RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Игра в классики: Сергей Жадан в интервью для Vogue Man UA

08 апреля 2020

Рок-звезда от литературы, самый титулованный украинский писатель Сергей Жадан – о своей первой пьесе, ломке без гастролей и желании иметь 40 миллионов читателей по всей стране.

Кожаная куртка, собственность героя, шелковая сорочка, SAINT LAURENT

Сергей Жадан назначает встречу в кнайп-клубе «Купидон» на Пушкинской. В начале нулевых «Купидон», арт-директором которого тогда был писатель Юрий Покальчук, считался любимым заведением писателей и художников – этот богемный флер там царит и сейчас. Жадана здесь знают все официанты и, похоже, посетители – пока жду его, меня дважды спрашивают: вы же к Сергею? Жадан открывает дверь ровно в полдень: в черном cтрогом пальто с приподнятым воротником, узких джинсах и Dr. Martens. На мое «спасибо, что нашли время и приехали из Харькова» самый знаменитый украинский писатель приветливо отвечает, что уважает журналистов и никогда не отказывает в интервью.

Пять романов, одиннадцать поэтических сборников, два музыкальных проекта, одна экранизация, литературные премии в Швейцарии, США, Польше и Германии, переводы на 20 языков мира – Сергей Жадан в свои 45 лет давно стал классиком. Его издатель Святослав Померанцев, президент Международной литературной корпорации Meridian Czernowitz, рассказывает, что последний роман «Интернат» переиздавали дважды. Всего в свет было выпущено 25 тысяч экземпляров, сейчас режиссер Ярослав Лодыгин работает над экранизацией книги. При такой всенародной любви и популярности Жадан лишен эгоцентризма и не страдает от звездной болезни.

В 2016 году авторитетный журнал The New Yorker опубликовал большой материал о Жадане. Статья называлась «Поэт из Восточной Украины, где все рушится», а один из ключевых тезисов был о том, что Сергей Жадан – редкий пример писателя из Восточной Европы, чьи мысли оказывают влияние за пределами его родной страны. Действительно, Жадана хорошо знают за рубежом с 2011 года. Тогда вышел его роман «Ворошиловград» — щемящая и одновременно «пацанская» история об отношениях людей на фоне рейдерства и расцвета бандитизма 1990-х. Книгу ждал международный успех: роман перевели на 13 языков мира, он получил швейцарскую литературную премию Jan Michalski Prize, рецензии на «Ворошиловград» вышли в The New York Times и The New Yorker. Популярности Жадана на Западе способствует и то, что права на издание его текстов в других странах принадлежат крупному немецкому издательству Suhrkamp. «Это высшая литературная лига», — объясняет Святослав Померанцев.  Они издают Джойса, Кафку, Брехта, а среди современных авторов – Карлоса Руиса Сафо, Элену Ферранте. Если писатель в Европе говорит, что работает с Suhrkamp, значит, он лучший.

В апреле в издательстве Померанцева выходят сразу две книги Жадана: сборник поэзии «Список кораблів» и «Хлібне перемир’я» – дебютная пьеса писателя. Действие пьесы происходит летом 2014 года на Донбассе, где тогда объявили временное перемирие. Герои – колоритная семья, которая не без иронии пытается справиться с навалившимися проблемами: в их родном городе взорвали мост, и теперь нельзя перебраться с одного берега реки на другой. Бытовое и духовное, сюрреалистичное и реальное смешаны в тексте так пронзительно, что во время чтения успеваешь и посмеяться, и поплакать. «Этот материал по разным причинам не попал в роман «Интернат», — рассказывает Жадан. — Хоть пьеса и про войну, но хлебное перемирие – скорее, метафора: речь о паузах среди войны, во время которых мы можем услышать голоса живущих там людей. Мы организовали первую читку в Харьковском театре имени Т. Шевченко – сто лет назад здесь работал Лесь Курбас, мне было важно провести читку именно в этом месте».

Костюм из шерсти и мохера, MAISON MARGIELA (theicon.ua), хлопковое поло, SALVATORE FERRAGAMO, хлопковая водолазка, CALVIN KLEIN, кожаный ремень, SAINT LAURENT

Театр – давняя любовь Жадана. В 1990-х он, тогда еще молодой писатель, стал сам сочинять и переводить для театра. Вместе с режиссером из США Вирляной Ткач в начале 2000-х Сергей перевел пьесу "Ковбойская пасть" звезды поколения битников Патти Смит и ее мужа Сэма Шепарда.

