search Created with Sketch.

Журнал: интервью с Витой Кин

23 февраля 2016

Вита Кин – автор знаменитых платьев-вышиванок, первый украинский дизайнер, в чьи вещи оделись самые влиятельные мировые influencers. Она не любит давать интервью, но для Маши Цукановой и юбилейного номера Vogue UA сделала исключение.

Фото: Kseniya Kargina 

Стиль: Julie Pelipas 

Шелковая блуза, шелковые брюки, все – Vita Kin

«Мне жалко рабочих дней на интервью», – всемирно известный украинский дизайнер Вита Кин принимает меня в своей студии на Гоголевской зимним субботним утром. Мы встречаемся в преддверии Парижской недели моды, где Вита традиционно представляет свои коллекции, и сейчас у нее интенсивный подготовительный период.

Два года назад она придумала платья-вышиванки, которые мгновенно стали инстаграм-феноменом, а в прошлом году The Wall Street Journal назвал их самыми популярными летними платьями года. Их сняли главные глянцевые журналы мира, за право их продавать сражались главные мировые ретейлеры (на net-a-porter, например, весь запас вышиванок раскупили за полчаса), а свои портреты в них запостили самые влиятельные модные инсайдеры: от редактора японского Vogue Анны Делло Руссо, основательницы Buro 24/7 Мирославы Думы, хозяйки концепт-стора Asthik Аси Мхитарян и телеведущей Ксении Собчак до блогера Леандры Медин, стилиста Джованны Баттальи, дизайнера Лизы Мари Фернандес и певицы Флоренс Уэлч.

Вита Кин усаживает меня за огромный стол в центре студии и заваривает чай. «Это моя творческая мастерская, экспериментальный цех. У меня здесь трудится график-дизайнер, который чертит узоры. Мастера, отшивающие опытные образцы. Есть машина, которая вышивает. Я все проверяю, если нахожу что-то лишнее – убираю, если неправильное – меняю. Чтобы все успеть, я должна работать в одном режиме с командой. Хотя сейчас я так трепещу от вдохновения, что работала бы и в выходные». Однако этот выходной Вита согласилась провести со мной.

Вышитые платья изо льна, все – Vita Kin

Ее «экспериментальный цех» больше похож на художественную галерею: на светлых стенах и вдоль них – картины, книги и изделия народных промыслов со всего мира. Эскиз советской мозаики – выпускная работа студента художественной академии: Вита нашла ее на субботнем слете антикваров в Международном выставочном центре Киева, куда часто наведывается за винтажными трофеями. На полках – альбомы о прикладной культуре и искусстве из Индии, Перу и африканских стран, куда она ездит: «Когда коллекция готова и запускается в производство, я могу расслабиться и посвятить время путешествиям. Для меня это не отдых, а приключение, поиск сокровищ. Я нахожу такие страны, где еще сохранились старые исчезающие традиции».

Бисерные настенные украшения – ее находка из Кении. «Бисер в Африку завезли венецианцы, а африканцы так влюбились в него, что начали делать из него все подряд, – это пример моего любимого смешения культур», – Вита указывает на бисерный барельеф, на котором белым по белому выплетены трехмерные ритуальные маски и страусы. Вышиванки из ее весенне-летней коллекции с таким же приемом – монохромной вышивкой тон в тон на черной и белой ткани – висят тут же в студии на кронштейне.

На зеркале – берберский кейп из Марокко, целиком вытканный на станке, как ковер. Он напоминает Вите гуцульские чуги. На полу – настоящий огромный марокканский килим. «Килим отличается от ковра тем, что сначала его ткут, а потом вручную вышивают», – поясняет Кин. И кейпы, и килимы – наравне с вышиванками – важные кирпичики, из которых строится стилистика Vita Kin. Геометрические рисунки, комбинация темной ткани и яркой вышивки и бахрома на одежде – Витина дань килимам. А кейпы – идеальная для бренда верхняя одежда, потому что их удобно надевать на широкие рукава ее блуз и платьев. Также в коллекции дизайнера есть лимитированные кутюрные кейпы и пальто, полностью вышитые вручную кожаным шнуром, – больше 100 метров и месяц работы на каждую вещь, фантастически сложная техника.

