Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

"Меня обжигают человеческие истории": интервью с Ахтемом Сеитаблаевым

07 ноября 2019

Судя по количеству фильмов, которые снимает и в которых снимается актер и режиссер Ахтем Сеитаблаев, жизнь у него очень насыщенна:  вышедший 7 ноября в прокат фильм Наримана Алиева «Домой», где Сеитаблаев сыграл главную роль, номинирован от Украины на «Оскар», историческая картина «Захар Беркут», срежиссированная Сеитаблаевым, уже покорила украинского зрителя, а еще закончен фильм «Номера» по пьесе Сенцова, в котором Ахтем выступал сорежиссером. Специально для vogue.ua с Ахтемом поговорила Анна Хаецкая. 

Ахтем Сейтаблаев

С Ахтемом Сеитаблаевым мы встречаемся воскресным утром в «Крымском доме» и говорим о его главной роли в ленте «Домой», о том, почему в фильме «Захар Беркут» снимаются голливудские актеры, о работе с Олегом Сенцовым и у кого из украинских дизайнеров он заказывает костюмы.

– Ахтем, фильм «Домой» Наримана Алиева – единственная картина, которая будет представлять Украину на «Оскаре». Почему так получилось и означает ли это, что вы – вне конкуренции?

– Я могу только предположить, что возможно кто-то из коллег не успел подготовить документы, кто-то не успел закончить фильм, кто-то может сознательно не захотел.Хотя на моей памяти впервые, чтобы в Украинский Оскаровский комитет подал заявку всего один фильм. Надеюсь, у этого фильма будет счастливая судьба, и киноакадемики, которые входят в оскаровский пул, а их, по-моему, около 5 тысяч, будут благосклонны к ленте.

– Почему вы захотели сыграть главного героя? Я знаю, что вам изначально предлагали другую роль.

– Да, действительно, я сам попросил дать мне возможность попробоваться на главную роль. По правде говоря, я трижды приходил на пробы и даже брал с собой художника по гриму Аллу Леонову, с которой работал на «Захаре Беркуте»: нужно было, чтобы мой персонаж Мустафа выглядел чуть старше, чем я. Почему захотел сыграть главную роль? Мне очень понравился сценарий. Это крепкая, чувственная, очень близкая мне история. Я крымский татарин, и эта история напомнила мне взаимоотношения с моим отцом. Они не такие драматичные, как в сюжете этого сценария, но параллели все же есть. И то, как из достаточно локальной истории патриархальной крымскотатарской семьи сюжет вырастает в историю любой традиции, любой религиозной конфессии, это история возвращения к себе, к тому самому «домой», которое не только родная семья, но и понимание между родными.

Поэтому у меня не было вариантов не захотеть сыграть в этом фильме главную роль. И спасибо Нариману Алиеву, что доверил мне сделать это.

Анна Хаецкая и Ахтем Сейтаблаев

- Скоро выходит ваш «Захар Беркут», затем – «Конотопская битва», уже готовы «Номера» по Сенцову. Вы вообще когда-нибудь спите?

– Сегодня вот немного спал, да. Но над фильмом «Конотопская битва» еще нужно работать: он прошел два этапа питчинга в «Госкино» и, если все получится, это будет интересное для широкого зрителя кино в жанре политического детектива.

- Такое ощущение, что вы живете под девизом «ни года без фильма».

– Я люблю работать. Мой девиз «alga», что значит «вперед» на крымскотатарском. Недавно в Сумах журналист подарил мне футболку с таким девизом.

- Вы не переживаете, что ваш «Захар Беркут» будут сравнивать с фильмом Леонида Осыки? Тем более, что там украинские актеры снимаются, а у вас – нет.

– Конечно, переживаю. Но я везде и всегда говорю: ну о каком сравнении может идти речь? Леонид Осыка – замечательный, выдающийся украинский режиссер, у которого я много чего для себя почерпнул, его «Захар Беркут» – емкое, содержательное, наполненное метафорами высказывание режиссера с четким гражданским посылом.

Я с большим интересом взялся за экранизацию этого произведения. Конечно, я пересмотрел фильм Леонида Осыки и, конечно, в очередной раз позавидовал ему. У него замечательные артисты в кадре – Кость Степанков, Васыль Сымчич, Антонина Лефтий, Иван Гаврилюк, Иван Мыколайчук, Борислав Брондуков.

Да, в моем фильме главных героев исполняют голливудские актеры, но они, я надеюсь, станут теми, кто будет промоутировать Украину, рассказывать о событиях, которые здесь происходят, о нашей культуре, традициях.

