RU UA

Журнал VOGUE

Подписаться
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь

Код да Винчи: что нужно знать об NFT-революции в искусстве

31 июля 2021

Что нужно знать о невзаимозаменяемых токенах и оправдана ли NFT-революция в цифровом искусстве

История с невероятной шумихой вокруг NFT (невзаимозаменяемые токены), которую мы наблюдаем на протяжении последних полутора лет, — хрестоматийный пример того, как работают масс- и социальные медиа, а также громкие заголовки о рекордах для продвижения чего бы то ни было. И наглядная иллюстрация к тому, насколько в нашем капиталистическом мире цена заменила понятие ценности. Тем не менее NFT уже «легализован» главными аукционными домами, большими именами цифровых и нецифровых художников, и кажется, что мы от него никуда не денемся. По крайней мере, до того момента, пока не изобретут что-нибудь новенькое, более совершенное.

Прежде чем погрузиться в пучину цифровых технологий, стремительно вторгающихся в арт-мир, стоит кратко и максимально просто объяснить основные понятия. Невзаимозаменяемые токены, или NFT, появились впервые еще в 2010-х, но широкую известность получили всего пару лет назад, когда их стали применять для верификации цифровых произведений искусства (то есть, по сути, использовать как сертификат подлинности). Невзаимозаменяемые они потому, что содержат в себе уникальную информацию об авторе произведения, владельцах, а также ссылку на размещение подтверждаемой с помощью этого NFT художественной работы (облачное хранилище, адрес в сети Internet).

Grimes. Rokoko Monolith. 2020

Лет пять-шесть назад NFT в искусстве пытались использовать в лоб — чтобы записать в блокчейне информацию о владельцах художественных произведений, существующих в физическом пространстве, и тем самым сделать арт-мир прозрачным, ведь имена автора и собственников, вписанные в блокчейн, с одной стороны, невозможно удалить (только добавить), а с другой — они могут быть видны любому. В этой связи не обошлось и без комичных ситуаций: поскольку идея о вышестоящих контролирующих органах противоречит самой сути блокчейна, то, в отсутствие «проверяющего» вносимой информации, один ловкий художник приписал себе авторство «Моны Лизы» да Винчи. Понятно, что все только посмеиваются над ним, но эта, пусть и придуманная, связь с «Моной Лизой» останется записанной в блокчейн навечно.

NFT, появились впервые еще в 2010-х, но широкую известность получили всего пару лет назад, когда их стали применять для верификации цифровых произведений искусства

Еще одной областью применения NFT стала покупка физических произведений искусства вскладчину с целью инвестиции («долевое владение»). С помощью компьютерных алгоритмов, похожих на те, что применяются на Уолл-стрит, рассчитывались максимально привлекательные для покупки и дальнейшей перепродажи картины Пикассо, Моне, Уорхола и других востребованных художников. Затем работы делили на несколько тысяч фрагментов, каждый из которых можно было купить и получить цифровой сертификат — NFT. При продаже такого произведения каждый из соинвесторов имел право на свою часть, пропорциональную сделанным вложениям. Но мода на подобное долевое владение физическими предметами искусства, кажется, уже прошла.

По-настоящему продуктивным оказалось применение NFT не к физическим, а цифровым произведениям искусства. Многие цифровые художники, создававшие цифровые же изображения, gif-анимацию, видео, компьютерные игры, программы виртуальной и дополненной реальности, не могли монетизировать свое искусство, оно фактически находилось в андерграунде. Так как часть их работ свободно циркулировала в сети Internet, большинство коллекционеров не считали их сколько-нибудь ценными. Скачал себе на компьютер или на телефон, и никто никогда не узнает, где оригинал, — вот что они думали. NFT дали возможность не только закреплять интеллектуальные права за художниками, но и указывать текущего владельца; позволили выпускать тиражные работы; а благодаря смарт-контрактам также наделили художников правом на процент в случае перепродажи работы. Для передачи NFT у продавца и покупателя должен быть цифровой кошелек, принимающий токены, выпущенные на основе той или иной криптовалюты (самая популярная — Ethereum).

