Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Под сенью девушек в цвету: киевские флористы о секретах профессии

19 октября 2019

О создании эффектных арт-объектов из растений и трендах цветочного дизайна рассказывают успешные флористки Киева.

Ирина Эвора

«У профессии «флорист» есть разные специализации. Я дизайнер-флорист, поэтому, когда ко мне обращаются клиенты, я чаще всего сама придумываю, как подчеркнуть интерьер и стилистику их заведений. В «Косатку» люди приходят за бургерами и легкой едой, любимым яблочным сидром, и, чтобы поднять им настроение, для этого бара я делаю что-то садовое, разноцветное, веселое. А для «Асамблеї», например, нужно нечто более утонченное: там я ставила зеленую моноцветную композицию из разных текстур – колоски, амарант, эвкалипт. Вот такую», – показывает Ирина фото в «Инстаграме». На фотографии – зеленый букет, у Иры – зеленый маникюр, в комплексе – полная гармония. Такую же совершенную картинку Ирина создает в заведениях, с которыми работает: в баре «Косатка», необистро «Асамблея», «Каштан Coffee», Bowl Cafe и – время от времени – в отеле BURSA.

Шерстяной свитер, Song for the Mute (theicon.ua); кожаные брюки, Loewe (asthik.com); кожаные сапоги, Gianvito Rossi (helen-marlen.com)

У обычного флориста и у флориста-дизайнера, говорит Ира, разные зоны ответственности: «Флористу приносят цветы, и он делает рутинную работу: собирает букеты для клиентов. Это тоже важный навык – научиться создавать космос из того, что есть. Я так три года работала в 29 Flowers, и мне нравилось. Но сейчас я флорист-дизайнер, для меня первична идея: заранее придумываю сочетания, составляю, заказываю, сочиняю».

Сочиняет Ирина много: за неполных семь лет успела поработать с Prada, Oscar de la Renta и Hublot, украинскими модными брендами FROLOV heart, Marianna Senchina, Zhilyova Lingerie, а также над множеством других проектов – от вечеринок до Kyiv Wine, где она украшала работы Нади Шаповал и Маши Ревы. Ирина никогда не повторяется, но ее работы всегда узнаваемы. Свой стиль Эвора называет сезонным минимализмом: она использует до шести видов цветов в букете, в то время как классический садовый стиль предполагает больше десятка. И уточняет при этом: «Мой минимализм – игривый».

В начале карьеры Ира работала в садовом стиле – под влиянием своей первой любви во флористике, нью-йоркских дизайнеров с «живыми воздушными букетами». Расстраивалась, если перенять некоторые идеи не получалось: «В Калифорнии цветы круглый год, а у нас есть всего месяц, когда пионы встречаются с лютиками». Американский стиль быстро стал популярным, к нему потянулись все – а Ире спустя несколько лет он надоел. Сегодня ей ближе японская эстетика: сочетание сложной формы и простого цвета, архитектурные букеты-скульптуры из растений с необычными текстурами. Ира следит за работами японских коллег: они постоянно выводят новые сорта цветов – и у них у первых появляются новые оттенки и текстуры. Когда дизайнер Валерия Жильева заказала ей этой весной к своему дню рождения проект в японском стиле, Ира обрадовалась. «Была настоящая азиатская party – в кимоно, со змеями, цветущими ветками, и я получила огромное удовольствие».

Ирине нравится работать с украинскими дизайнерами – ее первым крупным проектом был лукбук свадебных платьев Cathy Telle. Влияние fashion-трендов напрямую сказывается на флористике, говорит она. «Off-White запостит новую коллекцию в кислотных тонах – и потом ту же тенденцию мы наблюдаем в букетах, кое-кто даже листья выкрашивает в модные оттенки». Ира к таким флористическим веяниям относится прохладно. Ее не раздражают уличные букеты, а цветы от бабушек из перехода она называет «бесценным ресурсом». Но самой ей нравятся небольшие букеты из одного вида цветов или зелени: «Хочу развивать тренд красочных, но простых букетов. Когда много составляющих, растения теряются. Именно поэтому хочется использовать новые сорта, редкие цветы в небольших количествах».

Ольга Малышенко

«Если в анкете надо заполнить графу «род занятий», я себя «флористкой» не назову», – говорит Оля. Она архитектор по образованию, но очень трепетно относится к обустройству окружающего пространства. «Я бы хотела заниматься ландшафтной архитектурой. Речь не о рассаживании кустиков и цветочков по участку – а сейчас, к сожалению, у нас ее воспринимают именно так. В моем понимании ландшафтная архитектура – это создание осознанной среды, где есть семантика, которую можно читать, это художественное отражение места и времени». А букет – такой маленький эксперимент по изучению среды.

 Шерстяное платье, Proenza Schouler (helen-marlen.com)

Увлечение Ольги флористикой началось именно с этого – она оформляла участок на родительской даче. А потом шла в магазин через лес с секатором, срезала цветы – и составляла букеты. Свою работу Ольга сравнивает с медитацией: у нее нет изначальной идеи, она просто собирает цветы – а потом интуитивно делает букет. В «Инстаграме» ее работы увидели девочки из Foodies Gourmet Project и попросили сделать композиции для еще одного своего проекта – галереи The Naked Room и расположенного в ней The Naked Bar.