– Сегодня не хватает таких актеров, как Мыколайчук или Брондуков в Украине?

– Их всегда будет не хватать. Таких, как они, не бывает много, но это к счастью. Ведь иначе мы не смогли бы их по достоинству оценить. И замечательно знать, что есть маяки в твоей жизни и профессии, глядя на которые, и сам подтягиваешься.

– Кто из зарубежных актеров задействован в картине?

– Роберт Патрик, Томми Флэнаган, Поппи Дрейтон, Алекс МакНиколл. После прочтения сценария они задавали много вопросов. Это говорит о том, что им не все равно, кого они играют и где снимаются, им важно вникнуть в наши традиции, культуру. Роберт Патрик, признался, что уезжает из Украины с замечательными впечатлениями и эмоциями, от людей, природы, вареников с вишней, а еще больше от того, что во время войны в Украине люди не забывают о культуре и кино.

– С ними легко работать?

– Когда они приходят на площадку, это всегда полное знание текста, совершенное понимание контекста того, что мы сегодня снимаем, четкие вопросы по делу. Это коммуникабельные и любящие свою работу профессионалы. У нас ни разу не возникло проблемы вроде того, что кофе не той температуры принесли. Ребята всегда очень искренние. Это важно, потому что фальшь всегда чувствуется. Кроме зарубежных, в фильме снимаются и замечательные украинские артисты. Это и Виктор Жданов, который в «Киборгах» играл Старого, и Андрей Саенко, который играл Субботу в той же ленте. Но такого количества иностранных актеров я еще не снимал. Это был вызов – непростой, но очень интересный.

Ахтем Сейтаблаев

– Почти все ваши фильмы – это военные драмы с сильными маскулинными героями. Это какое-то продолжение вас или вы считаете немужским делом снимать романтическое кино?

– На самом деле у меня где-то с десяток романтических фильмов, но они телевизионные. Последние годы, начиная, наверное, с 2012-го и с «Хайтармы», мой вектор изменился. Видимо, я так ощущаю время сейчас, резонирую с ним, чувствую необходимость высказаться.

Меня всегда обжигают человеческие истории, в которых есть то, что помогает человеку оставаться человеком в любых ситуациях. И чаще всего это истории о преодолении, жертвенности, любви и достоинстве.

Мне в этом плане достаточно сильно везет. Я в последние годы снимаю только то, что хочу снимать. А комедии я очень люблю на самом деле. Да, вот через несколько дней, если все сложится, сниму трейлер к комедии, которую, собственно говоря, сам придумал. Хочу ее воплотить. Поэтому в какой-то степени вы абсолютно правы: военные драмы – это мое ощущение атмосферы, времени, событий, людей, всего происходящего сейчас.

- Если говорить о «Конотопской битве», то это довольно сложная тема, которой манипулировали в советские времена. Почему вы решили взяться за нее?

– Дело в том, что еще 300 лет назад крымских татар пытались уничтожить под любым предлогом. По той же советской статистике, больше 90% крымскотатарских мужчин старше 17 лет во время Второй мировой войны воевали в рядах советской Красной армии. А в это время советская власть силами НКВД депортировала их детей, родителей, жён. За три дня – с 18 по 21 мая 1944 года – было депортировано около 250 тысяч крымских татар, 90% которых были женщины, старики и дети. И 50% моего народа умерли во время переселения. Когда все это знаешь, то начинаешь задаваться вопросами.

Например, когда читаешь, что под Конотопом, или под Желтыми Водами, или под Берестечком крымский хан в очередной раз предал запорожских казаков, и они проиграли, возникает закономерный вопрос: окей, если предали разок и другой, чего они постоянно ходили к ним за помощью? А может быть, все было не совсем так? Может быть, что-то путают люди? Затем ты начинаешь собирать источники, читать западных историков и приходишь к тому, о чем, собственно говоря, подозревал. Что это – неправда.

И надо говорить о том, что только в одной Конотопской битве за независимость Украины погибло 6 тысяч крымскотатарских всадников. И стоит говорить о том, что это была совместная союзническая защита и Украины, и опосредованно Крымского ханства от московского царя. Да, мы воевали друг с другом. Как, собственно, это происходило во всем мире. Но важно помнить о том, как много было хорошего между нашими народами. И не забывать об этом.

В этом фильме я не столько хочу рассказать историю военной победы, сколько историю о времени тотального недоверия.

Мы, крымские татары, живем на своей земле и хотим жить на своей земле. Поэтому незнание истории не освобождает от ее уроков и последствий. И я считаю своим долгом рассказывать об этом. Но рассказывать не с точки зрения нравоучения, а с точки зрения живой человеческой истории, с точки зрения выбранного жанра и крепко сделанной работы.