Beeple. Everydays: The First 5000 Days. Коллаж. 2021

Главный пример грандиозного успеха в области монетизации цифровых произведений искусства с помощью NFT принадлежит Майку Винкельманну, больше известному под псевдонимом Beeple. Если пять-семь лет назад свои цифровые работы он продавал по одному доллару, то 11 марта этого года стал одним из самых дорогих ныне живущих художников, произведения которых были проданы на аукционе. Впереди него — могли бы мы подумать об этом еще год назад? — только Джефф Кунс и Дэвид Хокни. Шедевр Винкельманна — Everydays: The First 5000 Days, — ушедший на Christie’s за $69,3 млн, состоит из пяти тысяч работ, соединенных в одно масштабное цифровое полотно, их он создавал 13 лет, с 2007 года. Интересный факт: в аукционе участвовали 11 коллекционеров, а за финальными минутами онлайн-торгов следили 22 млн человек.

Когда мы говорим о цифровых коллекционерах и тех суммах, за которые цифровые произведения уходят на аукционах, следует сразу оговориться. Во-первых, для продажи работы Beeple Christie’s впервые решил принимать в качестве оплаты криптовалюту (но комиссию аукционного дома нужно было оплатить в реальных деньгах), а во-вторых, большинство участников — это пионеры криптоинвестиций, те, кто сделал свои миллионы и миллиарды на том, что вошел в этот рынок в самом начале. Большинству из них совершенно не близко физическое искусство, большая часть их жизни проходит в компьютере и телефоне. Зато любой виртуальный мир — их идеальная стихия. Чтобы привлечь к ней внимание и показать всем ее значимость (ну и конечно, помериться влиянием между собой, вписать себя в историю), они готовы тратить когда-то легко заработанные биткоины и эфириумы на эфемерные предметы искусства.

Благодаря таким ценителям различные криптоплощадки стали настоящим местом силы для творческих личностей с большим количеством подписчиков. Еще один характерный пример: в начале марта канадская певица Grimes продала свои цифровые работы WarNymph Collection Vol. 1 — то есть, по сути, превью нового альбома, совмещенные с клипом, — на Nifty Gateways суммарно на $5,8 млн. Для этого ей понадобился один пост в Twitter (аудитория 1,1 млн) и 20 минут. Уникальное видео Death of the Old с летающими под песню Grimes ангелами было продано за $389 тыс. и стало самым дорогим лотом аукциона.

Grimes. Rokoko Monolith. 2020

Говоря о рекордных продажах NFT, стоит вспомнить и про СryptoPunks: 10 тыс. восьмибитных изображений этих персонажей несколько лет назад были розданы бесплатно, а теперь самые редкие из них продаются за миллионы долларов («доступные» оценены в $40—50 тыс.). Так, в середине июня на торгах NFT «Natively Digital», организованных Sotheby’s, CryptoPunk #7523 (он же Alien в ковидной маске) продан за $11,7 млн. Если СryptoPunks и CryptoKitties (просто погуглите, «криптокошки» могут еще и скрещиваться, давая редкие виды, которые уходят за сотни тысяч долларов) — это культовый продукт цифрового мира и геймерской индустрии, а Beeple — еще и социальных медиа (платформа Nifty Gateway, которая начинала его раскручивать, работает только со звездами; у Beeple больше 2,2 млн подписчиков в Instagram), то сейчас и аукционные дома находят все новые способы монетизации практически чего угодно, к чему можно притянуть некий культовый статус.

