RU UA

Журнал VOGUE

Підписатися
Продовжуючи перегляд сайту, ви погоджуєтесь, що ознайомились з оновленою політикою конфіденційності і погоджуєтесь на використання файлів cookie.
Погоджуюсь

Эксклюзив: близкая подруга Аззедина Алайи – о жизни дизайнера в Тунисе, отношениях с Лагерфельдом и антиквариате

26 лютого 2020

Во время отдыха в Северной Африке Валя Грищенко встретилась с близкой подругой французского кутюрье Аззедина Алайи и узнала немало интересного об этом великом дизайнере.

Про Аззедина Алайю известно очень много, но в основном это связано с его жизнью и творчеством в Париже, а его жизнь и связи в родном Тунисе все еще остаются малоизученными. Мне захотелось исправить ситуацию, пока я находилась в месте, где он родился и вырос.

Валентина Грищенко

Его дом (сейчас это музей) находится в самом живописном и красивом месте старого района в Тунисе, который называется "Сиди Бу Саид". Характерная особенность этого места – все дома здесь белые с синими балконами и дверями, каждый дом подписан, например, DAR ALAIA (dar в переводе с арабского – дом), улочки очень узкие, уютные и засажены растениями. Сам район находится на горе, поэтому почти из каждого местного окна открывается невероятный вид на море. Примечательно, но жить в этом районе могут только семьи с богатой историей и пользующиеся уважением, эти дома не продаются, а только переходят по наследству. Поэтому здесь не живут иностранцы, но туристический поток при этом огромный – все хотят увидеть этот невероятный вид на море, открывающийся отсюда. Согласно официальной биографии дизайнера, он родился в небольшом селе, в около 300 километрах от Туниса в семье фермеров, а свой дом в "Сиди Бу Саид" он купил уже будучи известным на весь мир. Помогла ему в этом почитаемая в Тунисе семья бен Абдалла, которая еще не раз будет упомянута в этой истории. 

Вход в Дом ALAЇA

Вид, открывающийся из дома ALAЇA

Когда я впервые попала в этот дом, то почувствовала некую пустоту. К сожалению, внутри нельзя было фотографировать, но сотрудник музея на мою просьбу написать об этом месте подробнее, дал мне имейл его куратора – кузена дизайнера Монтасара Алайи – и пожелал удачи. Однако все мои попытки связаться с Монтасаром в течение месяца не дали никакого результата – после смерти дяди он стал просто неуловимым. Это еще больше подогрело мой интерес и я пошла обходными путями.

Монтасар и Аззедин Алайя

Через знакомых смогла познакомиться с Кензой бен Гахем – она из Туниса, но 10 лет проработала в студии-мастерской Алайи в парижском Марэ. Оказалось, что ее родители как раз близко дружат с той самой семьей бен Абдалла – господином Джаллилом и его женой Латифой. Во время своих приездов в Тунис дизайнер всегда останавливался у них, для него даже был сделан специальный гостевой дом на территории их сада. У себя же дома за всю жизнь Алайя ночевал не более двух ночей. Меня с ними познакомили.

Вход в гостевой дом Аззедина Алайи в доме семьи бен Абдалла

Когда я попала в дом к госпоже Латифе, то единственной непроизвольной реакцией было слово WOW. Каждая деталь здесь была продумана и находилась на своем месте, антиквариат органично сочетался с современными деталями, в результате чего получился "арабский дом образца ХХI века". Во время разговора я узнала, что сам Аззедин Алайя помогал ей с декором, выбирал антиквариат. Признаться, такого красивого жилища я не видела никогда и теперь мне понятно, почему он сам любил здесь останавливаться. 

Кстати, Латифа рассказала мне интересную историю. Однажды Аззедин со своим молодым человеком Кристофом – немецким аристократом и бароном, у которого был свой замок – пошли в антикварный магазин, и Алайя моментально выбрал все, что хотел, чтобы потом отвести в дом Бен Абдаллов. И каждая из этих вещей была шедевром, а Кристоф тогда удивлялся, что будучи родом из бедной семьи, несвязанной с искусством, он обладал огромным чутьем и уверенностью в собственном выборе. Рассказы Латифы об Аззедине Алайе можно слушать бесконечно, но я постаралась изложить их кратко.

Валентина Грищенко и Латифа бен Абдалла
О знакомстве с Аззедином Алайей

Мы вместе учились в институте Ecole des Beaux-Arts – он на факультете скульптуры, а мы с мужем на художественном. В процессе учебы я рисовала эскизы, а он лепил с них скульптуры. Стоит только вспомнить его платья – они же как скульптура идеально подчеркивают женское тело. Именно тогда у Аззедина и родилось желание "скульптурировать" женское тело. Сразу после обучения он переехал в Париж, где столкнулся с предвзятым отношением к себе из-за национальности. В Париже тогда не любили арабов и он очень стеснялся своей внешности, особенно роста. Но желание творить было таким огромным, что никакой расизм не мог его остановить. Аззедин рассказывал, что тогда он мог свернуть горы.