- Фильм «Номера» по пьесе Сенцова также уже закончен, насколько я знаю. Было сложно работать с Олегом, учитывая его заключение?

– Сорежиссерство вообще непростая вещь. Но я сознательно пошел на это. Это мой способ сказать Олегу, что он не один. Высказать свою благодарность за его мужество, терпение, за его силу воли. За то, что он с такой честью и с таким достоинством всему миру демонстрирует, что такое настоящий человек, для которого понятия свободы, мужества, достоинства – не пустой звук. И если у меня есть хоть минимальная возможность таким образом протянуть ему руку поддержки, то я, безусловно, сделаю это. Мы с командой изначально уведомили Олега, что он должен быть абсолютно уверен: какие бы ни возникли творческие разногласия – а они совершенно естественно возникают в любой дискуссии, – последнее слово всегда будет за ним.

Анна Хаецкая и Ахтем Сейтаблаев

– Кем вы себя больше чувствуете – актером или режиссером?

– Все же больше режиссером, но мне нравится работать и актером тоже. Просто если работаешь актером и тебе везет – а мне в этом плане везет, и я попадаю на площадки к замечательным режиссерам, – это дарит невообразимое чувство комфорта, потому что ты отвечаешь только за свою часть работы. И поэтому ты радуешься и по-человечески, и профессионально, что участвуешь в хорошем деле, вносишь свою лепту.

– В одном из интервью вы сказали, что нельзя скрывать свою любовь, если есть чувства. У вас так получается в жизни?

– Нет, далеко не всегда получается.

– Что вам важно воспитать в своих детях?

– Открытость к миру, любовь к тому, что делаешь, и профессионализм в том, что создаешь. Хочу, чтобы они считали меня не только отцом, но и другом. Для меня это важно. Хочу научить способности идти вперед, несмотря ни на что, потому что в жизни бывают не только радости. И найти такое занятие в жизни, которое бы очень нравилось, которым бы они занимались с любовью.

– Вы всегда одеты в идеальный костюм. Самостоятельно их выбираете или шьете на заказ?

– Иногда я захожу в магазин Андре Тана, мне нравится и комфортно в одежде, которую он создает и даже снимался для рекламы одной из его коллекций. И там у меня уже много знакомых, они знают, что мне нужно. Иногда прошу Надежду Кудрявцеву пошить мне костюм, она наш художник по костюмам. Я не так часто на самом деле бываю на мероприятиях, требующих надевать костюм. Но когда все-таки бываю, то хочу чувствовать себя комфортно. И спасибо за комплимент.

Анна Хаецкая и Ахтем Сейтаблаев

– Искусство может быть вне политики?

– В принципе, искусства вне политики быть не может, потому что искусство, на мой взгляд, и формирует политику.

Мы же можем назвать кино искусством? Можем. Мы же можем назвать театр искусством? Можем. Но когда, например, телевизионный контент превращается в политический инструментарий и его цель – получение политических дивидендов, то, наверное, это перестает быть искусством. Каждый решает сам для себя.

Я убежден, что искусство не может не быть одной из важных составляющих, формирующих наше мировоззрение. И не только наше, но и общества, и страны в целом. Я убежден: то, чем ребенок с самого детства окружен – мультфильмы, книги, картины, музеи, общение с людьми, которые ему открывают мир, – формирует его будущее. Таким образом, искусство – это практически все, что нас окружает. И это практически все, что нас формирует.

В эпоху тотального присутствия средств массовой информации и интернета в жизни человека тем более важно формировать представления о том, что такие базовые понятия, как свобода, совесть, достоинство, твоя земля, твоя семья, твоя страна, – это и есть ты. И начинается это все с тебя. И что твоя личная свобода заканчивается там, где начинается личная свобода другого человека. И что захотеть забрать себе что-то чужое – это нехорошо.

Поэтому когда я слышу от какого-то артиста или артистки, что искусство вне политики, – это 100% гарантия того, что большую часть своих гонораров они получают как раз в России. И ни к кому из них во двор не прилетал 120-й калибр. И никого они не потеряли на этой войне. И она их никак не задела, никак не обожгла. Они очень комфортно себя чувствуют в этом своем мире, и у них все хорошо. Поэтому для меня фраза «искусство вне политики» – достаточно четкий маркер. Но это лично мое мнение, и я убежден, что имею право так считать.

Фото: Мария Павлюк

Кинопремьера ·

Еще в разделе Кино

Популярное