30 июня на Sotheby’s за 5,4 млн был продан NFT, состоящий из исторического программного кода Всемирной паутины

30 июня на Sotheby’s, к примеру, за 5,4 млн был продан NFT, состоящий из исторического программного кода Всемирной паутины. По сути, это файлы, с которых благодаря сэру Тимоти Бернерсу-Ли началась история Internet: они содержат код, состоящий из около 9,5 тыс. строк, в них сэр Бернерс-Ли использовал изобретенные им три языка и протоколы, на которых до сих пор основывается работа Всемирной паутины, — HTML, HTTP и URI (унифицированные идентификаторы ресурсов), а также исходные HTML-документы с инструкцией для первых пользователей сети.

Urs Fischer. Cерия CHAOS. 2020—2021

Войти в историю с NFT пытаются и известные художники, которые прежде всего знамениты своими физическими работами. Среди них Дэмиен Херст, Такаси Мураками, молодая звезда современной масштабной живописи Эйвери Сингер, использующая в качестве скетчбука программы 3D-моделирования. А также Урс Фишер, сделавший серию ироничных цифровых скульптур Chaos, к каждой из которых был выпущен NFT. Для нее он отсканировал тысячу различных бытовых объектов — от кофейной чашки, зажигалки, скрипки до пельменя и зубных протезов — и соединил их попарно.

Urs Fischer. Cерия CHAOS. 2020—2021

Есть и «гиперскульптура» под номером 501, объединившая все эти объекты. Первая скульптура c NFT в виде перетекающих друг в друга яйца и зажигалки ушла за $98 тыс. на нишевом аукционе Fair Warning, который основал бывший вице-президент Christie’s Лоик Гузер. Примечательно, что купил ее известный коллекционер и поклонник творчества Фишера греческий миллиардер Дакис Жоанну. Сейчас она выставлена на экране в его арт-пространстве на острове Гидра прямо над ренессансной деревянной скульптурой молодого Иисуса. Ранее в покупках NFT Жоанну замечен не был.  

Urs Fischer. Cерия CHAOS. 2020—2021

Помимо цифровых художников, выгоду от распространения NFT получили и художники, работающие с видео, которые хранят и продают свои работы на цифровых носителях. Если раньше нужно было перепаивать платы USB-накопителей или Mac mini, чтобы защитить произведение искусства от пиратского копирования, то теперь можно просто отправить NFT из одного цифрового кошелька в другой. Именно он и будет тем своеобразным ключом, который даст доступ к видеоработе для ее воспроизведения (храниться при этом она может на сервере художника или в любом другом хорошо защищенном месте).

Но не все в истории с NFТ так гладко, как хотелось бы. Процесс выпуска NFT называется «минтингом». Большая часть цифровых сертификатов «минтится» на базе Ethereum, что автоматически означает огромное потребление энергии для подтверждения транзакции и, как следствие, выделение огромного же тепла на серверах по всему миру. Это чрезвычайно энергозатратный процесс, характер которого должен вызывать сомнения у прогрессивного поколения Z. Любые художники, прибегающие к выпуску NFT, тут же становятся врагами экологов. Решение здесь одно: найти более простой способ верификации в блокчейне, который будет задействовать меньше энергии.  

Pak. Fungible Open Edition, Single Cube. 2021

Ну и еще одна ложка дегтя — обратная сторона рекордов. Пока самые медийные и раскрученные цифровые художники зарабатывают миллионы (таких все же единицы), другие, мечтающие взлететь столь же высоко, множат свои бессмысленные работы с NFT. Выпуск каждого токена обходится примерно в $100—120. По последним исследованиям криптоэнтузиаста и арт-дилера Кенни Шактера, средняя стоимость продажи одного произведения цифрового искусства на популярных криптоплатформах составляет около $120, то есть уходят они почти по себестоимости.  

Тем не менее цифровые сертификаты пришли в нашу жизнь и арт-мир надолго. Остается только дождаться, когда они станут по-настоящему передовыми — то есть прежде всего экологичными, как этого и требует время.

Текст: Александр Щуренков

Еще в разделе Арт

Популярное