Аззедин Алайя в Тунисе, 1950е

В то время арабу без французских документов было практически невозможно попасть на практику в какой-либо модный Дом, но его желание и здесь победило – его взяли портным в Dior и затем Balmain. Правда, из-за алжирской войны ему пришлось вернуться домой. Однако за период практики он обучился всему процессу производства платья от A до Z. Даже будучи уже известным кутюрье, он любил работать руками – последние 30%  каждого платья в ателье он доделывал самостоятельно. Когда он мне дарил вещи – платье, жакет или юбку – и размер мне не подходил, Аззедин с легкостью мог расшить вещь и сделать размер по мне. 

О жизненной философии Аззедина Алайи

Алайя был очень маленький, но масштаб этого человека нельзя описать цифрами, он всегда повторял: "Я боюсь не успеть, у меня еще столько идей, столько всего, что я могу сделать для мира и оставить свой след". Он хотел жить 300 лет, он любил жизнь и проживал, не тратя свое время на глупости, у него не было ни хобби, ни увлечения. Он любил работать, а если кому-то хотелось его обидеть, можно было всего лишь сказать, что ему нужно отдохнуть – он разворачивался и обижался как мальчишка! Для Аззедина было нормальным закончить работать в 4 утра, а в 9 он уже снова был готов приступить к делам. Он был невероятно трудолюбив и его работы ему настолько нравились, что он забывал часто про отдых!

Аззедин Алайя
О девушках

Он любил худеньких девушек с необычной внешностью. Мне кажется вы бы ему очень понравились, вспоминая его моделей. Он обожал типаж лица дочери Хемингуэя.

О клиентках из Туниса

С клиентками из Туниса у него были интересные и сложные отношения. Ценовая политика бренда очень высокая, цены у него были как у Hermes – его любил весь мир, а туниски при этом не считали его великим кутюрье. У них было мнение, что если он "свой" значит должен делать им скидку, а Аззедин это ненавидел. Он всегда жаловался мне, что приходя к Иву Сен-Лорану они не торгуются, считая его великим, а про него думают, что он выскочка. Поэтому брал заказы от местных женщин очень редко, презирая их менталитет. Еще был случай, когда очень богатая семья заказала у него платье от кутюр на свадьбу дочери. Приехав в Тунис, дочь решила, что платье  выглядит бедно и они с мамой нашили сверху кружево и стразы. Когда Алайя это увидел и понял, что на этом "ужасе" пришито его имя, то перестал работать с местными даже за огромные деньги. Для него репутация и имя были дороже любых денег мира. На самом деле Аззедин не очень любил сюда приезжать, так как не чувствовал от родины взаимности. 

Вещи ALAЇA в гардеробе Латифы бен Абдалла
Смешные истории

Однажды к нам приехала Leila Menchari-Behin, она работала тогда в Hermes и делала те самые знаменитые витрины. Она родом из Хамамета – туристического городка в 50 километрах от Туниса – и пригласила наc всех провести уикенд у нее на вилле. Мы все ушли на море, а Аззедин остался, так как боялся воды и не умел плавать. Тут он услышал, что приближается лающая собака. Он любил животных, у него дома их было много, но чужих собак боялся очень сильно и от страха просто прыгнул в бассейн. Когда вся компания вернулась на виллу через пару часов, то мы увидели картину – Аззедин плавает, держась за бортик, так как просто не может выбраться из воды. Он так и оставался каждый раз в доме сам, когда мы уходили на пляж, и в один прекрасный день садовник у него спросил, почему он не ходит с нами. Алайя рассказал ему свою историю, а на следующий день получил в подарок от садовника надувной плавательный круг. Детский. Он был чрезвычайно тронут, а по арабской традиции еще и не мог от него отказаться. В итоге все последующие дни ему приходилось надевать этот круг и плавать. Смотрелось очень смешно. Делал он это из уважения к человеку, который проявил к нему заботу. В этом был весь Аззедин. 

Аззедин Алайя
О любимых блюдах дизайнера

Он обожал все острое, что касается кухни. Это не обязательно должна была быть арабская пища, он запросто мог съесть французское блюдо, но настолько сильно приправить и наперчить его, что оно было уже совсем не французским (смеется). Вообще он очень хорошо готовил, любил ухаживать за всеми и питаться дома, не любил ходить в рестораны. Он часто повторял: "Я хочу как моя бабушка собирать всех у себя на кухне и вкусно кормить".  На этой кухне он тоже готовил сам, любил собирать гостей и придумывать блюда для большой компании. Еще любил боттаргу. 

На кухне у Аззедина Алайи, 2007
Об образе Аззедина Алайи

В юности он стеснялся собственной фигуры и однажды купил себе на барахолке дешевый костюм в китайском стиле, который стал в итоге его визитной карточкой. Потом у него их стало около 100 штук. Ему было безразлично как сам выглядит, ему было важно создавать красоту для женщин. Кстати, именно из-за этого он был в некой конфронтации с Карлом Лагерфельдом, который считал, что он одевается за три копейки и выглядит как гастарбайтер. Для Аззедина первостепенным было платье – он всегда рекомендовал мне снять лишние украшения, чтобы фокус был именно на платье.

Аззедин Алайя

Azzedine Alaia ·

Ще в розділі Персона

Популярне