«Работы Ольги – это не просто набор цветов, а всегда нечто большее, – говорит еще одна ее заказчица, соосновательница бренда Sleeper Катя Зубарева. – Они очень родные и понятные, то, что называется, modern. У Олиных композиций ярко выраженный киевский характер: они о цветах, которые растили для себя на дачах, а потом собирали на свой вкус – тоже для себя. Исключительные букеты». Ольга плотно сотрудничает с этим брендом: как архитектор она вместе с коллегой Вероникой Арутюнян оформляла пространство Sleeper на Подоле, делала презентацию в ЦУМ, а последняя ее масштабная работа для бренда – съемка свадебного кампейна – 2020. «Оля сделала очень тонкую, очень киевскую историю, – рассказывает соосновательница Sleeper Ася Вареца. – В декорации к съемке было все – и «Старосветские помещики» Гоголя, и натюрморты Богомазова и Малевича, и мы сегодняшние».

Несмотря на успешные проекты, Малышенко не воспринимает флористику как бизнес. «Это просто что-то, чего не можешь не делать». Она любит дарить букеты – и мужчинам, и женщинам. Но вот отношение к цветам, которые дарятся мужчине, ее удивляет. Недавно из остатков цветов от заказа она собрала композицию и отнесла брату на работу – без повода, просто, чтобы ему с женой было приятно. Коллеги смеялись и даже фотографировались с букетом: надо же, мужчине подарили цветы! «И это при том, что брат работает в приличном месте и его коллеги – успешные состоятельные люди, – удивляется Ольга. – В моем окружении букет в подарок мужчине воспринимается нормально. Это уже не о флористике, конечно, но такое отношение к букету в качестве мужского подарка неприемлемо. Хочется, чтобы его воспринимали так же, как женский. Это стало бы маркером, что в обществе что-то налаживается».

Анастасия Прушко

У Насти на пограничном контроле не считываются отпечатки пальцев – результат многолетней работы с шипами, ножами и проволокой. «Но оно того стоило: руки помнят все приемы, – говорит Анастасия. – Это сейчас создание букетов больше вопрос стиля, а флористов старой школы отличает невероятная техника». Прушко и сама «флорист старой школы»: она занимается цветами более десяти лет.
Увлечение флористикой началось по неожиданно милой причине: Настя влюбилась в архитектора, стала декоратором – и в какой-то момент поняла: да, она заполнила пространство мебелью, цветом, фактурами, но ему не хватает жизни. А значит, нужны растения, и Настя начала интегрировать их в интерьер. А когда поняла, что внутреннего чутья для работы с цветами уже не хватает, поехала учиться. Сначала в Испанию, к любимым Flowers by Bornay («Потрясли меня: говорят, сначала нужно придумать идею букета – например, «Сатурн», – а после его составить»), потом к бельгийцам («Мне очень близка их эстетика: все ржавое, потрепанное. А еще они умеют плести венки, используя безумное количество техник и неожиданных материалов»).

Шерстяное платье, Helmut Lang (helen-marlen.com)

Одним из первых крупных Настиных проектов было новогоднее оформление этнобутика Alland: среди прочего нужно было сплести 20-метровую гирлянду для винтовой лестницы. Все потом удивлялись: как ей удалось это сделать одной? «Ну, плетешь себе, как паук», – пожимает плечами Настя. За десять лет Прушко успела посотрудничать и с магазинами, где представлены известные бренды (Helen Marlen, The Icon, Hello Glasses, Chloé, Oscar de la Renta), и с ресторанами (Tri, Vicini Italiani, The Burger Mexico), и c дизайнерами (Ксенией Шнайдер, Катей Сильченко, Алиной Кочаровской, Витой Кин для Eres), и с журналами и ивент-агентствами. Одним из самых запоминающихся проектов была свадьба Нины Васадзе. «Мы зашивали стену тропическими растениями – получилось безумно красиво, такая малахитовая шкатулка», – вспоминает Анастасия. «Я никогда не работала с лоском, – говорит она и поясняет: – Цветы, которые можно купить в переходе, стараюсь не использовать. Они мне кажутся слишком ровными, слишком блестящими. Всегда покупаю кривые, странные, которые никто не возьмет. Для производителя классических роз изогнутые стебли – это брак, а для меня они самые красивые». Но заказчики бывают разные, а цветы, как полагает Прушко, считывают энергетику, и в своей работе она это принимает в расчет. Так, флористка не работает с хризантемами, но для одного заказчика делает исключение и обязательно добавляет их в букет. Композиции из редких и дорогих цветов у него моментально вянут, а из хризантем – стоят неделю. Заказчик доволен.


Сегодня Настя делает собственные мини-коллекции – новогодние украшения, свечи, венки, – а еще думает открыть школу интуитивной флористики. Опыт преподавания у нее есть – она обучала владелиц 29 Flowers и Anna Flowers. «Каждый может быть флористом, если есть любовь к растениям и желание создавать, – говорит Настя. – Не обязательно иметь академическое образование, но обязательно нужен человек, который однажды тебе скажет: «Слушай, так можно, не бойся – делай»».

Текст: Ирина Десятникова

Фото: Vasilina Vrublevskaya

Стиль: Venya Brykalin

Ассистент стилиста: Maria Nikolaenko

Прически и макияж: Vitalia

Еще в разделе Living

Популярное