Signora Prada: эксклюзивное интервью с Миуччей Прада

10 мая 2019

Пол в кабинете Миуччи Прады выкрашен в блестящий серый, вокруг светлые стены и стальная мебель с черной обивкой — черно-белую гамму разбавляют яркая стопка журналов и вход в гигантскую трубу, спроектированную художником Карстеном Хеллером. По ней самые отважные гости могут проехать три этажа вниз — и сразу окажутся во дворе. Кабинет преображается и оживает, когда в нем появляется хозяйка. На ней светло-серый пуловер, надетый поверх белоснежной блузы, и жемчужные серьги. Несмотря на свои почти 70 лет, в таком наряде дизайнер напоминает богатую наследницу. Но Миучче Праде давно не нужно никому ничего доказывать. Уже 30 лет каждый сезон она разрушает стереотипы мира моды своими коллекциями, напоминающими остроумные памфлеты. Ингеборг Хармс поговорила с дизайнером о противоречиях, которые ее окружают, о крайностях и о новой красоте, которую самозабвенно ищет Миучча Прада.

Миучча Прада

В ПРОШЛОМ ГОДУ BRITISH FASHION COUNCIL ВРУЧИЛ ВАМ НАГРАДУ ЗА ВЫДАЮЩИЙСЯ ВКЛАД В МИРОВУЮ ИНДУСТРИЮ МОДЫ. СТАЛО ЛИ ЭТО ПОВОДОМ ПОДВЕСТИ КАКИЕ-ТО ИТОГИ?

Нет, я не привыкла оглядываться назад.

И ВСЕ ЖЕ, ПРОСЛЕЖИВАЕТСЯ ЛИ КАКАЯ-ТО ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ В ВАШЕЙ КАРЬЕРЕ? СОХРАНИЛСЯ ЛИ ПОЧЕРК?

Конечно, но это последовательность изменений. С этим возникают проблемы — людям приходится заново знакомиться с моим стилем. Иногда до меня доходят жалобы с производства: там не могут найти никакой связи между коллекциями. Но связь — это я! Последовательность не в отдельных эскизах, а в мышлении, подходе к стилю.

ВЫ ОПИСЫВАЛИ СВОЙ СТИЛЬ РАБОТЫ КАК «ПЕРЕВОД ИДЕЙ В ВЕЩИ». НО ВЕДЬ ВЕЩИ НЕМЫ.

Моя работа — это диалог между идеями и модой, между верхами и низами, концептуальным мышлением и поп-культурой. И это всегда связано с тем, что происходит в мире и во мне. Мне кажется, в прошлом сезоне мир стал консервативнее. И потому я играю с напряжением, которое существует между модой классической и либеральной. С одной стороны, городская классика, с другой — ностальгия по свободе, естественной наготе и идеалам ­70-х. Сегодня уже нельзя быть таким свободным.

«Если я за что-то ухватилась, буду держаться до последнего: интуиция и инстинкт сильнее всех аргументов»

ПОТОМУ ЧТО МЫ ЖИВЕМ В ЭПОХУ ТОТАЛЬНОГО НАБЛЮДЕНИЯ?

Мы должны быть политкорректными. Потому что все, что мы делаем, все, о чем говорим, вскоре окажется в общем доступе. И все смогут это увидеть.

В ТАКОМ СЛУЧАЕ, МОЖЕТ, ХОРОШО, ЧТО ВЕЩИ НЕ МОГУТ ГОВОРИТЬ?

Вы всегда можете отказаться от своих слов. Коллекция весна-лето — 2019 олицетворяет существующие в обществе силы. Были другие коллекции — например, весна-лето — 2014, с работами стрит-арт-художников. Тогда я думала о женской эмансипации.

ЧТО МОТИВИРОВАЛО ВАС НА СОЗДАНИЕ ЭТОЙ КОЛЛЕКЦИИ?

На самом деле я всегда думаю о власти женщин.

