Почему Гаспар Ноэ – один из главных режиссеров нашего времени

27 декабря 2018

Режиссер Гаспар Ноэ построил свою карьеру на изучении границ человеческого опыта. Его фильмы погружают в глубины сверхъестественности, грубости, откровенности. На них иногда трудно смотреть, и всегда трудно забыть. 27 декабря Ноэ исполняется 55 лет – в день рождения режиссера Vogue.ua рассказывает о визуальном в его работах. 

Гаспар Ноэ

Имея всего пять полнометражных фильмов, Гаспар Ноэ зарекомендовал себя как один из самых зрелищных режиссеров. Ноэ всегда знает, как загипнотизировать и взволновать аудиторию. 

Постер к фильму "Один против всех", 1998

Ноэ использует достаточно универсальный кинематографический язык. Как многие художники, в своих фильмах Ноэ обращается к темам жизни, смерти и любви. Режиссер снимает весьма мрачное кино, но оно скорее таким получается из-за его метода работы: жизнь познается через смерть, любовь через ненависть, нежность через насилие. «Один против всех» и «Необратимость» – бенефис агрессии, «Любовь» наполнена эмоциональным насилием, «Вход в пустоту» и вовсе об угасающем сознании, граничащим со смертью.

Кадр из фильма "Эксатз", 2018

Измененное сознание – один из главных приемов режиссера. У его персонажей близкие отношения с разного рода стимуляторами, будь то алкоголь или психотропные вещества. Спутником персонаж Касселя в «Необратимости» является порошок. В начале «Любви» главный герой погружается в воспоминания в наркотической дымке. «Вход в пустоту» и вовсе одна большая галлюцинация. Этот прием нацелен на то, чтобы вызвать чувство «прихода», как от воздействия наркотика. В «Экстазе» , который вышел в этом году, наркотики – это вообще главный сюжетный триггер, который превращает вечеринку в массовый бэд-трип.

Кадр из фильма "Любовь", 2015

Фильмы Гаспар Ноэ откровенные и реалистичные, несмотря на то, что их называют аморальными. Он снимает обо всем, что многие посчитали бы табу. Например, инцест в фильмах «Один против всех» и «Вход в Пустоту». Аборты, убийства, изнасилования, самоубийства, наркомания, проституция – все это есть у Ноэ. Все жестокие и откровенные сцены выглядят скорее как документальные кадры, а не художественное кино.

Кадр из фильма "Экстаз", 2018

Один из самых известных случаев, связанных с реакцией на фильмы Ноэ – это реакция на сцену изнасилования в ленте «Необратимость». Во время первого показа на 55-м Каннском кинофестивале зрители были настолько шокированы, что более двух сотен человек вышли из зала, а некоторые даже жаловались на плохое самочувствие. Первые 30 минут фильма сопровождаются шумом частотой в 28 МГц. Такой звук часто возникает во время землетрясений. Его очень сложно услышать и различить, но эффект от него не самый приятный – он может вызвать рвоту и головокружение. Именно этот прием послужил причиной того, что многие люди покинули сеанс. Некоторые зрители вышли, реагируя так на жестокое изнасилование и садомазохизм, происходящий в ночном гей-клубе. Закрепить впечатление Ноэ решил при помощи ярких вспышек, которые могут вызвать судороги и раздражение глаз. «Моя цель состояла в том, чтобы вы почувствовали, что сошли с ума», – сказал Ноэ в интервью.

Кадр из фильма "Вход в пустоту", 2009

Бенуа Деби — оператор почти всех фильмов Гаспара Ноэ. На его счету все главные картины современного неонуара. В «Необратимости» оператор безостановочно вращается вокруг героев, в «Любви» будто бы стоит за спиной героя, во «Входе в пустоту» то невероятно отдаляется, то снимает в упор. Подобные приемы не остаются не замеченными зрителями. Снятые ним кадры давят и заставляют чувствовать себя неудобно, в буквально смысле. Такого эффекта он достигает благодаря ракурсам, освещению, разным планам и «летающей» камерой. 

Кадр из фильма "Вход в пустоту", 2009

Экран у Гаспара Ноэ всегда пульсирует, вспыхивает. Он умело играет со цветом, который всегда помогает создать режиссеру необходимую атмосферу. Его любимый – красный.

Кадр из фильма "Необратимость", 2002

Нигилизм Ноэ чувствуется и в отношении времени. В фильмах режиссера не существует линейных законов. В «Любви» прошлое и настоящее сливаются в одно целое. «Вход в пустоту» – чередование жизни, смерти и посмертных дел, «Экстаз» тоже начинается с конца, а титры там и вовсе в середине. «Гениальный и невыносимый одновременно» – такую характеристику  дал  «Экстаз» отец Гаспара, художник Луис Фелипе Ноэ. Так можно сказать о всех его фильмах. 

Моника Беллуччи · кино · Венсан Кассель ·

Еще в разделе Кино

Популярное