RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Эксклюзив: Иван Дорн – о детях, карантине и о том, как он освоил бас-гитару

31 октября 2020

Иван Дорн провел карантин с пользой. Освоил бас-гитару, да так успешно, что все гитарные партии в новом альбоме, который выйдет в 2021 году, будут сыграны им самим

Шерстяной пиджак, Giorgio Armani (tsum.ua); шапка из шерсти и полиамида, Dries Van Noten (asthik.com); шелковый галстук, Risha

В музыкальных кругах шутят, что Иван Дорн предвидел пандемию. В конце прошлого года он объявил, что идет в творческий отпуск. Отменил ряд концертов, на год отпустил команду (его пиар-директор Даша Евсеева говорит, что Ваня тогда подарил ей настольную игру «Пандемия» и кальян, — словно знал, что придется засесть дома). Решение отдохнуть было вполне обоснованным, если учесть, что за последние три года Дорн с группой успели пожить в Лос-Анджелесе и выпустить англоязычный альбом OTD, съездить в Уганду и снять там документальный фильм, открыть свое музыкальное издательство Masterskaya. На мой вопрос «Устал ли?» всегда прямолинейный Дорн отвечает: «Да, устал. Меня уже ничего не мотивировало».

Я спрашиваю, неужели он и вправду предчувствовал, что 2020 год заставит всех замедлиться? Иван отвечает, что часто действует по интуиции: «Пару раз она меня спасала – в последний момент я отказывался от коллабораций, которые на самом деле были не нужны; а однажды отменил операцию на переносице из-за нехорошего предчувствия».

«В случае с пандемией, думаю, я — собирательный образ всех, кто устал от инертного движения в неизвестном направлении, — продолжает музыкант. — Все стремятся куда-то: быстрее, выше, сильнее. Все самовлюбленные, бегут к успеху – а про «здесь и сейчас» забывают. Я именно из-за этого в отпуск и ушел. В итоге многие, когда уже началась пандемия, начали говорить о «здесь и сейчас». Я просто сделал это раньше».

Жилет и брюки из шерсти и полиэстера, все – Bettter; кожаные ботинки, Acne Studios (theicon.ua); браслет, металл, Off-White (theicon.ua)

Главное достижение Дорна за карантин – он научился играть на бас-гитаре. Уже совсем скоро обещает закрыться с Дорнобандой в доме в Карпатах, где будет джемить, сочиняя новый альбом. Бас-гитара помогла музыканту понять, каким будет новый материал – «прифанкованным». «Я не стремлюсь быть гитаристом-профи, чтобы пальцы бегали быстро, но хочу научиться импровизировать, играть и петь одновременно. Учусь по урокам на YouTube, плюс «снимаю фразы» у классных бас-гитаристов – Jamiroquai, Thunderсat, Джеймса Брауна».

Все стремятся куда-то: быстрее, выше, сильнее. Все самовлюбленные, бегут к успеху – а про «здесь и сейчас» забывают

Для Дорна, который раньше мог давать по 15 концертов в месяц от Риги до Нью-Йорка, карантин оказался еще и возможностью побыть отцом и мужем. Вместе с шестилетней дочерью Васей и четырехлетним сыном Ваней Дорн учит французский («чтобы понимать, о чем они там между собой говорят»), ходит в походы, ночует в палатках и смотрит на звезды. «Но вообще я строгий отец, требовательный».

Детей Иван с малых лет приучает к спорту. Мало кто знает, что Дорн и его семья – заядлые яхтсмены. Он редко об этом говорит в интервью, но все его соседи по коттеджному поселку на берегу Киевского моря знают, что по выходным Дорны всем семейством «выходят в море»: Ваня с детьми, его отец и братья. Свои яхты есть даже у детей музыканта: «Два «корыта» класса Оптимист. Это первый класс яхт, с которых можно начинать заниматься яхтенным спортом».

Пальто из шерсти и полиамида, Off-White (theicon.ua); кожаные туфли, Paul Smith (tsum.ua); хлопковые носки, Intimissimi

Сам Дорн впервые оказался под парусом в девять лет, его отец – мастер спорта по яхтенному спорту, заслуженный тренер Украины. «Мы тогда ходили по заливчику возле Славутича, где жили, каждые выходные. В детстве я не слишком любил это дело: ну яхта, ну скучно, сидишь, ждешь штиль. А сейчас уже кайфую. Пару недель назад мы в нашем поселке организовали соревнования. Я вышел в классе Финн, впервые сел за него. Занял третье место – из трех. (Смеется.) Но это я был сам, а если принимаю участие в экипаже отца и моих братьев, то мы первые, ну или максимум вторые: они профи».

Иван – человек-энерджайзер. Сидеть на месте – не о нем: в поселке он то и дело подбивает соседей на дружеские баскетбольные матчи, а на карантине устроил матч по контр страйку среди украинских артистов. Когда выйдет этот номер, Дорн будет в Турции – в октябре он идет в поход по Ликийской тропе. «Пройдем километров 150 вдоль моря, по горам, иногда будем спускаться, купаться. Там сейчас сезон фруктов: гранат, инжир, виноград. Прямо по дороге ты все это срываешь и ешь!»

Год назад, кстати, неугомонный Дорн с братьями покорил Эльбрус. Походы и яхты, путешествия и игра на бас-гитаре – все это для эмоционального артиста способ пощупать мир. Он называет себя эмпатом и говорит, что подпитывается от окружающих и знает свою аудиторию в лицо. Некоторых поклонников знает по имени, узнает их на концерте. С некоторыми общается лично – так, год назад Иван приехал презентовать новый трек во двор к одному из своих киевских фанов. Поэтому он не очень понимает онлайн-концерты и так и не сыграл ни одного во время карантина, несмотря на множество предложений. «Онлайн-концерт может быть разовым энтертейментом, но не больше. Я уверен, что, когда назад вернется живая музыка, она заменит весь онлайн».

Хлопковая майка, Bettter

Тем не менее начать работать онлайн пришлось его музыкальному издательству Masterskaya. На карантине команда успела выпустить серию видео «За сценой» о жизни музыкантов и организовать образовательные проекты. С момента запуска Masterskaya прошло два года, и Дорн говорит, что назрели перемены. «Наша идеология, к сожалению, не позволяет нам существовать независимо от моих финансов. Зарабатывать самостоятельно пока не получается, так как мы делаем некоммерческую музыку, поэтому пока это меценатский проект. У меня изначально не было никакого бизнес-плана, просто хотелось сделать платформу для альтернативной, самобытной музыки, где-то домашней, «сырой». Мне хочется уйти в тень, не быть лицом Masterskaya, но для этого нужно время».

В конце интервью мы говорим о космосе (Дорн рассказывает о полюбившемся ему астрофизике, на чьи видео подсел на YouTube) и карме. Признается, что верит в сансару и карму и что стал думать об этом больше, когда исполнилось 30. «Наверное, в прошлой жизни я сделал что-то хорошее, раз сейчас вокруг меня такие классные люди. Значит, в этой надо сделать хорошего еще больше — чтобы в следующей жизни ходить на яхте и ничего не делать», — улыбается музыкант.

Текст: Дарья Слободяник

Фото: Ksenia Kargina

Стиль: Venya Brykalin

Прически: Pavel Lotnik

Груминг: Olga Ostapchuk

Продюсер: Marta Bertman

Еще в разделе Lifestyle

Популярное