ПЛАТЬЯ БЫЛИ УКРАШЕНЫ ИЗОБРАЖЕНИЯМИ ЖЕНСКИХ ЛИЦ. ВЫ ЦИТИРОВАЛИ ЭЛЕМЕНТЫ КОНЦЕПЦИИ DIY, ИСПОЛЬЗОВАЛИ КОЛЛАЖИ, УДЛИНЯЛИ ЮБКИ ВЯЗАНЫМИ ДЕТАЛЯМИ.
DO IT YOURSELF — ЕЩЕ ОДНА ВАЖНАЯ ТЕМА ДЛЯ МОЛОДОГО ПОКОЛЕНИЯ.

Я рада этому. Пусть бренд и живет за счет продаж, в своей работе я стараюсь быть искренней, анализировать актуальную повестку дня и видеть суть. Иначе мода перестанет быть релевантной. Хотя релевантность одежды всегда зависит от конкретного момента в истории.

ПРИНЯТО ПОЛАГАТЬ, ЧТО ВАША РАБОТА — РЕЗУЛЬТАТ ДЛИТЕЛЬНОЙ РЕФЛЕКСИИ.

Рефлексирую я обычно уже после показа, до — полагаюсь на свою интуицию. Она — мой мотор. Вы можете привести мне любые доводы, но если уж я за что-то ухватилась, буду держаться до последнего. В конечном счете интуиция и инстинкт важнее и сильнее всех аргументов.

ЧЕМ МОЖНО ОБЪЯСНИТЬ ПОЯВЛЕНИЕ КУКОЛЬНЫХ ПЛАТЬЕВ В ЛЕТНЕЙ КОЛЛЕКЦИИ?

Это как раз и был условно классический аспект моей коллекции. Круглые воротнички, мило, ­ухоженно и нарядно. Тем не менее я никогда не использовала такое глубокое декольте, как этим летом. На самом деле я хотела еще больше провокационной наготы.

У ВАС ЕСТЬ СПАРРИНГ-ПАРТНЕР, ПОМОГАЮЩИЙ ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЯ?

Есть небольшая команда, с которой я готовлю показы. В первую очередь это Фабио Цамбернарди, который работает со мной уже целую вечность. Его мнение для меня всегда очень важно.

В КОЛЛЕКЦИИ ОСЕНЬ-ЗИМА — 2018/2019 НА МОДЕЛЯХ БЫЛИ ОБЪЕМНЫЕ ПАЛЬТО ФЛУОРЕСЦЕНТНЫХ ОТТЕНКОВ. НА ТЕМНОМ ПОДИУМЕ ОНИ ВЫГЛЯДЕЛИ КАК НЕКАЯ СЛУЖБА СПАСЕНИЯ.

Да, это был очень важный месседж. Я думаю, что у каждой женщины должно быть право выйти голой на улицу и не подвергаться при этом домогательствам или не быть арестованной. Это моя идея фикс: когда мы сможем свободно выходить на улицу обнаженными, все наши проблемы будут решены. Это принципиальный вопрос — нужно быть честными и сексуальными.

КАК МОДА ВЛИЯЕТ НА САМОИДЕНТИФИКАЦИЮ?

Для меня мода — это инструмент и способ передачи информации. Мы сами выбираем одежду, и наш выбор говорит о нас, рассказывает другим, кто мы такие. Вещи важны, однако они не важнее, чем, например, здоровье. На войне не бывает мыслителей, нет искусства и, конечно, нет места моде. Мода существует только в мирное время.

«Я раздражаю людей. Меня бросает из крайности в крайность, но именно это и приносит мне удовольствие»

РЕМ КОЛХАС, АРХИТЕКТОР-ДЕКОРАТОР ВАШИХ ДЕФИЛЕ, ВВЕЛ ТЕРМИН «ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ МИНИМУМ». КАЖЕТСЯ, ЕГО МОЖНО ОТНЕСТИ И К ИДЕНТИЧНОСТИ, И К ИСТОРИИ PRADA.

Я одержима этим минимумом. Сегодня никого уже не привлекает сложность, а концентрировать внимание людям все труднее. Вот почему я пытаюсь сделать коллекцию проще. Конечно, в таком случае есть риск и вовсе ничего не сказать. Жизнь сама по себе сложна. Потому я стараюсь в своих эскизах придерживаться определенного уровня сложности, но внешне выражать это просто. Не так важно, чем ты сегодня занимаешься: даже если ты снимаешь фильм, тебе надо найти способ сказать о многом за несколько секунд.