Жадан называет Патти Смит одной из своих любимых авторов: на его рабочем столе лежит «Седьмое небо» — оригинальное издание, подарок из Нью-Йорка. «Я почему-то часто оказываюсь возле тех мест, которые связаны с Патти. Например, в Нью-Йорке это церковь святого Марка, где был ее первый поэтический вечер. Или клуб La Mama – мы как-то отыграли там 12 концертов с группой «Жадан і Собаки», а Патти не раз устраивала в этом клубе свои спектакли. В прошлом году в Берлине мы выступали на фестивале, приуроченном к 30-летию падения Берлинской стены, на день позже Патти и ее группы. После я пошел на могилу Бертольда Брехта, сделал фото и написал в соцсетях пост о свежих цветах, которые появляются там постоянно. А потом прочел у Патти, что она накануне была там и принесла свежие цветы». Как и Смит, Жадан по своей сути — битник, авантюрист и рок-звезда, только от литературы. Он легко сочетает образ жизни большого литератора и постоянные гастроли с группами «Жадан і Собаки» и «Лінія Маннергейма». В день нашего интервью музыканты презентуют «Конфіскат» — новый альбом «Лінії…». В «Купидоне» организовали вечеринку для своих. Набивается полный зал. Жадан лично здоровается с каждым гостем, пьет виски прямо из большой бутылки, много фотографируется.

«Лінію Маннергейма» Сергей Жадан и его харьковский друг, лидер группы «Оркестр Че» Олег Каданов, основали в 2017 году. Жадан называет «Лінію…» куда более цельной и музыкальной, чем «Жадан і Собаки». «Я понимаю, что «Жадан і Собаки» — проект тенденциозный. У меня всегда оставались идеи, которые хотелось выразить, но они не укладывались в формат». В «Лініі Маннергейма» Жадан — фронтмен и автор текстов, все они преимущественно о буднично-философском: друзьях и врагах, войне и любви. Формально «Лінія Маннергейма» — рок-группа, но есть у музыкантов и хип-хоп композиции. Концепция группы — говорить простым языком о сложных вещах, и для Жадана хип-хоп неожиданно оказался самым честным способом высказаться о времени и о себе. «Ну как можно не уважать Кендрика Ламара, который получил Пулитцеровскую премию? Это поэзия очень высокого уровня. Недавно мы с ребятами ездили в Авдеевку и выступали там с Ярмаком – в зале было несколько сотен подростков, и они знали слова каждой его песни. Хип-хоп – очень современная музыка: он для тех, кому важно видеть в искусстве себя».

"Я всегда воспринимал Украину, как 40 миллионов своих потенциальных читателей - это вполне реально"

Я все пытаюсь понять, как сочетаются рок-концерты с писательской работой, и спрашиваю: если сегодня у вас вечеринка, то вы же не встанете завтра в восемь утра, чтобы закончить текст? «Завтра встану, потому что в девять – у нас футбольный матч, — смеется Сергей. И резюмирует: — На самом деле это все один поток, который меня несет, – и концерты, и книги, и песни, и гастроли». Свой график Жадан принципиально составляет сам, у него нет ни агента, ни пресс-секретаря. Тут же открывает ноутбук и показывает: 2020 год расписан до ноября. Каждый месяц в среднем 10–15 выступлений, их география — от Мариуполя до Сиднея.

«Концерты – это огромный кайф, если ты это любишь, если общение с большим количеством людей тебя не вгоняет в стресс. Я не могу долго без гастролей – у меня ломка начинается. Как скоро? Ну месяц – это уже много». Но когда писать, если у тебя 20 выступлений в месяц? Это же нереально. «Да реально! — не мешкая отвечает Сергей. – Я пишу в дороге: в поездах, в самолетах, в аэропортах. В поезде и самолете нет интернета – это прекрасно!» Жадан пишет быстро и говорит, что относится к литературе без пафоса: «Большой разницы в том, как вы работаете над статьей, а я — над романом, нет. Нет никакого таинства, честно». За эту легкость, гибкость, энергичность Сергея обожают студенты – пожалуй, главная аудитория на его творческих встречах вот уже 15 лет.

Я помню начало 2005 года, когда 30-летний Сергей Жадан только выпустил первый роман «Депеш мод». Мне было семнадцать, я поступила на первый курс факультета журналистики Одесского университета. Началась Оранжевая революция – мы ездили в Киев и взахлеб читали Жадана. Студентам-филологам, открывшим для себя новую украинскую литературу, буквально сносило крышу от этих книг. Алкоголь и вечеринки, любовь и романтичные путешествия в плацкарте, подростковые разборки «на районе» – в своем романе Жадан описывал то, что нас окружало. От этих книг веяло жизнью. Но было еще кое-что важное, о чем позже напишут литературоведы. «Депеш мод» показал тогда поколению 17-летних, что украинский литературный язык — живой и современный.

