RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Что нужно знать о фильме «Мої думки тихі»

25 марта 2020

25 марта интернет-телевидение oll.tv покажет самую яркую украинскую премьеру года – комедию молодого режиссера Антонио Лукича «Мої думки тихі». Еще до карантина vogue.ua встретился с Антонио, чтобы расспросить, как снимали фильм в Закарпатье, какие истории стали основой самых смешных сцен и какую роль в создании ленты сыграла мама режиссера.

Кадр из фильма

«Мої думки тихі» – не просто очень талантливый фильм, это прецедент в украинском кино. Его кассовые сборы составили 10 миллионов гривен, в кинотеатрах картину посмотрело больше 100 тысяч человек – кстати, по просьбам зрителей фильм выходил в прокат дважды. «Мої думки тихі» получил специальную премию жюри на фестивале в Карловых Варах, приз зрительских симпатий на Одесском кинофестивале, а в апреле будет бороться за главную украинскую кинопремию – «Золота дзиґа» – сразу в девяти номинациях.

Режиссер фильма – 28-летний дебютант Антонио, человек с блестящим чувством юмора и внимательным взглядом, очень чувствительный к вибрациям окружающего мира. Действие картины происходит в Закарпатье, откуда родом и сам Лукич: главный герой, звукорежиссер Вадим (его играет Андрей Лидаговский), приезжает домой, чтобы записать на Закарпатье голоса редких животных – на заказ канадской компании по производству видеоигр. Закарпатье Антонио показывает с юмором и любовью, при этом невероятно точно – те из нас, кто был там, улыбнутся, вспомнив ажиотаж в связи с цветением сакур в Ужгороде; узнают в кадре местных таксистов, курящих в салоне старых машин, манеру закарпатцев одеваться и говорить.

Антонио Лукич

В интервью режиссер рассказывает, что, готовясь к съемкам, он вместе с командой отправился в inspiration tour по Закарпатью – и это была одна из лучших идей. «Я тогда столкнулся с очередным сценарным кризисом, а мы как раз выиграли питчинг на Одесском кинофестивале, у нас был небольшой бюджет. Я предложил нашему location-менеджеру Вите Шевченко повезти нас в такой тур по Закарпатью. Мы все любим Закарпатье, там есть чем заняться, вот мы и отправились – с Витей, моим другом Димой Кравченко и Андреем Лидаговским. В общем, четверо крупных парней сели в двухдверную тойоту и поехали. Мы называли нашу машину “пыточная” – это реально невероятно, как мы туда все поместились вместе с высокими Андреем и Димой. Но такой тур – очень удобный режиссерский прием, чтобы получше узнать героев, местность и обогатить сценарную фактуру. Во время экспедиции мы, к слову, побывали на страусиной ферме, где познакомились с животными, которые потом появились в сценарии».

Съемки фильма

Из жизненных наблюдений родилась и завязка фильма. Как-то пару лет назад Антонио встретил на улице своего одногруппника – фрилансера, который подрабатывал тем, что документировал для европейских компаний разные звуки. Один немецкий подрядчик попросил его записать в Украине звуки, которые издают животные, и платил за каждую звуковую дорожку 25 долларов. Парень взял отца и поехал в Черкасскую область охотиться за материалом. Антонио понял, что эта чудаковатая жизненная история – хорошая завязка для будущего фильма.

Съемки фильма

Явное достоинство фильма – сильный и смешной сценарий, построенный по принципу скетчей. На него ушло два года, Антонио говорит: переписывал его раз триста. «Сначала это был просто набор скетчей. Я люблю идти не от общего к целому, а от малого к большому. Это чеховский принцип: когда есть какая-то деталь и она подталкивает тебя к размышлениям о чем-то большем. Так у меня образовалось около сорока сцен, не слишком связанных друг с другом. Будучи фанатом Киры Муратовой, Джима Джармуша, братьев Коэнов и всех возможных маргиналов от кино, я думал, что фильм таким и должен быть. Я верил в идею фильма без интриги, верил, что настоящее большое кино – это кино ни о чем, но которое смотрится очень легко и удерживает внимание зрителя. Неудивительно, что в моем изначальном сценарии чувствовалась разобщенность и раздробленность – у нас было 40 гениальных эпизодов, но из этого не получался фильм. Мы выкинули половину, и все сложилось».

