает спуску никому – ни врагам, ни завистникам, ни даже друзьям-художникам, подбирая для каждого острое слово. "Подготовить выставку Кокто оказалось непростым занятием. Чтобы поговорить с Кокто, надо было ехать к нему в отель на рю де Камбон и пытаться добиться от него ответов, пока он лежал в кровати и курил опиум".   Про Кандинского она и вовсе напишет: он куда больше смахивал на брокера с Уолл-стрит, чем на художника.

При всей своей колкости Пегги Гуггенхайм была прекрасным другом и настоящим покровителем искусства – в хорошем смысле этого слова. Она вспоминает, как в первый год работы галереи тайно покупала несколько работ после каждой выставки. Люди тогда не понимали (и не покупали) современное искусство, а ей хотелось поддержать художников, которые свой неуспех принимали близко к сердцу. Примерно 10 тысяч долларов в год уходило у нее в начале 1940-х на поддержку художников – выплату им чего-то вроде зарплат и пособий, чтобы те могли спокойно работать, не думая о деньгах. История о том, как Гуггенхайм годами выплачивала пособие гению Джексону Поллоку, дав возможность ему создавать свои шедевры, уже давно вошла в учебники по истории искусства.

Чтобы сэкономить, пишет Пегги, она не покупала одежду и ездила на дешевой машине – чувствуя свою ответственность перед художниками. Не важно, интересуетесь ли вы искусством или равнодушны к нему, книга "На пике века. Исповедь одержимой искусством" достойна вашего внимания. Это в первую очередь отлично –  легко и смело – написанные мемуары великой женщины, у которой есть чему поучиться.

Текст: Дарья Слободяник

искусство · книги ·

Еще в разделе Книги

Популярное