«Я хорошо помню начало нулевых, — подхватывает Жадан. — Тогда появилось поколение русскоговорящих украинцев, которые приняли для себя украиноязычную культуру. И это касалось не только литературы. После фестивалей «Червона рута» подростки в русифицированных городах – Одессе и Харькове, Донецке и Луганске — вдруг начали подпевать «Тартаку», «Океану Ельзи» и ТНМК. Параллельно появился новый язык в литературе. Волна и сейчас не схлынула. Это любопытный феномен, о котором должны писать культурологи: судьба украинской литературы в русскоговорящем обществе. Во многом она зависит от студентов. Они поступают в университет, увлекаются украинской культурой, начинают читать, делятся своими открытиями друг с другом. Потом вырастают – и их сменяет другое поколение. Я привык к тому, что на вечерах ко мне подходят девушки 25 лет и говорят: «А я в детстве вас читала».

В мае у Жадана ожидается еще одна премьера – опера «Вишиваний» в Харькове, к которой он написал либретто. Это совместный украино-австрийский проект, над которым работает отличная команда: авангардный композитор Алла Загайкевич, режиссер Ростислав Держипильский и самый известный в мире дирижер родом из Украины – Оксана Лынив, руководитель оркестра в Граце. Главный герой этой оперы – эрцгерцог Австро-​Венгрии, известный под псевдонимом Василь Вышиваный. Во время Первой мировой войны он был командиром Сечевых стрельцов и одним из претендентов на пост главы Украины, еще сто лет назад говорившим о европейском курсе для Украины. Инициатор и продюсер этой большой постановки – друг Жадана, харьковский бизнесмен и почетный консул Австрии в Харькове Всеволод Кожемяка.

Кожаная куртка, собственность героя, шелковая сорочка, SAINT LAURENT

«Эта опера не о  прошлом. Она о  времени, о  вызове, о  шансе, который тогда выпал Украине. Это тот мостик, который легко перебросить в  современность. Мы сейчас переживаем такой же переломный момент. Важно напомнить о  том историческом опыте, который у  нас есть». Сергей вдохновенно говорит о  премьере, которая станет, по сути, первой современной украинской оперой, и  называет наше время «золотой эрой украинской культуры». «У  нас никогда не было таких возможностей, как сейчас. Можно делать все что хочешь, — нет никакой цензуры. Более того, впервые в  истории у  нас появилось подобие культурной политики — имею в виду такие институции, как Украинский культурный фонд, Украинский институт, Институт книги».

Будущее Украины, уверен Жадан, зависит от нашего умения слушать и  общаться. «Нужно больше говорить, больше открываться друг другу», — утверждает писатель, в  друзьях у  которого бизнесмены и  художники, волонтеры и  музыканты по всему миру. Все его творчество построено на общении — сейчас мы называем такие проекты коллаборациями, но Сергей готовил их, когда это еще не было трендом. В  1990-х он делал интервью со своим харьковским другом и  учителем, художником Борисом Михайловым, выпускал арт-буки с  Александром Ройтбурдом и  Гамлетом Зиньковским, сделал перформанс «Розділові» с  режиссером Ольгой Михайлюк, а  сейчас готовит проект с  Киевским театром драмы и  комедии на левом берегу. В  таких кросс-культурных проектах он видит путь к  объединению страны.

«Наша проблема в  том, что мы живем вроде бы в  одном пространстве, но  в параллельных реальностях. Я  знаю об этом, потому что много езжу — вижу людей, которые меня не читали, потому что вообще мало читают, но зато знают меня как музыканта, и  поэтому пришли. Это круто: фул-контакт с  аудиторией дает возможность ее прощупать. Ты приходишь и  говоришь: мол, я  вообще-то писатель, поэт, хотите послушать? «Ну давай, читай», — отвечают. Ты читаешь, и  в  зависимости от того, что и  как ты прочел, людям становится интересно или нет. У нас арт-среда слишком разобщенная, а  мне все же хочется объединять людей. Я  всегда воспринимал Украину как 40 миллионов своих потенциальных читателей — это вполне реально. Думаете, моя амбиция? Пусть будет так — это не самая плохая амбиция».

*В связи с карантином презентация новых книг Сергея Жадана состоится онлайн. Следите за новостями на странице издательства Meridian Czernowitz в фейсбуке.

Текст: Дарья Слободяник

Фото: Vasilina Vrublevskaya

Стиль: Venya Brykalin

Ассистент стилиста: Vika Filipova

Груминг: Vitalia

интервью · Сергей Жадан ·

Еще в разделе Книги

Популярное