КАК ВЫ СПРАВЛЯЕТЕСЬ С ЭТОЙ ЗАДАЧЕЙ?

Я сужаю выбор. Цвета? Три! Силуэты? Два! Все движется в сторону поп-культуры. Вообще, всем нужно одно и то же. В таком мире сокращается даже fashion-вокабулярий. Но я не сдаюсь и продолжаю экспериментировать.

КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, В МОДЕ ТАКЖЕ ВСЕ ХОТЯТ ОДНОГО И ТОГО ЖЕ?

Посмотрите на автомобили. Они все похожи. С дизайном случилось что-то очень странное. Сегодня все думают в режиме картинки в «Инстаграме», и это проблема. И мы, дизайнеры, думаем сегодня в первую очередь о картинке. Я не знаю, хорошо ли это, но я всегда говорю: надо понимать, как себя вести в сложившейся ситуации. Можно быть гением, но что толку, если вас никто не слышит. 

ВЛИЯЮТ ЛИ НОВЫЕ АЗИАТСКИЕ РЫНКИ НА ДИЗАЙН? ИНОГДА КАЖЕТСЯ, ЧТО ЕВРОПЕЙСКАЯ МОДА КОЛОНИЗИРОВАНА ИМИ. ЭТО ВЛИЯЕТ ПРЕЖДЕ ВСЕГО
НА СИЛУЭТЫ: ЖЕНСТВЕННЫЕ ФОРМЫ СТАНОВЯТСЯ МЕНЕЕ АКТУАЛЬНЫ. ВЫ ЖЕ ДО СИХ ПОР КУЛЬТИВИРУЕТЕ СИЛУЭТ «ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ», ЭТО ПОЧТИ СИМВОЛ PRADA.

Мне нравится X-силуэт: он просто и эффектно демонстрирует женскую фигуру. Но к вашему вопросу: конечно, компания должна зарабатывать деньги, приспосабливаясь к глубоким изменениям, которые затрагивают модную индустрию. До ­1980-х большая часть наших клиентов была из Европы или Северной Америки. Во времена глобализации мы апеллируем уже к более широкой аудитории, обращаем внимание на религию, этническую идентичность, культуру. Глобализация не стала для меня проблемой: работая, я никогда не представляю конкретного клиента, для меня на первом месте мои идеи. Такие клише, как «красота» или «привлекательность», меня не интересуют. 

«Искусство не объясняет, что происходит. Мы живем внутри масштабной революции, но ничего об этом не знаем»

НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ, КАЖЕТСЯ, ТОЖЕ ЗАИНТЕРЕСОВАНО В ЗАМЫСЛОВАТЫХ ИДЕЯХ.

Это реакция на кризис смыслов. Без идей люди просто теряются. Не в силах сориентироваться, они становятся консервативными. Нам нужны мыслители, которые проанализировали бы новый мир в условиях глобализации. Мы не всегда способны до конца осознать, как на нас влияет цифровая реальность. Потому многие люди постепенно замыкаются в себе, в своей провинциальности, ограниченности: в большом мире они просто теряются.

ВЫ ГОВОРИЛИ, ЧТО ЖЕЛАНИЯ БУРЖУАЗНЫХ КЛИЕНТОК 80-Х И 90-Х ГОДОВ БЫЛО ЛЕГКО ПРЕДУГАДАТЬ. НО ВЕДЬ ИМЕННО ЭТИ ЖЕНЩИНЫ И СДЕЛАЛИ ВАС ТЕМ, КЕМ ВЫ ЕСТЬ.

Да, меня всегда волновала ограниченность мира моды, не интересующегося мировыми проблемами. В искусстве, в музыке, в кинематографе все это рефлексировалось — но не в моде. Хотя я до сих пор думаю, что мода неотделима от красоты.

Миучча Прада

НО ВЫ СКАЗАЛИ, ЧТО КРАСОТА ДЛЯ ВАС НИЧЕГО НЕ ЗНАЧИТ. 