Антонио Лукич на съемках

За полчаса интервью Антонио упоминает с десяток режиссеров и фильмов, которые на него повлияли. Список у выпускника Киевского университета имени Карпенко-Карого широкий – от "Андрея Рублева" Тарковского до блокбастера "Человек-паук". Признаваться в любви к комиксам публично – можно и не стыдно, уверен режиссер. "Человек-паук" – священная для меня история. Это первый фильм, на который я попал в кинотеатр – это был кинотеатр "Ужгород". Мой первый киноопыт – лицо Тоби Магуайра на экране крупным планом. Я не могу его предать", – шутит Антонио.

Кстати, именно сценарий помог режиссеру-дебютанту заполучить в свой фильм Ирму Витовскую – самую востребованную сегодня украинскую актрису. «Я писал сценарий прямо под нее. Обратить внимание на Ирму посоветовала мама. Знаете, обычно люди знакомятся с актерами в театрах, в кино, а я познакомился с Ирмой, увидев ее интервью на «Новом канале». Я смотрел, как она говорит, молчит. Дальше у меня внутри уже просто звучал ее голос. На самом деле идея была очень рискованной, потому что, откажись Ирма сниматься, пришлось бы делать фильм не про маму, а про дедушку, как я планировал изначально. Но все сошлось».

Кадр из фильма. На фото Ирма Витовская и Андрей Лидаговский

Ирме Витовской за роль хочется дать «Оскар» или, как минимум, «Золоту дзиґу». Ее героине веришь безоговорочно. Немалую роль в этом сыграл и образ, над которым работала художница по костюмам Ася Сутягина. Героиня Ирмы – среднестатистическая украинская женщина слегка за сорок: красивая, соблазнительная, живая, любящая эффектные вещи, но при этом экономная и хозяйственная. «У Ирмы есть конкретные маркеры того, кто она. У нее потертая сумка, ее пижама – старый спортивный костюм сына. Она донашивает вещи за своим ребенком, то есть определенно экономит.  При этом, когда на обед приходят родственники, мы видим, что у нее роскошное застолье. Она из тех людей, кто в бедных стенах может позволить себе богатый стол. Мы с командой на съемке для этой эклектики даже придумали кодовые слова, например, застолье обозначали как «средиземноморская кухня на советских тарелках». Время, в котором мы живем, – воплощенный постмодернизм».

Команда фильма

Антонио говорит: задолго до съемок фильма, поняв, что это будет история об отношениях матери и сына, он сел и записал все плохое, что когда-либо говорил своей маме. Вышло семнадцать листов. Вероятно, поэтому диалоги главного героя с мамой такие реалистичные. «Режиссер снимает о себе. Раньше главным был принцип “я в мире”, сейчас – принцип “мир во мне”. Нас учили снимать о том, что мы хорошо знаем, и, к счастью, моя семья подарила мне достаточно много историй, которые я еще долго могу переосмысливать – лет двадцать, а может, и тридцать. Да, в этом фильме немало моих когда-то в сердцах высказанных слов маме. Но, конечно, они додуманные, дофантазированные. Для меня один из самых автобиографичных режиссеров – это Дэвид Линч, но мы же не станем утверждать, что в его жизни существовал маньяк с респиратором, который утилизировал женщин… Такого факта не было, но психологически это очень личная история для него. Так же, как и “Голова-ластик” – один из самых страшных фильмов в истории, о страхе перед отцовством. У Линча тогда родилась дочка, но это ведь не в буквальном смысле фильм о ней. Так и мое кино – автобиографично, но ни в коем случае не душевный эксгибиционизм. Я ненавижу, когда режиссер вываливает зрителю все свои секреты».

Текст: Дарья Слободяник

Кинопремьера ·

Еще в разделе Кино

Популярное