RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Как сериал «Корона» изменил отношение к королевской семье

15 марта 2020

Три вышедших сезона (и еще два предстоящих), восемь «Эмми» и два королевских скандала – рассказываем, как хит-шоу Netflix повлияло на восприятие монархии миром.

Сериал «Корона» размывал границы между фактами и вымыслом с первого сезона. Хронология была изменена, инциденты приукрашены и личные разговоры переосмыслены, но для создателя шоу Питера Моргана главной целью всегда была эмоциональная достоверность. «Это невероятный объем работы – воссоздать структуру времени, – говорит Роберт Лейси, исторический консультант сериала, который работал с Морганом в 2006 году над фильмом «Королева». – Многие люди любят оспаривать точность событий, но нам важно быть верным духу героев и самой монархии».

Эта стратегия оказалась популярной среди аудитории – более 70 миллионов людей во всем мире наблюдали за королевской сагой с момента ее выхода в эфир в 2016 году – многие из них считают, что завеса наконец-то снята с правящей семьи Британии, к лучшему или к худшему.

Сила и стоицизм

Чувство неловкой близости к монаршим особам пронизывает шоу с его первой сцены, в которой Джаред Харрис, играющий короля Георга VI, кашляет кровью в Букингемском дворце. Его физическая уязвимость и близящаяся смерть от рака легких находятся в центре внимания первых двух эпизодов. Суверен, которого обычно можно увидеть либо на портрете, либо с балкона дворца, превращается в человека, который смертельно болен. «Раньше существовала тенденция посмеиваться над монархией, но Питер показал, что к ней следует относиться серьезно, – говорит Лейси. – Уважение к людям повышается из-за понимания того, насколько сложной может быть их работа».

Сериал гуманизировал Георга VI, вызвал сочувствие и восхищение аудитории, особенно с помощью сцен, в которых он выполняет свои обязанности, несмотря на состояние здоровья. Когда его дочь Элизабет (Клэр Фой) наследует трон в конце второго эпизода, почтение зрителей переходит к ней. Персонаж Фой открыто говорит о давлении, которое наваливается на нее из-за нового статуса: «Вы не думаете, что я бы предпочла вырасти вне центра внимания, вдали от суда, вдали от проверок? Что я бы предпочла более простую жизнь, более счастливую жизнь как жена, мать, обычная англичанка». И тем не менее, ее открытые переживания и боль делают ее достижения более впечатляющими: в течение следующих трех сезонов Фой и ее преемница Оливия Колман демонстрируют непревзойденную стойкость Елизаветы II в политических потрясениях, стихийных бедствиях и конституционных кризисах. Несмотря на то, что рейтинги настоящей королевы были стабильными с 2016 года, шоу укрепило ее позиции в качестве подставного лица.

Переоцененное наследие

Также значительным было влияние «Короны» на молодое поколение, особенно в том, что оно по новому взглянуло на принцессу Маргарет. В первые два сезона харизматическое изображение Ванессы Кирби сестры королевы помогло пересмотреть ее имидж. После того, как современники, такие как Нэнси Митфорд и Сесил Битон, назвали ее «чрезмерно обычной» и «вульгарной», принцесса была изображена на экране как трагическая фигура. Отказавшись от брака с Питером Таунсендом и находясь в тени королевы, она вступает в отношения с Энтони Армстронгом-Джонсом, которые со временем распадаются. Хелена Бонэм Картер в роли Маргарет в третьем сезоне выглядит еще печальнее, раскрывая потерянный потенциал женщины, которая так долго жаждала внимания.

Не менее интригующей была переоценка наследия принца Филиппа. В первом сезоне герцога Эдинбургского (которого играет Мэтт Смит) часто отводят на второй план, а в следующем сезоне он играет выдающуюся роль, вспоминая свое бурное детство. От психического расстройства его матери до смерти его сестры в авиакатастрофе и его формирующих лет в жестокой школе-интернате, «Корона» предлагает более сложный портрет принца.

Недавняя история

Старших членов королевской семьи, подробности жизни которых менее знакомы зрителям, может быть легче интерпретировать как драматических персонажей. Но по мере того, как шоу приближается к современности, становится все сложнее изменить уже существующие истории. Главным бенефициаром третьего сезона стала дочь королевы, принцесса Анна, которую сыграла Эрин Доэрти. Она оказывается совершенно современной королевской особой, которая гуляет по дворцу в сапогах для верховой езды, поет вместе с Дэвидом Боуи в своей машине и даже заводит отношения с Эндрю Паркером Боулзом, будущим мужем Камиллы Шанд (Камилла теперь герцогиня Корнуолла и жена принца Чарльза).

В молодости пресса окрестила Анну «нахмуренной принцессой» из-за ее сдержанных манер, но после того, как сезон вышел на Netflix, ее осыпали комплиментами. The Times назвала ее «самой недооцененной королевской особой», The Telegraph – «иконой стиля», а The Guardian «наиболее приемлемым лицом монархии».

Однако с изображением ее брата принца Чарльза все сложилось не так хорошо. В третьем сезоне Джош О'Коннор наполняет свое выступление пафосом. Его Чарльз ожидает, когда он получит корону и пытается понять значимость своей роли в жизни монархии. Также противоречия вызывают эпизоды, в которых Чарльза ухаживает за Камиллой. Их отношения все еще считают спорными, несмотря на попытку сериала изобразить их как истинную любовь. Для некоторых Чарльз по-прежнему наиболее известен своим браком с Дианой и многолетним романом с Камиллой, скандалом, который разыгрывался на первых полосах газет, в радио и в телевизионных интервью. Как «Корона» может переосмыслить период истории, который уже заложен в популярной культуре? Ответ придет с четвертым сезоном, в котором Эмма Коррин сыграет молодую принцессу Диану.

По материалам vogue.fr

сериалы ·

Еще в разделе Кино

Популярное