Нет, я сказала, что меня не интересуют клише красоты и женственности. Поэтому, например, вечерние платья — не моя страсть. Но сама красота меня очень привлекает. Не так просто придумать вещь, которая нравилась бы и в то же время не была банальной. С другой стороны, нет ничего легче, чем создать вещь, которую никто не захочет носить.

СЕГОДНЯ О ВАС УЖЕ НЕ ГОВОРЯТ КАК ОБ АВАНГАРДЕ ИЛИ НОВОМ ТЕЧЕНИИ, ХОТЯ КАЖДЫЙ ПОКАЗ PRADA — ЭТО СОБЫТИЕ. МОЖНО ЛИ СКАЗАТЬ, ЧТО ВАШ ПОДХОД — ЭТО МАШИНА, ГЕНЕРИРУЮЩАЯ КРАСОТУ?

Наверное, это то, что я всегда пыталась создать. Но в то же время у меня есть еще одна страсть: меня по-настоящему волнует реальная жизнь людей. За это я люблю винтажные украшения и вещи. Мне всегда интересно, откуда они, кто их раньше носил, была ли счастлива их владелица.

ВЫ ВСЕГДА БЫЛИ ТАКОЙ?

Я почти не помню себя в юности. Помню только, что мне было очень нудно. Все было мило, меня любили родители, но мне всегда было скучно. Все изменилось, когда в 16 лет я стала активнее и заинтересовалась политикой. Стоит добавить, что мои родители отправили меня учиться за границу, и уже в 12 лет я окончила семестр во Франции.

ВЫ БЫ ХОТЕЛИ РАБОТАТЬ ДО ГЛУБОКОЙ СТАРОСТИ?

Работа для меня не обязанность, она доставляет мне удовольствие. Конечно, это связано и с Fondazione Prada.

«Искусственныйинтеллект – важная тема, но люди все так же страдают, рожают детей и умирают. Я убеждена, что реальная жизнь важнее всего остального»

КАКУЮ РОЛЬ В ВАШЕЙ РАБОТЕ ИГРАЕТ РАЗВИТИЕ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА? PRADA ДАЖЕ УСТРАИВАЛА КОНФЕРЕНЦИЮ НА ТЕМУ ЦИФРОВОГО БУДУЩЕГО.

Искусственный интеллект, конечно, новая важная тема, но люди при этом все так же страдают, рожают детей и умирают. Я убеждена, что реальная жизнь важнее всего остального. Я итальянка и хочу ею оставаться, быть человеком. Мы должны больше внимания уделять жизни, человеку, иначе нас всех поглотит техника.

ВЫ КОГДА-НИБУДЬ ДУМАЛИ ОТКРЫТЬ ШКОЛУ PRADA?

Образование очень важно, и я думаю открыть что-то подобное в рамках Fondazione. Искусство не объясняет, что происходит. Подозреваю, что мы живем внутри самой масштабной революции всех времен. Мы это чувствуем, но ничего об этом не знаем.

КАКОВА ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА ДИЗАЙНЕРА ВАШЕГО УРОВНЯ?

Всегда говорю: я создаю вещи, которые люди хотят носить. Это отрасль промышленности. Я не человек искусства и не хочу им быть. Хотя fashion-дизайнер сегодня вынужден выходить за рамки своей профессии.

МОДНЫЙ МИР ПРИВЫК К ТОМУ, ЧТО PRADA ВСЕГДА ДЕЛАЕТ ЧТО-ТО НЕПРЕДСКАЗУЕМОЕ, ЧТО-ТО РАЗДРАЖАЮЩЕЕ.

Мне нравится это слово — я всегда раздражаю людей. Для консерваторов я неправа изначально, для авангарда я недостаточно авангардна, так как избегаю преувеличения и утрирования, которые можно встретить, например, у японских дизайнеров. Меня всегда бросает из крайности в крайность, но именно это и приносит мне удовольствие. Я искренне интересуюсь политикой, но при этом я успешный модный дизайнер. Большее противоречие придумать сложно.

Текст: Ингеборг Хармс

Фото: Brigitte Lacombe

Prada ·

Еще в разделе Персона

Популярное