Подруга Джастина Бибера София Ричи в арт-съемке Vogue UA

Специально для Vogue UA скандальный уличный художник Алек Монополи нарисовал необычный портрет новой американской it-girl Софии Ричи, а Лиана Сатенштайн записала, о чем они говорили во время сессии.

Фото: Dusan Reljin. Прически: Leonardo Manetti. Макияж: Anne Kolhagen. Производство: Eli MizrahiФото: Dusan Reljin; Courtesy of Alec Monopoly Alec Monopoly

Сегодня в нью-йоркской студии на Челси Пирс встречаются двое, которым удалось – пусть и совершенно разными путями – стать звездами социальных сетей. С одной стороны – восходящая it-girl 17-летняя София Ричи, дочь певца и композитора, автора мультиплатиновых альбомов Лайонела Ричи, сестра первой it-girl начала нулевых Николь Ричи. 

Сегодня ее черед быть в центре внимания. За Софией охотятся папарацци, ее фан-клуб постоянно растет, а число подписчиков в "Инстаграме" вот-вот достигнет миллиона: и тем и другим нравится, как она сочетает вещи Saint Laurent с casual-одеждой. Сейчас София оканчивает школьный курс с частными преподавателями и собирается поступать в Parsons School of Design, чтобы изучать моду, а потом запустить собственную марку одежды. 

С другой стороны – уличный художник, мастер граффити Алек Монополи, который ничуть не стыдится своей любви ко всему броскому. Джастин Бибер мира искусства. Нетривиальные муралы и картины, импровизация на тему современного искусства начала 2000-х и смелая социальная позиция привлекли к нему внимание звезд, в частности рэпера Future и светской львицы Хлои Кардашян, которая запросто может выйти вечером с разукрашенной им сумкой Birkin. 

Поначалу кажется, что Монополи жаждет всеобщего внимания: он блестит как новая копейка – с ног до головы одет в Philipp Plein, на шее у него многочисленные золотые цепи, а на запястье – массивные часы с бриллиантами. Но на деле все совсем не так: Монополи опасается полиции и никогда не появляется на людях с открытым лицом. Счастливый обладатель роллс-ройса и адреса в Беверли-Хиллз предпочитает оставаться в тени, как и в самом начале своего пути. Свою первую картину он продал в старших классах за 500 долларов, а прославился и обзавелся псевдонимом Монополи во время финансового кризиса в 2008 году, когда впервые сделал свои фирменные граффити со старичком в цилиндре из игры "Монополия". 

Что же свело вместе Ричи и Монополи? Ричи будет позировать, а Монополи – рисовать ее портрет в типичном для художника ослепительно-ярком стиле. В процессе они болтают друг с другом, и Монополи даже прерывается, чтобы покрыть обувь Софии краской и надписями. "Супер!" – восхищается она. Когда съемка подходит к концу, они делают совместное фото для "Инстаграма". И тут же на обоих лавиной сыплются "лайки", как деньги в "Монополии".

Алек Монополи: Где ты росла?

София Ричи: В Беверли-Хиллз. А ты?

А. М.: В Нью-Йорке. Я постоянно попадал там в передряги из-за своих граффити. Четыре года назад мне даже пришлось сбежать в Лос-Анджелес, когда копы вломились в мою студию с обыском. Я вскочил в поезд до Нью-Джерси, а потом отправился дальше. Через полгода меня все-таки поймали, и у меня были серьезные проблемы. Вот почему я прячу свое лицо: мои граффити вне закона.

С. Р.: Как на тебя повлияла твоя семья? 

А. М.: Моя мама – художница, поэтому рисованию я учился вместе с чтением. А твои родные? С. Р.: Мои отец и сестра – трудоголики, обожающие свое дело. И – хотя в это, наверное, сложно поверить – мне они совершенно не помогали. Поэтому я начала искать себя и прокладывать свой путь самостоятельно. Почему тебя заинтересовал этот проект для Vogue UA?

А. М.: Думаю, он крутой. Я люблю рисовать, и благодаря ему у меня появилась возможность сделать портрет своего друга и показать свою работу новой аудитории. Я очень этому рад.

С. Р.: Что ты думаешь о нашей одержимости социальными сетями?

А. М.: Я фанат соцсетей – все время провожу в Snapchat и "Инстаграме". И там и там я Alec Monopoly – стараюсь не выдумывать ничего сложного. Как правило, я рисую свои граффити на улицах или в арт-галереях, а люди разбросаны по всему миру, и большинство из них в галереи не ходит. Через социальные сети я могу показать свои работы большому числу людей. А как ты относишься к своей популярности в соцсетях и всеобщему вниманию? 

С. Р.: Это новое для меня ощущение, мне интересно. И непросто, потому что теперь за каждым моим шагом следят. Но все же мне это нравится: теперь я могу влиять на многих людей. А почему ты предпочитаешь сохранять анонимность? 

А. М.: Так устроен мир граффити. Меня все время спрашивают: "Почему ты скрываешь свое лицо?" Люди не понимают, что я стараюсь сохранить анонимность. Анонимность означает свободу рисовать там, где нравится, вопреки всем правилам и законам. И при этом не надо бояться, что тебя арестуют, потому что никто не знает, кто ты на самом деле. Я постоянно попадал в передряги из-за своих граффити. Четыре года назад мне даже пришлось сбежать, когда копы вломились в мою студию с обыском.

Не слідуй за модою — відчувай її

Підписатися

Ще в розділі

Популярне на VOGUE

Продовжуючи перегляд сайту, ви погоджуєтесь з тим, що ознайомилися з оновленою політикою конфіденційності, та погоджуєтесь на використання файлів cookie.