Но больше всего здесь картин Маши Шубиной и Ильи Чичкана: «У меня есть такая особенность, – говорит Кин, – я быстро влюбляюсь в предметы искусства, но потом увлечение так же быстро проходит, и я все это прячу. А работы Маши и Ильи мне не надоедают». Помимо мгновенно узнаваемых рисунков Чичкана тут есть пара неожиданных для него полотен: дед Чичкана тоже был художником, его студия сгорела, и работ практически не осталось, но Илья нашел на барахолке альбом с дедовыми репродукциями и восстановил их по указанным там же размерам – эти пейзажи висят в студии напротив автопортрета Маши Шубиной. Вита Кин очень дружит с этой парой художников: «Это божественные, гениальные люди, которые транслируют красоту каждым своим движением», – и любит бывать у них в гостях.

От разговора нас то и дело отвлекают два ориентальных кота, один черный, другой белый (оба с литературными именами – Гэтсби и Айзек: Вите нравится придумывать имена для животных. Сейчас, например, она ждет подходящую кандидатуру, чтобы дать ей кличку Маргарет Тэтчер). Коты устраивают гонки друг за другом, скачут по полкам и тумбам, лезут к нам на стол обниматься и рвутся в другие комнаты за закрытые двери. Два хвостатых сгустка энергии и жизнелюбия. Они похожи на свою хозяйку.

Последние два года Вита работала не поднимая головы, причем фактически на незнакомом для себя поле, ведь ее вышиванкам всего два года: она расширяла производство, искала и обучала новых людей, выстраивала отношения с магазинами, которые требовали от нее все большие и большие партии, организовывала бизнес так, чтобы мировые партнеры могли оформлять заказы у украинской компании, училась вести переговоры и отстаивать свои приоритеты – и после всего этого не выглядит ни капли уставшей или озлобленной. «Я уже привыкла к этому ритму и прекрасно себя в нем чувствую. Он дает мне энергию и силы, усиливает мою жажду жизни. Я вижу новые возможности, новые двери открываются», – Кин рассказывает о своем бренде взахлеб, а успех называет подарком.

Витина страсть – семидесятые: на них пришлось ее детство. Мама Кин была модницей: «Я стояла в школе и надеялась, что она придет, пока дети еще не разошлись, чтобы все увидели, какая она крутая. Я помню стиль семидесятых, он был действительно потрясающим и очень дружелюбным». Стилистику семидесятых Кин начала разрабатывать еще до вышиванок.

«Я была фотографом и в какой-то момент поняла, что хочу открыть свою фотостудию, где буду занята постоянно. Нашла очень красивую двухэтажную квартиру, с лепкой и камином, тут же поняла, что студия там не получится, но стала думать, как же мне в ней остаться и что я могу там сделать. В то время я пользовалась услугами ателье, где перешивала свои вещи, и услышала, как портные обсуждают, что хотят поменять место работы. Тогда я просто забрала этих девочек из ателье и вместе с еще одним партнером основала бренд». Он назывался Irita, и первая его коллекция была о 70-х: большие шифоновые струящиеся платья в стиле Оззи Кларка и гусарские мундиры вроде тех, в которых «Битлз» снялись на обложке «Сержанта Пеппера».

Во время экономического кризиса 2008 года партнеры решили разойтись, и так вместо Irita появилась Vita Kin for Kindom (аллюзия на Дом Кин). Светские девушки Киева обожали летящие семидесятнические платья Виты Кин и очень скучали по ним, когда она прекратила их делать и сосредоточилась на вышиванках.

Началось это на празднике Водокрещи у Хрысти Храновской, доброй подруги Виты и хозяйки бутиков Chloé и Bonpoint. Львовянка Храновская устроила пышное народное гуляние: с музыкой «ДахиБрахи», играми и традиционными украинскими костюмами. В тот вечер Кин посмотрела на вышитые сорочки другими глазами, и к следующим Водокрещам она готовилась уже осознанно: придумывала специальные костюмы для себя и своих подруг. «Я просто сама для себя их открыла, влюбилась и сошла с ума».

Льняная вышиванка, вышитая юбка изо льна, все – Vita Kin

Кин начала изучать культуру разных регионов Украины. Друзья стали приносить ей книги, звать на Сорочинские ярмарки и знакомить с антикварами. Она собрала огромную коллекцию украинских вышиванок. «Исправив и адаптировав старые фасоны, чтобы они хорошо сидели, я начала сама их носить, а вскоре разработала лекала для собственной коллекции. Надо мной подсмеивались, но я видела в этом какое-то чудо и огромный потенциал. Я начала делать вышитые блузы и платья, а они стали хорошо продаваться». Когда случилась «революция достоинства», Вита сказала своему мужу, совладельцу продакшен-студии Radioaktive Film Роману Киндарчуку: «В этом есть две хорошие вещи: мы наконец закончим ремонт в другой квартире, потому что оставаться на Крещатике, где мы тогда жили, было невозможно, и вышиванки точно станут модными».

Окончательно склонить Виту к тому, что вышиванки – ее призвание, снова помогла Хрыстя Храновская. На новогоднюю вечеринку в Нью-Йорке она пригласила толковательницу судьбы на картах таро, которая сообщила Кин: «Ты делаешь много вещей, а все это – ничего. Ты должна выбрать одну-единственную вещь и фокусироваться только на ней. Подумай, что это, и сделай» – и Вита выбрала. Широкопрофильная Vita Kin for Kindom уступила место четко заточенной Vyshyvanka by Vita Kin.

Вита завела отдельную инстаграм-ленту для вышиванок и решила в порядке эксперимента отвечать всем, кто ими интересуется. Это было непривычно и трудно, но она быстро освоилась и сейчас очень довольна: общение с клиентами хорошо подготовило ее к будущим переговорам с байерами. «Инстаграм» оказался мощнейшей площадкой: каждый раз, когда кто-то из influencers постит селфи в вышиванке, на Виту в течение часа подписываются тысячи человек и сотни присылают ей письма. «Моя подруга, хозяйка украинского Buro 24/7 Ася Мхитарян познакомила меня с его основательницей Мирославой Думой – и когда Дума запостила вышиванку, ко мне за час присоединилось 3000 человек. Я обедала в Good Wine и не могла посмотреть, кто мне пишет на WhatsApp, потому что экран не переставая мигал от «лайков» и подписчиков. Теперь я знаю: если такое случается, значит, кто-то очень модный просто надел платье».

Вита и сама носит свои вышиванки – но в основном на каникулах. В рабочее время на ней «униформа» – как правило, брюки или джинсы. Сегодня на дизайнере винтажные джинсы, свитшот No. 21, кроссовки Saint Laurent («такие 70-е») и футболка, которую Вита сшила на заказ. У Кин нет ни одной вещи fast fashion бренда, даже самой базовой: «Все футболки я себе шью сама. Нахожу трикотаж, который мне нравится, стираю и сушу его в машине (после такой обработки форма остается навсегда) и делаю крой, который хорошо выглядит на моей фигуре. У меня есть четкое понимание, как должна сидеть одежда. Я перешиваю почти все вещи, чтобы они хорошо на мне выглядели. Даже джинсы и спортивные костюмы».

Из этого бескомпромиссного отношения к качеству, крою и посадке выросла идеология Vita Kin. «Ненавижу масс-маркет и fast fashion. Я люблю крутые, отлично сделанные вещи. Незабываемое качество – это фишка моей марки. Я уделяю внимание мелким деталям. Это для меня самое-самое любимое, это волшебная пыль на всем, что я делаю. В вышиванках очень много кропотливой ручной работы. Например, сборки на манжете и на рукаве: опытной портнихе, чтобы сделать два рукава, надо потратить практически день. Естественно, это невыгодно фабрикам, они не будут так стараться, поэтому я открыла собственное производство, где учу своих мастеров работать с душой и сердцем».

Разговор о качестве вышиванок мы продолжаем уже в автомобиле: Вита Кин везет меня на Лукьяновку – показывать свое растущее производство. Недавно купили новый станок для вышивки – такой большой, что пришлось разбирать стену здания, чтобы внести его внутрь.

«У меня очень строгий отдел технического контроля – изделия проверяются на каждом этапе производства, начиная от раскроя и заканчивая готовыми вещами. Мы делаем два размера: XS и стандарт – так вот, девушки с соответствующими пропорциями меряют каждую вещь. Ни одна не попадет в магазин, пока ее не отмеряет модель и мы не убедимся, что она хорошо сидит. Я горжусь тем, что все мои вещи продаются моментально. Я такая. Для меня качество – это вопрос чести».

Вита продолжает рассказывать о том, что в ее линейке есть платья, украшающие каждый тип фигуры, а мы тем временем заходим на ее мануфактуру. «Сегодня суббота, но вроде бы кто-то должен быть на работе», – Вита раскрывает дверь. Все 70 мастеров на месте: 59 магазинов по всему миру ждут весенне-летнюю коллекцию Виты Кин.

Фото: Kseniya Kargina

Стиль: Julie Pelipas

Прически: Igor Lomov

Макияж: Nata Strilchuk

Ассистент стилиста: Sonya Tsygankova

Ретушь: Yuliya Zhdan

Производство: Valentina Tarkovskaya

Модели: Daryna @ ESKIMO, Lera Koss @ STARsystem , Lera Tihaya @ K-models

украинские дизайнеры · этно · вышиванка · Украинская мода ·

Еще в разделе Персона

Популярное